Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Владимир Хавронский: «Как все начиналось…»

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

13.03.2008 Количество просмотров 1466 просмотров

В этом году при информационной поддержке журнала «ПЛАС» увидит свет двухтомник «История банковских карт в России», выпускаемый в рамках литературной серии «Экономическая летопись России». Согласно замыслу автора-составителя книги Олега Никульшина, в интервью героев сохранен их личный взгляд на многие события, что позволяет читателям ознакомиться с самыми разными, иногда противоречивыми, точками зрения на основные вехи истории развития российского рынка банковских карт. В этом номере, продолжая серию публикаций избранных интервью книги, мы предлагаем вниманию наших читателей рассказ Владимира Семеновича Хавронского, возглавлявшего в 1960–1980-е годы Управление неторговых операций Внешторгбанка СССР и Внешэкономбанка СССР, под непосредственным руководством которого были выпущены первые карточки Eurocard в СССР.



Владимир Семенович Хавронский



1957–1961 Бухгалтер, инспектор, эксперт управления иностранных операций Госбанка СССР

1962–1963 Начальник отдела корреспондентских счетов Банка внешней торговли СССР

1963–1972 Начальник управления неторговых операций Банка внешней торговли СССР

1963–1969 Эксперт Международного банка экономического сотрудничества

1972–1988 Начальник управления организации неторговых расчетов Банка внешней торговли СССР

1988–1990 Начальник управления организации неторговых расчетов Внешэкономбанка СССР



История вопроса

 Говоря об истории российской индустрии платежных карт, в том числе и банковских карт, в качестве точки отсчета часто называют 1991 год. Но сейчас мало кто помнит, что задолго до этого момента, еще со времен СССР, на территории России уже существовала инфраструктура приема карт, и даже осуществлялась эмиссия банковских карт.

Возникновение карточной индустрии в СССР было тесно связано с действовавшим в стране порядком обращения иностранной валюты. На территории Советского Союза с 1961 года существовала жесткая государственная валютная монополия. Советские граждане, согласно действовавшему законодательству, не могли совершать на территории страны операции с наличной иностранной валютой, но страна принимала постоянный поток зарубежных туристов, которые нуждались в проведении валютообменных операций для оплаты товаров и услуг на территории СССР. До 1961 года валюту у иностранных граждан покупали некоторые уполномоченные отделения Госбанка СССР. Обменные пункты для иностранных граждан существовали в местах массового сосредоточения последних: в гостиницах, аэропортах, на вокзалах.

В 1961 году, после воссоздания Банка Внешней Торговли СССР (Внешторгбанка СССР), это банковское учреждение стало уполномоченным на проведение всех видов валютных операций торгового и неторгового характера. При этом на Внешторгбанк Госбанком СССР было возложено и методологическое руководство всеми видами операций, связанных с обращением валюты, а также иных платежных инструментов, номинированных в иностранной валюте, на территории СССР.
Подписание соглашения между Внешэкономбанком СССР и Eurocard о начале выпуска карт Eurocard в СССР. От имени ВЭБа СССР договор подписывает В.В.ГеращенкоВстреча сотрудников Внешэкономбанка СССР с представителями Barclays Bank и Visa International в Лондоне

Со временем участником валютных операций стал Госкоминтурист, к ведению которого относились гостиницы и другие предприятия туристической инфраструктуры. В Москве и в Ленинграде, а позже и в других крупных городах в каждой гостинице «Интуриста» были созданы валютообменные пункты Внешторгбанка. В ряде иных городов существовали валютообменные пункты Госбанка СССР.

При этом на Внешторгбанке лежало все методическое обеспечение работы с иностранной валютой и иностранными платежными инструментами. Внутри Внешторгбанка этим вопросом занималось Управление неторговых операций, которое с 1963 года возглавлял я. В 1972 году по моей инициативе это управление было реорганизовано. На базе Управления неторговых операций были созданы объединение валютного обслуживания иностранных граждан и организаций, объединение валютно-банковского обслуживания советских граждан и организаций, также были организованы отдел обменных пунктов и отдел дорожных чеков. Головным управлением этих подразделений стало управление организаций неторговых расчетов.

