Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Global Payments: “Будущее – за независимым процессингом!”

(Нет голосов)

11.01.2006 Количество просмотров 1224 просмотра
Минувший год ознаменовался выходом на российский рынок нескольких крупных независимых процессоров. В том числе в августе 2005 г. об открытии своего российского отделения объявила одна из крупнейших в мире независимых процессинговых компаний Global Payments. Это событие стало одним из ее масштабных шагов в направлении экспансии на новые страновые рынки. Так, в сентябре 2005 г. Global Payments приобрела азиатский процессинговый хост HSBC, обслуживающий Гонконг, Индию, Сингапур, Малайзию, Тайвань и другие страны региона. А в октябре прошлого года Global Payments и Home Credit & Finance Bank объявили о совместном учреждении Бюро кредитных историй под брендом Global Payments Credit Services. Об этих инициативах компании и о перспективах независимого процессинга в России в своем интервью корреспонденту журнала “ПЛАС” рассказывает Станислав Цоуфал, Директор Global Payments Russia.

ПЛАС: Вначале несколько слов об истории деятельности и сегодняшних рыночных позициях Global Payments.

С. Цоуфал: На сегодняшний день Global Payments является одним из крупнейших в мире независимых процессоров и имеет 40-летнюю историю. Наши акции котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже (NYSE: GPN), и на сегодняшний день общая капитализация компании составляет около 4 млрд. долл. США. Штабквартира GP расположена в Атланте. Помимо США, Канады и Мексики мы также активны на рынках стран Азии и Европы. В Европе мы обслуживаем операции в Бельгии, Испании, Чехии, Венгрии, Великобритании и других странах. Нашими клиентами являются крупнейшие финансовые институты, телекоммуникационные компании, розничные торговые сети и другие торгово-сервисные предприятия, включая оптовые и розничные Интернеткомпании. Штаб-квартира Global Payments Europe расположена в Праге, и наше российское отделение Global Payments Russia с точки зрения российского законодательства является ее филиалом. Отмечу, что детально ознакомиться с такого рода информацией, а также со всем спектром предлагаемых нами продуктов и услуг участники российского рынка могут на нашем сайте www.globalpaymentsinc. com, в том числе и воспользовавшись его русскоязычной версией. Помимо оказания банкам собственно процессинговых услуг в области электронных платежных систем мы владеем двумя компаниями денежных переводов Dolex и Europhil.

ПЛАС: Выход GP на российский рынок – это результат работы вашей аналитической службы (учитывая уровень капитализации Global Payments, последняя должна быть на высоте)? Или же вы руководствовались при принятии этого решения концепцией так называемого якорного клиента, которым для вас в России является Home Credit & Finance Bank, один из крупнейших участников отечественного рынка потребительского кредитования и эмиссии кредитных карт, процессинговое обслуживание которых осуществляет GP?

С. Цоуфал: И то, и другое. Безусловно, наличие такого клиента, как Home Credit & Finance Bank, существенно повлияло на принятие решения об инвестировании в развитие своей деятельности в России, однако наши аналитические службы тоже серьезно работали над анализом российского рынка.

ПЛАС: И каковы результаты этого анализа, если не секрет?

С. Цоуфал: Главный результат – это возможность нашей сегодняшней беседы с вами. Иными словами, мы уже здесь, в России. Российский рынок и рынок СНГ в целом, безусловно, являются для нас перспективными, хотя на сегодняшний день они имеют свои специфические особенности и отличия даже в сравнении с наиболее близким к России рынком электронных платежных систем Центральной и Восточной Европы, включая страны бывшего социалистического лагеря.

ПЛАС: Специфические особенности – это в первую очередь наличие порядка 60 процессинговых центров в одной лишь Москве?

С. Цоуфал: Не только. По нашему мнению, это еще и огромная доля зарплатных проектов и обращающихся дебетовых карт, определенная неразвитость телекоммуникационной инфраструктуры, особенно в регионах, проблемы на рынке труда (опятьтаки в регионах). Однако самое главное – это то обстоятельство, что большинство владельцев российских банков все еще не начали реально “считать деньги”, т.е. анализировать свои затраты и прибыль. Только этим и можно объяснить наличие отмеченных вами 60 процессинговых центров в Москве. Впрочем, эти банковские процессинги несколько отличаются от процессингового центра в нашем собственном понимании. Хотя мы уверены, что уже очень скоро российские банки все-таки начнут считать свои деньги. Жизнь заставит – кажется, так это звучит по-русски?

ПЛАС: И какие, на ваш взгляд, у жизни найдутся для этого аргументы?

