курс цб на 25.09:
57.6527
69.0737

«Карты останутся. Надолго. А биометрию надо развивать». Эксперты PLUSworld.ru о перспективах анонсированной Сбербанком голосовой авторизации

27 мая 2016 12:02 Количество просмотров113 просмотров

Несмотря на то, что высказывание главы Сбербанка было истолковано рядом ресурсов и изданий достаточно вольно, портал PLUSworld.ru задался вопросом: могут ли сегодня всерьез рассматриваться биометрические технологии в качестве самостоятельного метода идентификации клиента, которые позволит отказаться от привычных в банковской среде ID-средств?

Во-первых, мы рады то, что в лице Германа Грефа на российском банковском рынке присутствует столь деятельный профессионал с огромным ресурсом в виде как крупнейшего розничного банка РФ с его огромным кадровым, техническим и финансовым потенциалом, так и колоссальной поддержки со стороны руководства страны. Во-вторых, не менее отрадно, что Г. Греф и созданная им команда в последние годы стали уделять особое внимание практически всем разумным инициативам, которые могут сыграть в пользу индустрии, экономики в целом и, в конечном итоге, российского населения. И, наконец, в-третьих, современный финтех, скорее всего, может обеспечить серьезные преимущества на отдельных, нишевых, направлениях банкинга и платежной сферы. Именно поэтому руководство Сбербанка сегодня просто не может не обращать на него внимания. 

Однако в данном конкретном случае, ознакомившись с достаточно вольными интерпретациями слов Г. Грефа, в прессе, приходится вспомнить известное изречение: «Платон мне друг, но истина дороже!». Итак, прислушаемся, как комментируют ситуацию наши внешние эксперты.

Признанный российской индустрией эксперт (пожелавший выступить инкогнито):

«Говоря о современных платежных средствах, нельзя отрицать, что рано или поздно все они, конечно же, отомрут. Здесь не остается никаких сомнений, однако на их примере стоит продемонстрировать логику и модель появления и становления на рынке конкретных форм-факторов в роли платежных инструментов. Начнем с того, что карточный чип рынок впервые увидел в 1988 году, но самые оптимистичные прогнозы относительно перехода большинства развитых стран на смарт-карты относятся только к 2018 году, то есть через 30 лет после появления данной технологии. На этом фоне успехи в данном направлении России и Китая можно отчасти объяснить тем, что им посчастливилось вступить в эру современного розничного банкинга и платежей несколько позже, чем большинству развитых стран, и они сразу смогли приступить к внедрению самых передовых на тот момент технологий.

biometrics.jpg

Что же касается биометрических идентификационных технологий, о которых совершенно справедливо говорит Г. Греф – идентификация по отпечатку пальца, радужной оболочке глаза, форме уха, голосу, рисунку капилляров и вен на ладони и даже в рамках экспресс-анализа ДНК, то здесь Россия находится сегодня на стартовой позиции вместе со всеми другими странами. Иными словами, ситуация с биометрией совершенно иная, чем с чиповыми технологиями – никаких готовых апробированных наработок, которые можно было бы позаимствовать, пока ни у кого нет. Поэтому на развитие этого направления вплоть до его промышленного внедрения нам придется потратить скорее всего столько же времени (возможно даже десятилетий), сколько и другим развитым странам, ни больше ни меньше. Особенно с учетом того, что здесь должна быть задействована инфраструктура, служащая для приема платежных средств, обмена данными, обеспечения диалога между плательщиком и получателем платежа.

На этом фоне следует всячески приветствовать инициативу Г. Грефа за счет внутренних финансовых резервов Сбербанка тестировать новые технологии, внедрять их, нарабатывать положительный и отрицательный опыт и т. д. Однако, если мы при этом хотим оставаться реалистами, нужно понимать, что, скорее всего, быстрее чем за годы (возможно, за те же 30 лет или несколько меньший срок) инфраструктура, обеспечивающая коммуникацию между населением и оператором платежных услуг, принципиально измениться не сможет.

Таким образом, можно считать, что Сбербанк намерен развивать направление биометрической идентификации в рамках расходов на R&D (а также, нельзя исключать, с подключением статьи расходов, аналогичной помощи учебным и научным заведениям, спонсированию Олимпиад и т. д.). Если же пойти в сравнениях еще дальше, то можно даже провести аналогию с Луи Пастером, ставившим на себе уникальные эксперименты для последующего блага всего человечества.

Очевидно, что те банки, которые не располагают финансовыми ресурсами для преследования столь масштабных целей, вынуждены терпеливо ждать, пока ведущие международные платежные системы, включая, конечно же, UnionPay, а также планирующую выйти на международный рынок НСПК, примут ту или иную технологию в качестве глобального стандарта.