В обязанности нашего управления входила как организация обращения платежных средств в иностранной валюте на территории СССР, так и методологическое руководство этим процессом. Кроме иностранной валюты, первыми платежными инструментами, с которыми нам пришлось иметь дело, стали дорожные чеки и именные банковские чеки иностранных эмитентов. Иностранные банки были заинтересованы в том, чтобы на территории СССР иностранные граждане также имели возможность использовать дорожные чеки, которые к тому времени были широко распространены по всему миру. Советский Союз также был заинтересован в привлечении валютных ресурсов, и постепенно мы стали заключать соглашения с иностранными банками-корреспондентами о приеме коммерческих и дорожных чеков, номинированных в иностранной валюте. В числе тех, с кем велась тогда работа, были компании Thomas Cook, Midland Bank, Citicorp, American Express, Barclays Bank, Deutsche Bank.

При предъявлении иностранными гражданами к оплате дорожных чеков мы могли оплачивать их сразу, если последние были правильно оформлены, либо, в случае выявления каких-либо несовпадений, принимали их на инкассо и направляли в банк-корреспондент. Аналогично строилась работа и с именными чеками, которые выпускались различными иностранными банками. Если у Внешторгбанка были прямые корреспондентские отношения с банком-эмитентом, то такой чек мог оплачиваться сразу, либо же он принимался на инкассо и отправлялся для оплаты в соответствующий банк. Если же банкэмитент не являлся корреспондентом Внешторгбанка, и у нас не было подписано соглашение о приеме его платежных инструментов, то такой чек также мог приниматься на инкассо, и его оплата осуществлялась через другие иностранные банки, с которыми мы поддерживали корреспондентские отношения. Естественно, при таком механизме работы срок оплаты по чеку мог быть достаточно большим, и для иностранных граждан это было не очень удобным.

В 1960-е годы в Европе появился новый платежный инструмент – Eurocheque, ставший прародителем платежной системы Eurocard. Eurocheque был персонифицированным чеком. Владелец такого чека вместе с чековой книжкой получал контрольную карту, на которой был образец его подписи и которая предъявлялась для его идентификации при оплате чеком за покупки. Связка «чековая книжка – идентификационная карта» обеспечивала более высокую защищенность операциям с чеками и позволила еврочеку получить широкое распространение. Со временем еврочек стал настолько популярным средством оплаты в Европе, что его даже принимали в булочных и такси. Позже такой чек трансформировался в специальный инструмент – Eurocheque Card. А затем уже карта стала работать самостоятельно, как дебетовый карточный продукт.

Общеизвестно, что кредитные карты первоначально появились в Соединенных Штатах Америки. Со временем такие карты стали выпускаться банками, став полноценными кредитными картами в современном понимании. Позже карты перешагнули пределы США, стали обращаться в Европе, где по договоренности с местными банками владельцы американских карт могли совершать покупки и получать наличные средства. Спустя еще некоторое время к выпуску собственных карт приступили и европейские банки. Существование множества различных эмитентов, естественно, приводило к определенной неразберихе. В результате банки, понимая, что залогом широкой распространенности карт может быть только универсальность последних как средства платежа, в начале 1960-х годов стали объединяться в союзы и ассоциации, которые осуществляли эмиссию и прием карт различных эмитентов по общим правилам.

Постепенно эмитенты карт стали проявлять интерес и к Советскому Союзу, который держатели их карточных продуктов часто посещали, естественно, рассчитывая на прием своих карт в качестве платежного средства на территории СССР. Первыми эмитентами, обратившимися с предложением об организации приема своих карточек у нас в стране, стали компании American Express и Diners Club International. Произошло это еще в 1960-х годах. Спустя некоторое время, уже в 1970-х годах, с аналогичным предложением выступили представители Visa International. По поручению Visa переговоры с Внешторгбанком вели представители Barclays Bank, являвшегося принципиальным членом платежной системы.

С начала 1970-х годов Внешторгбанк стал активно контактировать с представителями платежной системы Eurocard, эмитировавшей Eurocheque Card и Eurocard. Благодаря данным инициативам я стал, пожалуй, первым советским человеком, принявшим участие в ежегодном конгрессе Eurocard (тогда он проходил в МонтеКарло). Там я впервые смог вживую ознакомиться с тем, как по-настоящему работают банковские карты и какие удобства они приносят своим держателям и эмитентам. Это было для меня настоящим потрясением. До того времени я просто не представлял, насколько перспективным может быть применение карт. По возвращении в Москву я подготовил большой отчет о конгрессе для правления Внешторгбанка, где изложил свою точку зрения о перспективах развития карт и предложение по организации работы в этом направлении у нас в банке.

