Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

А. Аксаков: “Развитие российского карточного рынка невозможно без совершенствования национального законодательства!”

(Нет голосов)

11.07.2006 Количество просмотров 854 просмотра
ПЛАС: Каковы, на ваш взгляд, современные отличительные черты российского карточного рынка? Какие особенности российской экономики отражаются на степени его развития?

А.Аксаков: Основными негативными факторами, характеризующими сегодня российскую экономику, являются низкий уровень охваченности населения банковскими услугами, общая ориентация экономики на наличность и, как следствие, внушительный объем “серого” рынка. При этом последний факт обусловлен прежде всего высоким налоговым бременем. На этом фоне представляется очевидной необходимость на законодательном уровне предпринимать шаги, которые стимулировали бы вывод доходов из “серой” зоны, повышение прозрачности финансовых операций и параллельно способствовали бы снижению налогового бремени.

Как показывает опыт ряда стран с развитой экономикой, в частности Южной Кореи, грамотное и последовательное развитие индустрии платежных карт способно сократить масштабы “теневой” экономики. На сегодняшний день в РФ эмитировано порядка 50 млн. платежных карт, российский рынок рассматривается ведущими платежными системами в качестве одного из наиболее перспективных, однако при этом большинство обращающихся в России карт используются исключительно в зарплатных схемах. Финансовая неграмотность рядового потребителя, привыкшего иметь дело исключительно с наличными деньгами, недостаток информации со стороны банков, а также опасения карточного мошенничества приводят к тому, что люди стремятся снять денежные средства, депонированные на их счет в банке, в ближайшем банкомате непосредственно в день перечисления заработной платы.

Таким образом, ментальность российских держателей карт является одной из главных причин, препятствующих развитию системы безналичных платежей. Есть причины и другого порядка, связанные с тем, что большинство владельцев торговых точек по-прежнему демонстративно отдают предпочтение наличным. Такая позиция подчас вполне объяснима. В первую очередь это естественная реакция средних и мелких предпринимателей, которые, стремясь к выживанию, хотят таким образом “минимизировать” или совсем уйти от налогообложения и т.п. В результате львиная доля торговых точек не оборудована POS-терминалами и покупателям не предоставляется возможность оплачивать товар по картам. Иными словами, на текущий момент в России, к сожалению, практически отсутствует необходимая инфраструктурная база для массового перехода на платежи по пластиковым картам.

ПЛАС: Ни для кого не секрет, что ряд перечисленных вами проблем обусловлен несовершенством существующего национального законодательства. Принятие каких конкретных мер со стороны государства необходимо, с вашей точки зрения, для стимулирования дальнейшего развития карточного рынка России? На каких направлениях предлагается сделать акцент?

А.Аксаков: Основными необходимыми законодательными мерами в этой области, на мой взгляд, являются стимулирование безналичного оборота в торговых точках и предоставление льгот по налогообложению денежных бонусов, накопленных держателями карт при осуществлении карточных платежей.

Во-первых, региональным властям необходимо дать право обязывать торговые точки с определенным минимальным размером ежемесячного оборота устанавливать POS-терминалы и обеспечивать прием карточных платежей, параллельно вводя льготы для этих торговых точек по налогу на имущество – в части исключения из налоговой базы стоимости POSтерминального оборудования при его учете в качестве основных средств. Так, в качестве меры принудительного характера выступает рассматриваемый в настоящее время Государственной думой РФ законопроект, обязывающий торговые организации с ежемесячным оборотом от 14000 минимальных размеров оплаты труда и более обеспечить прием к оплате платежных карт.

Однако, как уже отмечалось, столь жесткую обязывающую меру необходимо тесно связать с налоговыми льготами, используя “кнут и пряник”. При этом данная законодательная норма должна быть диспозитивной, т. е. позволять региональным властям принимать решения и обязывать местные торговые предприятия к приему карт, исходя из реальных условий и возможностей, имеющихся в конкретном регионе: развитости телекоммуникационной инфраструктуры, технической оснащенности и т.д.

Как показывает практика, наличие в настоящий момент у субъектов РФ права на снижение налоговой ставки для отдельных категорий налогоплательщиков желаемого результата не приносит. Для того чтобы в регионах был поставлен вопрос о предоставлении конкретных льгот, необходим “сигнал” со стороны федерального законодателя, которым и будет являться специальное указание в законе на данную льготу. С этой целью предлагается внести изменение в пункт 1 ст. 284 “Налоговые ставки” Налогового кодекса РФ, регулирующий ставку налога на прибыль. Поправка предлагает предоставление субъектам РФ права понижать ставку налога, подлежащего зачислению в местные бюджеты, на один процентный пункт дополнительно к четырем процентным пунктам, по которым такое право у них уже есть. Эта льгота может быть предоставлена только тем налогоплательщикам – юридическим лицам, которые принимают к оплате банковские карты.