С. Цоуфал: Сложившаяся на российском рынке ситуация в области процессинга имеет объективные и субъективные причины. К объективным причинам относятся все политические и финансовые процессы и, конечно же, российские географические масштабы. То, что произошло, скажем, в Словении или Чехии (я привожу их как самые экономически успешные страны бывшего восточного блока) за 5 лет, в период 1992–1997 гг., просто объективно не могло произойти в стране, территория которой, вероятно, как минимум в 200 раз больше. Кроме того, у российских банков просто не было альтернативы. Кризис 1998 г. все еще свеж в памяти, и все, прямо скажем, опасались инвестировать в Россию.

К субъективным факторам я бы отнес определенную технократичность российского рынка, выражающуюся преимущественно в том, что технократы часто принимают бизнес-решения, последствия которых не вполне обоснованны именно с точки зрения бизнеса и приводят в дальнейшем к огромным убыткам для банков, а также некоторую, на мой взгляд, поспешность в принятии важных стратегических решений, несмотря на замечательную русскую пословицу “семь раз отмерь – один раз отрежь”.

Поэтому, если взять общепринятый в США и Европе анализ себестоимости транзакции и применить его к существующим в России в большом количестве банковским процессинговым центрам, картина выйдет, прямо скажем, настораживающая для акционеров и владельцев банков. Если считать, скажем, себестоимость одной транзакции по карте Visa или MasterCard в настоящем, в нашем понимании, процессинговом центре в Европе или США, то мы придем к условному показателю, равному нескольким центам за одну транзакцию.

В то же время, если посчитать полную себестоимость этой транзакции в среднем российском банке с собственным процессингом, то иногда она может доходить до нескольких долларов США! О какой прибыли тут можно говорить? Весь карточный бизнес при таком подходе изначально становится если не сверхубыточным, то как минимум гораздо менее прибыльным, чем мог бы быть. Все это, конечно, весьма печально. Однако, как нам кажется, переломный момент, когда лица, принимающие решения в российских банках, начинают считать реальные расходы, уже наступил. На этом фоне можно ожидать, что используемые модели построения карточного бизнеса и повышения его эффективности положительным образом изменятся. Уточню, что под полной себестоимостью транзакции мы подразумеваем пока затель, получаемый в результате учета абсолютно всех расходов – лицензии на программное обеспечение, оплата сервисного обслуживания, зарплата персонала, расходы на телекоммуникации, “железо”, помещение, обслуживание, постоянные инвестиции в новые технологии и сервисы, отвлеченное от основного бизнеса время топ-менеджмента банка и т.д. Детального анализа всех этих затрат в большинстве российских банков до последнего времени как раз и не делалось. По нашим оценкам, львиная доля всех процессинговых центров в России является абсолютно неэффективной с экономической точки зрения.

Кроме этого, процессинговый центр в нашем понимании – это не отдел в банке или аффилированная с банком небольшая компания. Мы считаем, что независимый процессор – это, по сути, два процессинговых центра (основной и резервный), c международным аудитом Большой четверки, cо значительными инвестициями в технологию и безопасность и, что хотелось бы подчеркнуть, никаким образом не аффилированный с той или иной единственной кредитно-финансовой организацией. Идеология нашего бизнеса базируется на следующей аксиоме: банковский бизнес – это одно, а процессинг электронных платежных систем – совершенно другое. Для того чтобы есть цыпленка на ужин, вовсе не обязательно иметь в своей квартире маленький курятник. Курицу можно просто купить в магазине, т.е. “проаутсорсить” свой ужин. Банк разрабатывает новые финансовые продукты, обслуживает население, производит расчеты. Независимый процессор предоставляет банку расчетную информацию платежных систем, тем самым минимизируя авансированный капитал и максимизируя банковскую прибыль. Во всяком случае, именно так существует этот бизнес в США и в Европе.

Во всей Европе, например, на полмиллиарда карт приходится не более 70 процессинговых центров – как независимых, так и принадлежащих крупнейшим банкамэмитентам типа британского Barсlays. По оценкам McKinsey, о рентабельности собственного процессинга в банке можно говорить, если среднегодовое количество обслуживаемых транзакций превысило 500 млн. Возможно, только Сбербанк России может приблизиться к этим цифрам в обозримом будущем. До указанной планки аутсорсинг процессинга – единственное экономически эффективное решение. Более того, даже после прохождения полумиллиардной отметки многие западные финансовые институты предпочитают тратить свои ресурсы не на дорогостоящее “железо” и технологии, а на развитие и продвижение новых продуктов и услуг. Профильный бизнес для них – прежде всего. Кроме того, ситуация, когда сейчас, предположим, средний российский банк с объемом эмиссии в 50 тыс. карт процессирует свои карты в другом, более крупном банке, по сути, предоставляя конкуренту (если мы говорим о рознице) данные о своих оборотах, для нас вообще абсолютно непонятна.