Однако мой отчет остался без должного внимания, так как вопросы развития платежных инструментов для руководства Внешторгбанка представлялись тогда совершенно незначимыми, гораздо важнее было найти деньги для того, чтобы «заткнуть» очередную «дыру» в бюджете. В то же время в середине 1970-х годов между Внешторгбанком и Eurocard было заключено соглашение об организации приема Eurocheque, а также соглашение о приеме карт Eurocard на территории СССР.

Важную роль в организации контактов между Внешторгбанком и Eurocard сыграли генеральный директор Eurocard Анн Кобб и Дирк Ла Мейр, отвечавший в Eurocard за контакты с Советским Союзом, а также вице-президент Eurocard Мишель Люка, одновременно возглавлявший правление французского банка Credit Mutuel. Кстати, сотрудники этого банка также оказали существенную помощь Внешторгбанку в организации работы с платежными инструментами.

Работа в 1970–1980гг. с банковскими картами в Советском Союзе строилась следующим образом. Осуществлять выдачу наличных по картам иностранных эмитентов имели право уполномоченные отделения Внешторгбанка, а там, где их не было, – отделения Госбанка СССР. Принимать карты для оплаты товаров и услуг могли магазины Росинвалютторга, более известные под маркой «Березка». Также принимать валюту и платежные карты могли организации, находившиеся в ведении Госкоминтуриста, – некоторые гостиницы, бары, рестораны и т.д. Прием валюты и платежных инструментов организован был также на кораблях, которые совершали зарубежные круизы.

Перечень валют и платежных инструментов в иностранных валютах, которые принимались в указанных организациях, определялся Госбанком СССР и Внешторгбанком СССР. Как уже отмечалось выше, Внешторгбанк вел также всю методологическую работу по организации приема банковских карт, иностранной валюты и других валютных платежных инструментов. На практике эта работа заключалась в подготовке инструкций с описанием платежных инструментов, а также в обучении персонала, который выполнял работу по приему таких платежных инструментов.

В Советском Союзе не было средств электронной авторизации. Для приема банковских карт в торговых точках существовали лимиты, как правило, речь шла о небольших суммах. В том случае, если держатель карты хотел оплатить по карте покупку на сумму, которая превышала установленный лимит, то требовалась авторизация по телефону – представитель торговой точки звонил либо в «Интурист», либо нам, сообщал реквизиты карты, мы связывались по телексу с представителями международных платежных систем и получали от них информацию о возможности проведения платежей по каждой конкретной карте.
В.С.Хавронский с образцом карты Eurocard, выпущенной на имя председателя Внешэкономбанка СССР Юрия Сергеевича Московского

Слипы после проведения операции в торговой точке поступали во Внешторгбанк. Причем в Москву поступали слипы со всей страны из отделений Внешторгбанка, контор Госбанка СССР, а также предприятий торговли. Исключение составлял только Ленинград, где было наше отделение, которое напрямую осуществляло работу с картами. Нужно отметить, что поток иностранных туристов в Ленинград всегда был очень интенсивным, и в многочисленных магазинах Росинвалютторга, гостиницах, ресторанах и барах оборот по карточкам был серьезным. Наше управление регулярно проводило совещания в Ленинграде, на которые выезжал я или мой заместитель, и где мы знакомили специалистов Ленинградского отделения со всеми новинками, связанными с платежными инструментами.

Аппликации-счета (слипы) в торговых точках подписывались в двух экземплярах. После поступления во Внешторгбанк один экземпляр оставался нам, а второй мы отправляли в соответствующий центр обработки транзакций. После поступления средств на счета Внешторгбанка соответствующие суммы зачислялись на счета торговых и сервисных предприятий. Сначала все документы мы отправляли по почте, потом стали использовать и электронные средства связи.