Важно отметить, что предлагаемая редакция закона снимает вопрос о недобросовестном использовании льготы организациями, лишь декларирующими прием платежных карт (т.е. несущими расходы только на приобретение POS-терминалов). Это сделано путем введения формулы определения той части прибыли, к которой применяется дополнительно пониженная ставка налога. Формула предполагает определение удельного веса выручки торгового предприятия, полученной с использованием карточных платежей, в общей сумме его доходов (кроме необлагаемых). Соответственно, размер льготы прямо увязан с интенсивностью карточных платежей.

Вторая часть законодательных мер в области стимулирования развития карточного рынка в России связана со стимулированием самих держателей карт путем предоставления им льгот по налогообложению денежных бонусов, накопленных при осуществлении карточных платежей. Сегодня участие в различных бонусных системах предлагается держателям карт целым рядом отечественных банков-эмитентов. Например, при проведении по карте десяти платежей держателю начисляется некий процент от их совокупной суммы. Мы предлагаем не облагать эту бонусную сумму подоходным налогом. Точная величина необлагаемого налогом денежного бонуса пока окончательно не определена, однако ориентировочная цифра составляет 10 тыс. рублей в год: по информации банков, эта сумма является практически максимально возможной для накопления.

Таким образом, потребитель получает прямой стимул не снимать наличные средства с картсчета, но расплачиваться картой. Исходя из вышесказанного, сформировалось предложение о внесении изменений в главу 23 “Налог на доходы физических лиц” и главу 25 “Налог на прибыль организаций” второй части Налогового кодекса РФ. Согласно данной поправке пункт 1 ст. 217 “Доходы, не подлежащие налогообложению (освобождаемые от налогообложения)” дополняется подпунктом 271 следующего содержания: “доходы в виде премий, полученных в связи с достижением общей суммой расходных операций (кроме получения наличных денежных средств), осуществленных в течение определенного периода времени при помощи одной или нескольких платежных карт, суммы, определенной договором между эмитентом и налогоплательщиком, или применимыми банковскими правилами или правилами эмитента, в пределах 10 процентов от указанной суммы”. Что касается самих кредитных организаций, предоставляющих своим клиентам бонусы, то для них в подпункт 8 пункта 2 ст. 291 “Особенности определения расходов банков”, звучащий сегодня как “расходы по изготовлению и внедрению платежно-расчетных средств (пластиковых карточек, дорожных чеков и иных платежнорасчетных средств)”, вносятся дополнения: “а также расходы на выплату (предоставление) держателям платежных карт премий в связи с достижением общей суммой расходных операций (кроме получения наличных денежных средств), осуществленных в течение определенного периода времени при помощи одной или нескольких платежных карт, суммы, определенной договором между эмитентом и держателем карты (карт), или применимыми банковскими правилами или правилами эмитента, в пределах 10 процентов от указанной суммы”.

Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 января 2007г., но не ранее чем по истечении одного месяца со дня его официального опубликования. Предлагаемые поправки в законодательство мы обсудили с губернаторами десяти регионов. На сегодняшний день они не обладают правом обязывать местные торговые точки к приему карт, но при этом у них есть право предоставлять льготы. Здесь стоит задуматься: возможно, если торговым предприятиям будут предоставлены льготы, организации в полной мере воспользуются данным стимулированием и меры обязывающего характера просто не потребуются.

ПЛАС: Опыт каких стран мира в законодательном стимулировании карточного рынка вам кажется наиболее приемлемым для России?

А. Аксаков: Мною уже упоминался опыт Южной Кореи. В то же время нельзя не отметить, что южнокорейская государственная политика стимулирования карточных платежей, направленная на развитие национальной экономики, регулирование налоговых поступлений и повышение прозрачности финансовых операций, продемонстрировала как положительные результаты в области совершенствования финансового сектора страны, так и отрицательные. Последние были обусловлены отсутствием эффективной работающей системы кредитных бюро, неиспользованием скоринговой оценки при выдаче кредита, в первую очередь потребительского, а также отсутствием у большинства населения кредитных историй.

Так, попытка правительства Южной Кореи стабилизировать экономику страны после финансового кризиса 1997–1998гг. посредством популяризации потребительского кредитования привела в 2002 г. к так называемому кризису системы кредитных карт. С одной стороны, государственная политика, проводимая в области стимулирования карточных платежей, приема кредитных карт торгово-сервисными предприятиями и выдачи кредитов населению, способствовала резкой активизации карточного рынка Южной Кореи. Однако столь стремительное распространение вводимой правительством программы вызвало чрезмерно высокую эмиссию кредитных карт, бесконтрольный характер выдачи кредитов и, как следствие, огромные объемы просроченной задолженности. Потребители брали сразу по нескольку кредитов, выступали одновременно заемщиками и поручителями, что в итоге привело к тому, что объем просроченной задолженности превысил поступления в счет погашения выданных кредитов и составил, по данным международных экспертов, 45% от совокупного кредитного портфеля корейских банков. Опыт Южной Кореи демонстрирует необходимость в создании единой базы данных кредитных историй, позволяющей банкам оценивать кредитоспособность клиентов, в освоении эффективных скоринговых систем, дающих возможность правильно определить способность потребителя к погашению задолженности. Однако эффективное управление кредитными рисками и развитие кредитных бюро возможно лишь при создании специализированного закона о потребительском кредитовании.