К сожалению, вместо того чтобы анонсировать это стремление Сбербанка к инновациям как реальную и серьезную помощь финтеху и не только в развитии самых передовых технологий будущего, СМИ поспешили преподнести его широкой публике как сенсацию о якобы грядущей «смерти» пластиковых карт. Такое утверждение своей безапелляционностью напоминает заявление героя фильма «Москва слезам не верит» о том, что через 20 лет будет «только одно телевидение». Тем более, что пример той же UnionPay, выпустившей уже более 4 млрд карт, свидетельствует о том, что инновационность далеко не всегда связана с полным отказом от традиционных технологий. Например, китайские коллеги, известные своим прагматизмом, решают вопросы безопасности на фоне столь фантастических масштабов эмиссии весьма просто, в частности, они в 1,5 раза увеличили длину значения ПИН-кода, с 4 до 6 цифр».

Андрей Пластунов, исследователь безопасности, Digital Security:

«Сложно говорить о 99,9%-ной точности при распознавании речи или «картинки», отображающей лицо клиента или иной биометрический объект, поскольку существует целый ряд факторов, влияющих на конечный результат использования таких методов.

Interpol-biometric-1.jpg

Во-первых, это особенности окружающей среды (акустический фон улицы, и торговых центров, создающий помехи для распознавания речи клиента, или искажения изображений дешевыми камерами в случае «картинки»), в результате воздействия которых реальный пользователь биометрической системы не сможет авторизоваться.

Во-вторых, это факторы, связанные с самим пользователем. Так, в случае простуды тембр голоса (да и внешний вид) могут быть значительно изменены, что так же негативно повлияет на результат аутентификации.

Для снижения критичности воздействия таких факторов придется непредумышленно или искусственно занижать точность распознавания системы биометрических данных.

Кроме того, аутентификация на основании одних только голоса и/или «картинки» на сегодняшний день успешно обходится преступниками через «кражу личности»: например, записи голоса на диктофон.

В то же время в пользу внедрения технологии биометрической идентификации можно привести следующие доводы:

1. Она может стать успешной альтернативой методу удаленного подтверждения операций с помощью одного лишь кодового слова или оглашения паспортных данных;

2. Второй тезис вытекает из первого: эффективным представляется использование данной технологии в качестве второго, дополнительного фактора при подтверждении финансовых операций. Это особенно актуально с учетом таких тенденций, как уже упомянутое дополнительное подтверждение операции с помощью паспортных данных или кодового слова (некоторые банки практикуют такой подход при совершении платежей на большие суммы либо из «небезопасных мест»). В связи с этим очевидно, что биометрическая технология в ближайшие годы, скорее всего, будет внедряться банками не как самостоятельное ID-средство, а в качестве дополнительного механизма при многофакторной аутентификации».

Дарья Ермолина, директор по коммуникациям Тинькофф Банка также подтвердила редакции информационного портала PLUSworld.ru тот факт, что на настоящем этапе существующие технологии распознавания голоса используются банком лишь в качестве дополнительного фактора аутентификации:

«Мы в Тинькофф Банке еще с 2014 года пользуемся системой распознавания клиентов по голосу NICE Voice Authentication.
Как это работает? При первом обращении клиента в Тинькофф Банк эта система делает голосовой «слепок» (по аналогии с отпечатком пальцев), при повторном обращении система сверяет «слепок» с голосом звонящего. Успешная идентификация позволяет или сократить количество дополнительных вопросов к клиенту, или вообще обойтись без них. В последнем случае сотрудник Тинькофф Банка сразу обращается к клиенту по имени.
 
NICE Voice Authentication существенно сокращает продолжительность звонков. Это позволяет повышать уровень сервиса, так как клиентам не нужно отвечать на однотипные вопросы при каждом звонке в банк (что особенно важно, если у клиента какая-то экстренная ситуация или клиент находится за границей), и эффективность работы службы поддержки, поскольку операторы сразу переходят к решению вопроса клиента.
 
Голос относится к уникальным характеристикам человека, его нельзя подделать.
В то время как мошенники все чаще узнают личные данные клиента методами социальной инженерии, идентификация по голосу обеспечивает дополнительную безопасность клиентских данных».

Глава департамента безопасности одного из крупнейших российских банков:

«Я согласен с Г. Грефом в том, что карты достаточно «немолодой» способ идентификации, хотя относительно мобильный, поскольку карту потребитель может всегда иметь при себе и пользоваться ей, даже не нося паспорт. В своем время использование данного идентификатора для инициирования платежей было весьма инновационно. Я согласен и с тем, что движение в сторону «облачных» технологий, в мобильных каналов, продаж продуктов и услуг через банковские приложения, торговые площадки и т. д. является сегодня очень популярным трендом во всем мире.

s3.1.jpg

Однако у меня есть определенные сомнения по поводу перспектив глобального распространения именно биометрических технологий, по крайней мере, на нынешнем этапе их развития, о которых поспешили сообщить СМИ, вольно интерпретируя заявления Г. Грефа. При высочайшем уровне достоверности биометрической идентификации любого человека как широко апробированной технологии, практическая реализация этого механизма (подчеркну – именно биометрической идентификации) на уровне массового банковского обслуживания населения до сегодняшнего дня остается достаточно высокорисковой областью с точки зрения возможностей фрода. Даже если такие методы будет приведены к каким-либо единым стандартам, нельзя забывать: скомпрометированную карты можно перевыпустить, а в случае, если будут скомпрометированы какой-либо единый хедж, который содержит в себе биометрические данные определенного параметра (например, рисунок сосудов ладони), перевыпустить такой инструмент в рамках действующего стандарта будет сложно.