Наиболее удобной для нас оказалась работа с картами Eurocard-MasterCard. Дело в том, что Visa поставила перед нами более жесткие условия для сотрудничества: платежная система требовала проведения автоматизации операций, на что у нас просто не было средств. А с картами Eurocard-MasterCard мы могли работать в ручном режиме. Естественно, для держателей карточек это, может быть, выглядело несколько архаично и приносило им некоторые неудобства. Несмотря на то что Внешторгбанк был единственным учреждением, которое могло осуществлять расчеты в иностранной валюте в СССР, «Интурист» получил официальное разрешение правительства на самостоятельное обслуживание банковских карт. При этом выручка от таких операций должна была оставаться на счетах «Интуриста», открытых во Внешторгбанке. Однако в 1987 году, после серьезных изменений в законодательной базе, при Госкоминтуристе СССР было создано Всесоюзное хозрасчетное внешнеторговое объединение «Интурсервис», которому «Интурист» передал все права по обслуживанию банковских карт. При этом существенно изменилась схема движения валютных средств – средства, полученные по операциям с банковскими картами, уже попадали не на счета во Внешторгбанке, а на счет в финском OKO Bank (Osuuspankkien Keskuspankki Oy). Сами операции также обрабатывались в Финляндии, куда слипы, поступившие в «Интурсервис», доставлялись через проводника поезда, направлявшегося в Хельсинки.

Это в определенной степени было нарушением действовавшего в то время законодательства, так как в то время советские предприятия и организации не могли иметь счета в зарубежных банках. Когда о схеме, по которой работал «Интурсервис», стало известно во Внешторгбанке, я написал им письмо, в котором изложил свою точку зрения, указав, что операции, которыми занимается «Интурсервис», являются незаконными. На какое-то время они, кажется, прекратили такую практику, но позже, если я не ошибаюсь, получили соответствующее специальное разрешение.

В конце 1980-х годов разрешение на работу с картами также получил Сбербанк СССР, который был образован в 1987 году на базе сети гортрудсберкасс Госбанка СССР.

Рождение советской карты

В 1980-х годах у нас в Управлении неторговых операций Внешторгбанка СССР был подготовлен проект по организации широкомасштабного приема банковских карт на территории Советского Союза и выпуска для советских граждан карт международных платежных систем. Этот проект был направлен руководству Внешторгбанка СССР.

Такие карты могли найти своих пользователей даже в условиях государственной валютной монополии. Дело в том, что в Советском Союзе была немногочисленная группа людей, которые получали валютные средства. Во-первых, это были сотрудники посольств, внешнеторговых объединений, которые выезжали за границу и которым наличная валюта выдавалась в виде командировочных и т.д. Были также те, кто получал валюту в виде гонораров или в качестве зарплаты за работу за границей. Наличная валюта на руки им не выдавалась, а зачислялась на валютные счета типа Б и В, открытые во Внешторгбанке. Средства, находившиеся на этих счетах, можно было обменять на чеки Внешпосылторга. На эти чеки в магазинах Внешпосылторга можно было приобрести дефицитные в то время импортные товары. Несмотря на то что число людей, которые выезжали за границу или имели валютные счета во Внешторгбанке, было не так уж велико, обслуживание их операций было затратным и непростым. Приходилось покупать, инкассировать иностранную валюту, печатать и организовывать оборот чеков Внешпосылторга. Все эти операции, по моему замыслу, можно было оптимизировать за счет внедрения банковских карт международных платежных систем.

Однако данные идеи не воспринимались руководством Внешторгбанка: как я уже отмечал, на фоне масштабов операций, которыми занимался банк, они выглядели недостаточно серьезными. Помню, что сразу после возвращения с конгресса в Монте-Карло и потом, в течение долгого времени, я писал в Правление банка докладные записки о перспективах внедрения платежных карт, на что мне однажды сказал один из руководителей Внешторгбанка: «Бросьте вы, Владимир Семенович, писать свои записки!» Помню, я тогда ему возразил: «Но ведь платежные карты – это деньги завтрашнего дня!» Ситуация еще осложнялась тем, что введение новых платежных средств на территории СССР необходимо было согласовывать с ЦК КПСС и Министерством финансов. Мы однажды обратились туда с предложением выпустить чеки Внешторгбанка СССР со свободной конверсией, которые могли бы широко приниматься за рубежом. Тогда это предложение жестко раскритиковали, и на некоторое время ввод этого нового и перспективного финансового инструмента был отложен.