На данный момент ситуация в России такова, что банки очень ограничены в вопросах построения индивидуальных взаимоотношений с получателями кредита. Если потенциальным клиентом выполнены все правила банка, банк не имеет права ему отказать. Банк не имеет права в одностороннем порядке расторгнуть договор, даже если он подозревает клиента в отмывании денег, например, при обналичивании даже чрезвычайно крупных денежных сумм банк имеет право только взять комиссию за проведенную операцию, а после ее проведения – направить соответствующее уведомление в компетентные органы.

В связи с этим был подготовлен законопроект, уже отправленный на согласование в ЦБ РФ, в котором излагаются следующие предложения: предоставить банкам право отказывать в открытии счета, а также в одностороннем порядке расторгать договор, если возникает обоснованное подозрение, что держатель будет использовать карточный счет для отмывания денег и других противоправных действий, и блокировать на определенный срок средства на счете, если есть основания полагать, что они могут быть использованы для преступных целей.

ПЛАС: Насколько нам известно, не так давно вы выступили инициатором проекта поправок в Уголовный кодекс РФ, включающих в себя введение уголовной ответственности за использование фальсифицированных платежных карт. Чем обусловлена необходимость такого рода изменений?

А.Аксаков: Действующее российское законодательство, регулирующее борьбу с фальсификацией банковских карт, пока еще далеко от совершенства. Единственной в Уголовном кодексе РФ статьей, защищающей правовую природу и оборот кредитных и расчетных карт в нашей стране, является ст. 187 УК РФ. Однако применение данной статьи осложнено несовершенством ее формулировок, касающихся определения материальной стороны состава преступления.

Часть первая ст. 187 УК РФ предусматривает наказание за “изготовление в целях сбыта или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами”, закрепляя, таким образом, положение, что предметом преступного посягательства являются только поддельные кредитные либо расчетные карты. В связи с этим иные виды составов преступлений, касающиеся подделки платежных карт, например, фальсификация предоплаченных карт, не подпадают под действие данной нормы. Это делает уязвимым защиту иных видов эмитированных карт от преступных действий в части уголовного преследования. Неоднозначна также квалификация общественно опасных деяний, связанных с оплатой товаров или услуг по поддельным картам. В ряде случаев правоохранительные органы квалифицируют действия виновного при оплате товаров или услуг по поддельной кредитной или расчетной карте по ст. 187 УК РФ как ее сбыт. В других аналогичных случаях те же действия квалифицируются как ее использование, что мотивируется тем, что сбыт представляет собой отчуждение карты. Таким образом, ст. 187 УК РФ не может быть применена, поскольку карта была возвращена предъявителю, и факт ее сбыта не имел места.

При этом наказание за использование поддельной карты действующим законодательством не предусмотрено вовсе, хотя раскрыть факт карточного мошенничества наиболее вероятно именно по факту использования. Необходимо также учесть, что пользуются поддельными картами либо сами их изготовители, либо подставные лица, которых в рамках действующей редакции ст. 187 УК РФ сложно привлечь к ответственности ввиду отсутствия доказательств, подтверждающих как цель дальнейшего сбыта карты, так и сам факт ее изготовления. Преступник зачастую избегает наказания, утверждая, что поддельная карта была найдена или куплена.

На этом фоне в апреле 2006г. Госдуме был представлен законопроект “О внесении изменений в ст. 187 Уголовного кодекса Российской Федерации”, согласно которому не только сбыт и изготовление, но и использование поддельных платежных карт наказываются лишением свободы на срок от двух до шести лет со штрафом в размере от 100 тыс. до 300 тыс. руб. Те же действия, совершенные группой лиц по предварительному сговору либо с причинением крупного ущерба, наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере от 100 тыс. до одного миллиона рублей, а при совершении тех же деяний организованной группой либо с причинением ущерба в особо крупном размере срок лишения свободы составит от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового.

Полагаю, данная поправка позволит бороться не только с мошенниками, изготавливающими карты, но и с теми, кто сейчас занимается обналичиванием денег через подставных лиц. Надеюсь, что данные изменения в ст. 187 Уголовного кодекса РФ будут приняты уже осенью нынешнего года.

Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… первые успешные проекты мобильных кошельков развились не на развитых рынках, и задолго до их появления в Европе или США – это были M-PESA в Кении а также Globe GCASH и SMART Money – на Филиппинах.