Та инициатива, которую обсуждают СМИ, апеллируя к словам Г. Грефа, представляется не только чрезвычайно затратной, но и экономически не оправданной на нынешнем этапе для реализации в масштабах страны, т. к. даже на страновом уровне «эффект масштаба» в этом случае будет недостаточен и не сработает – подобные инициативы необходимо внедрять на глобальном уровне.

Если же Сбербанк действительно захотел бы создать такое решение в рамках своей локальной инфраструктуры, речь шла бы о «замкнутом» продукте с неясной перспективой развития. Ведь такими ресурсами, которыми располагает Сбербанк, другие кредитные организации похвастаться не могут. Стало быть, интеграция с их эквайринговым сетями биометрической технологии Сбербанка ожидать не приходится, не говоря уже о трансграничных транзакциях. США, Япония и часть стран Азии пока массово не освоили даже чип, что тогда говорить о биометрии…

Причем если для продвижения чиповых технологий МПС создали стандарт EMV, который более-менее унифицирован и может использоваться всеми для локальных и трансграничных транзакций, то в отношении стандартизации биометрических идентификаторов ничего подобного пока не наблюдается.

Кроме того, биометрические данные выступают, если быть точными, даже не идентификатором, а в качестве аутентификатора (идентификатором может служить тот же номер мобильного телефона, что гораздо проще и дешевле – требуемый уникальный набор цифр, присвоенный определенному лицу). Использовать же биометрию именно для идентификации – т. е. как основной и единственный фактор – весьма широкий жест, который может свидетельствовать о некой путанице понятий.

Думаю, на нынешнем этапе развития биометрической идентификации ее правильнее рассматривать исключительно как элемент многофакторной аутентификации.

biometric-face-silos-lg.jpg

Важно понимать еще один момент: уход от карт с заменой их биометрическими идентификаторами не означает от ухода от терминальных сетей. Ведь для совершения операции даже с биометрической идентификацией клиенту все равно придется подходить к банкомату или POS- терминалу и совершать какое-то действие. И в плане скорости проведения транзакции карточный чип или палец практически одинаковы – никакого преимущества биометрия здесь не дает.

Другое дело, когда эти терминальные компоненты подменяются «облачными» и происходит миграция на «нетерминальную», «облачную» сеть. Пользователю смартфона действительно уже не нужно подходить ни к каким «столбикам» и автоматам. А в случае с инициативой Г. Грефа (в том виде, в каком ее пытаются донести до нас СМИ), несмотря на курс Сбербанка на диджитал-банкинг, все остается на уровне традиционных физических терминальных сетей, тех же банкоматов, меняется только идентификатор. Тогда чего ради реализовывать данную инновацию?!

И наконец, последний вопрос: кто оплатит весь комплекс работ по миграции на новую идентификационную платформу? Российские банки и торговый ритейл? С экономической точки зрения их сейчас гораздо больше интересует вопрос простого выживания. Российский потребитель? Уровень его благосостояния и так находится под мощнейшим прессингом падения рубля. Не будем забывать и о уже начавшемся в России процессе повышения пенсионного возраста, оптимизации бюджетной сферы, увеличении размеров различных платежей и сервисных тарифов – все это так или иначе находит отражение в первую очередь на кошельке потребителя, который, как известно, платит в итоге за все…»

Подводя итог, нельзя не отметить, что все опрошенные эксперты полностью разделяют уверенность Германа Грефа, что направление биометрической идентификации исключительно важно и перспективно. Однако, по их мнению, начинать заниматься им серьезно нужно явно не с отказа от карт, как это пытаются трактовать. Даже если речь идет о двух-трехлетней перспективе. Без сомнения, карты со временем отомрут сами. Но это будет несколько позднее.

По материалам PLUSworld.ru




В рубриках:
Рынок платежей
Лента новостей
Рынок платежей
Регуляторы ЦБ объявил о начале санации Бинбанка
21 сентября 2017 13:29
Количество просмотров 233 просмотра
Мероприятия Новые разработки на BIS Summit 2017
19 сентября 2017 12:01
Количество просмотров 210 просмотров
Мероприятия II CryptoBazar Pre-ICO Day в Москве
19 сентября 2017 11:01
Количество просмотров 184 просмотра
Банки и МФО Nordea уйдет с российского рынка?
19 сентября 2017 09:31
Количество просмотров 179 просмотров
Регуляторы ЦБ снизил ключевую ставку до 8,5%
15 сентября 2017 13:34
Количество просмотров 351 просмотр