Да о каких картах международных систем тогда могла идти речь, если даже для выезда на конгресс платежных систем мне, начальнику Управления неторговых операций Внешторгбанка СССР, нужно было писать докладную записку Председателю Правления банка. Вопрос о поездке рассматривался на правлении, после чего следовало обращение в ЦК КПСС, и если там давали разрешение, то только после этого начиналось оформление загранпаспорта. А сколько важных для установления деловых контактов мероприятий было пропущено только по причине сложности оформления документов для поездки! Во второй половине 1980-х произошло два важных события, которые сделали, наконец-то, возможным выпуск карт международных платежных систем в Советском Союзе.

В тот момент стали меняться правила валютного регулирования, и у советских граждан и организаций появились возможности использовать платежные инструменты в иностранной валюте: дорожные чеки и карточки для оплаты товаров и услуг во время пребывания за границей. Вторым событием стал приход во Внешторгбанк на должность первого заместителя председателя правления Виктора Владимировича Геращенко. До этого, как я уже отмечал, даже внутри Внешторгбанка идея выпуска карточек не встречала одобрения. Геращенко, который имел большой опыт работы за рубежом, очень хорошо знал состояние банковской системы на Западе и правильно оценивал перспективы различных платежных инструментов, поддержал мой энтузиазм по выпуску карточек для советских граждан. Когда он принимал дела, я рассказал ему, что Eurocard готов был оказать помощь в выпуске карт. Он ознакомился с проектом соглашения и сказал: «Я – за. Пусть приезжают».

Для выпуска карты нужно было еще получить разрешение Министерства финансов СССР и в ЦК КПСС. Помню, как заместитель Бориса Ивановича Гостева, который в то время был зав. экономическим отдела ЦК (к сожалению, в памяти не сохранилось его имя), тогда с нами ругался: «Вы это нам что, инфляцию собираетесь устроить!» И это при том, что карты мы предлагали выпускать только при полном обеспечении платежа, под те средства, которые были на текущем валютном счету держателя карты. Но в конце концов согласие и Минфина, и ЦК было получено. Также удалось достаточно легко согласовать наши действия с Валютным управлением Госбанка СССР.
Образец первой советской карты Eurocard

После согласия Геращенко я сразу дал телеграмму в Eurocard о готовности к подписанию соглашения. Visa и Eurocard продемонстрировали достаточно жесткую конкуренцию друг с другом в вопросе выпуска карт на территории Советского Союза. В 1988 году, накануне XXIV летних Олимпийских игр, проходивших в Сеуле, Внешторгбанк посетила делегация Visa Int. с предложением выпустить для участников российской делегации банковские карты Visa. Дело в том, что платежная система являлась партнером Олимпийских игр, и практика выпуска карт с логотипом Visa для участников Олимпиады широко использовалась во многих странах. Но в России выпустить Олимпийские карты Visa в 1988 году не удалось. Предполагалось, что во Внешторгбанке держателям карт будут открыты текущие валютные счета, на которые Госкомспорт станет перечислять командировочные. Но ради проведения единичной операции с выпуском карт решили не связываться, хотя как таковые карты были изготовлены, но не розданы.

Также серьезным препятствием для выпуска карт тогда послужило возникшее у представителей Госкомспорта мнение о том, что карты – это возможность безлимитного расходования валютных средств.

В результате первыми настоящими платежными картами с действующими счетами стали карты, выпущенные после подписания соглашения между Внешторгбанком и платежной системой Eurocard. Из Франции нам бесплатно привезли тогда несколько карт, большую часть из которых мы отдали в Политбюро. Эти карты носили, скорее, сувенирный характер, так как под них не были открыты счета в банке.

Для сотрудников банка в самом начале также было выпущено несколько карт, в частности, на имя Юрия Сергеевича Московского, председателя Правления Внешэкономбанка (так после переименования в 1988 году стал называться Банк Внешней Торговли СССР), первого зам. председателя Правления Виктора Владимировича Геращенко, а также на мое имя. Но, насколько я знаю, эти карты также остались своеобразным сувениром, так как их держатели на практике ими не пользовались.

Действительно работающими картами стали те, которые мы выпускали для сотрудников посольств, а также для других лиц, которые по роду своей деятельности часто выезжали за границу. Всего до 1990 года мы выпустили около 800 карт категории Gold.

Мне хорошо запомнился случай с известным врачом Святославом Федоровым, ныне покойным. Он оказался одним из первых держателей карточки Внешэкономбанка, так как имел счет в иностранной валюте у нас в банке. Во время поездки в Бельгию он собрался приобрести там автомобиль. Так как его карточка, выпущенная ВЭБом, имела определенный лимит на величину операций, то с нами связались из банка, который должен был осуществить транзакцию, для получения разрешения на проведение операции (авторизации), и это стало одним из первых подтверждений, которые мы давали по выпущенным нами картам.