Как я уже отметил ранее, такая ситуация имеет определенные объективные причины. Однако и Гагарин, и Калашников – это российские фамилии, и если Россия была первой в космосе и создала лучшее стрелковое оружие ХХ века, то, я думаю, российские банкиры способны правильно посчитать свою собственную прибыль. И этот процесс сегодня уже имеет место. Опять-таки, возвращаясь к западному подходу, хочу заметить, что сегодня уже никто не сомневается в том, что процесс консолидации банковского капитала, т. е. слияний и поглощений, в России пока только начинается. И с точки зрения западного банковского стратегического инвестора, ситуация, когда российский банк имеет собственный процессинговый центр, отнюдь не способствует увеличению капитализации этого банка, а наоборот, отрицательно влияет на его общую стоимость. Имеющиеся на балансе нематериальные активы (лицензия на процессинговый софт) и дорогое “железо” зачастую лишь подчеркивают неэффективность всего этого бизнеса.

ПЛАС: В целом ваше видение ситуации понятно. Однако от стратегических аспектов хотелось бы перейти к тактике. Что конкретно Global Payments Russia удалось сделать с августа 2005 г., появились ли новые клиенты помимо Home Credit & Finance Bank?

С. Цоуфал: В настоящее время мы ведем переговоры с целым рядом крупных российских банков. Но первые 4 месяца у нас ушли в основном на организационные вопросы. Начинали с полного нуля. Первое, что необходимо было сделать, – решить вопросы с персоналом, помещением, размещением нашего телекоммуникационного хоста и “железа”. Сейчас все они решены. Я очень рад и горжусь тем, что сегодня в Global Payments Russia работают замечательные специалисты, широко известные на российском рынке своими блестящими бизнес-результатами: мой первый заместитель Павел Азов, начальник управления развития бизнеса Оксана Гайдаш, начальник операционного управления Людмила Киевская. Мы уже сформированная команда и полностью готовы к пусть трудной, но интересной работе. Кроме этого, мы одновременно решали практически аналогичные проблемы для нашего Бюро кредитных историй Global Payments Credit Services (ранее оно называлось ООО “БКИ Скоринг.ру”). Программное обеспечение для работы Бюро кредитных историй создано ведущими специалистами Global Payments, имеющими огромный опыт разработки подобных приложений, что является гарантией высокого быстродействия и надежной защищенности информации. База клиентов является основным преимуществом GPCS. До вступления в Государственный реестр кредитных историй, согласно законодательству РФ, мы не имеем права принимать информацию, но с момента вступления в реестр у нас появится одна из крупнейших клиентских баз в России. Особенно сильны наши позиции в наиболее высокорисковом сегменте рынка – экспресс-кредитовании. Также хочу отметить, что Home Credit & Finance Bank, который совместно с Global Payments Europe является акционером Бюро, в отличие от других лидеров рынка потребительского кредитования, готов делиться информацией о своих заемщиках, естественно, если банки-клиенты нашего Бюро будут делать то же самое.

ПЛАС: Создание Бюро кредитных историй – это свидетельство того, что Global Payments акцентирует свою деятельность в России прежде всего на развитии рынка кредитных карт?

С. Цоуфал: Здесь наши оценки не расходятся с оценками экспертов рынка, равно как и с прогнозами международных платежных систем. Доля дебетовых продуктов в России будет постепенно уменьшаться за счет роста доли кредитных карт. Разумеется, произойдет это не в самой ближайшей перспективе, но тенденция очевидна. Так было во всем мире, так будет и в России. Поскольку кредитная карта для банка является по определению более прибыльным продуктом, нежели дебетовая. Кроме того, это подчеркивает наш комплексный подход к клиентам: GP – это не только аутсорсинг процессинга и платежные технологии, но и сокращение финансовых рисков для наших клиентов. И этот подход, как свидетельствует наш опыт в других странах, себя полностью оправдывает.

ПЛАС: Итак, ваш прогноз: российские банки начнут тщательнее анализировать свои затраты, кредитные карты будут все более популярны, и это означает, что у независимого процессинга в России есть большие перспективы?

С. Цоуфал: Именно так. И у независимого процессинга в России, и у самого российского рынка всегда были, есть и будут большие перспективы. Абсолютно во всех направлениях. И эти вопросы станут главными темами организованной нами конференции для российских банков – Global Payments Day, которая впервые будет проводиться в Москве 20 апреля 2006 г.

Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… предоплаченные платежные карты возникли как платежный инструмент в середине 1990-х гг., и первыми из них были карты Electronic Benefits Transfer (EBT) в США, на которые заменили ранее выдаваемые нуждающимся бумажные продовольственные сертификаты?