К тому времени мы уже обзавелись собственным эмбоссером, а сами карты нам прислал Credit Mutuel, и мы самостоятельно осуществляли персонализацию этих карт. Расчетный центр в банке также создавался при участии французского банка Credit Mutuel.

Нереализованные планы

Карты – это объективно новый этап в развитии платежных инструментов, наступление которого было обусловлено постоянной борьбой за удешевление их обращения и стало возможным вследствие развития технологий.

В советское время внедрение банковских карт в повседневный оборот оказалось чрезвычайно сложной задачей. Слишком большой была разница в психологии ответственных лиц на Западе и в СССР.

Среди руководителей Внешторгбанка СССР никто не считал для себя возможным заниматься такими мелкими вопросами. Исключение составил, как это уже было отмечено, только Виктор Владимирович Геращенко, благодаря которому и удалось выпустить первые советские карты. Целенаправленно занимаясь изучением современных платежных инструментов за рубежом, еще до выпуска первых карт международных платежных систем в Советском Союзе, наше управление подготовило достаточно масштабную программу по внедрению дебетовых и кредитных карт. В рамках этой программы предполагалось создать естественную среду для обращения карт: единый расчетный центр и инфраструктуру приема.

В юности я увлекался техникой, и технические вопросы организации обращения платежных карт были для меня чрезвычайно интересны: я старался вникнуть как можно глубже во все технологические аспекты. Для этого я посетил крупные расчетные центры во Франции и Бельгии и познакомился с самыми передовыми карточными технологиями работы. Уже тогда было ясно, что для эффективной работы карточной инфраструктуры необходимо оснащать торговые точки не только импринтерами, но и электронными терминалами.

Проведя предварительные переговоры с Eurocard и Credit Mutuel, мы договорились, что сможем получить значительные объемы необходимого оборудования в кредит.

По моим подсчетам, реализация программы в том виде, в котором она была задумана в рамках нашего управления, выливалась в сумму около 6 миллионов долларов США. Когда я представил свои расчеты на Правлении ВЭБа, то все схватились за голову. Естественно, что таких денег никто выделять не собирался, ведь в то время едва-едва хватало валютных средств, чтобы рассчитаться с зарубежными импортерами за поставки продовольствия.

В своей подготовительной работе я дошел до того, что уже подобрал помещение в банке на улице Чкалова для организации расчетного центра. Было проведено совещание с руководством Росинвалютторга. Помню негативную реакцию, которую вызвало у руководителей «Березок» мое предложение по установке электронных терминалов.

Жаль только, что ни мне, ни, самое главное, Внешэкономбанку не хватило времени для реализации этих планов. В 1990 году я покинул Внешэкономбанк. Еще через год банк прекратил исполнение расчетов по счетам клиентов и на несколько лет оказался в очень непростом положении. После ухода из Внешэкономбанка я помогал организовывать ряд карточных программ для некоторых региональных банков, которые со временем смогли добиться в этом направлении серьезных успехов. Наработки, которые были сделаны во Внешэкономбанке, также нашли свое претворение в жизнь в одном из крупнейших коммерческих банков начала 1990-х годов – «Мост-Банке», куда перешли несколько сотрудников нашего управления. Вместе с ними в «Мост» попали и те наработки, которые создавались во Внешторгбанке и Внешэкономбанке в 1970–1980-е годы. Основой карточной команды «Моста» стали Александр Поляков, Джан Замани и Андрей Устинов. Все они работали во Внешторгбанке, а позже – во Внешэкономбанке СССР.

В «Мост-Банке» выходцам из ВЭБа удалось реализовать то, что в своих планах вынашивал я.

 


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… каури были не только «туземным» средством расчета, но также в ходу в Средней Азии, Европе и даже Руси? На Руси в XII-XIV веках, в так называемый безмонетный период, каури были деньгами под названием ужовок, жерновков или змеиных головок. Их до сих пор находят при раскопках в Новгородских и Псковских землях в виде кладов и в погребениях. Только в XIX веке в Западную Африку ввезли не менее 75 млрд раковин каури общим весом 115 тысяч тонн?