Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Виктор Джохадзе: «Я был свидетелем рождения нового рынка – рынка банковского самообслуживания…»

(Нет голосов)

10.06.2008 Количество просмотров 1223 просмотра

Виктор Давидович Джохадзе (1970–2008)

1991–1996 – Представитель по продажам, руководитель департамента систем банковского самообслуживания IBM.

1996–1998 – Директор по продажам и маркетингу компании IBN Limited.

1998–2004 – Коммерческий директор Московского представительства Diebold Inc.

2003–2008 – Генеральный директор ООО «Диболд Селф-Сервис СНГ».

2004–2008 – Глава Московского представительства Diebold Inc.


В ночь на 30 апреля 2008 года в возрасте 37 лет скоропостижно скончался Виктор Давидович Джохадзе, Генеральный директор компании ООО «Диболд Селф-Сервис СНГ» и глава Московского представительства компании Diebold Inc.

Когда уходят люди, которые действительно многого добились на своем поприще, принято говорить, что они внесли неоценимый вклад в развитие той или иной области, в которой работали, поскольку посвятили этому всю жизнь. Подразумевается, что жизнь эта была долгой.

Когда уходят молодые, говорят про нереализованные планы и несбывшиеся мечты.

Виктор Джохадзе ушел совсем молодым, полным энергии и планов, в компании его считали «восходящей звездой». Но все, кто знал его и работал вместе с ним, прежде всего отдают дань тому вкладу, который он успел внести в развитие банковских технологий в России – области, в которой он проработал более 15 лет. Он стоял у самых истоков развития банковского самообслуживания в России, принимал непосредственное участие в организации поставок первых в стране банкоматов, а также во внедрении первых систем автоматизации банковской деятельности. Виктор Джохадзе как никто другой блестяще знал отрасль, снискав себе на рынке банковских технологий репутацию не только бесспорного профессионала своего дела, но и прекрасного человека. 

Сразу после окончания МГИМО в 1991 году он начал карьеру в представительстве компании IBM в России, где прошел путь от представителя по продажам до руководителя департамента систем банковского самообслуживания. В 1996 году Виктор Джохадзе перешел на должность Директора по продажам и маркетингу компании IBN Limited.

Последние десять лет его жизни были тесно связаны с компанией Diebold, куда он пришел в 1998 году в качестве Коммерческого директора Московского представительства. В 2003 году Виктор Джохадзе стал первым лицом компании в России. Вместе с Diebold им был пройден долгий путь: от организации, ориентированной на работу в Северной Америке, до компании с поистине глобальным масштабом деятельности, где российскому рынку отводится особое место.

Виктор Джохадзе был талантливым руководителем, умным, добрым, отзывчивым и жизнерадостным человеком. Именно так о нем отзывались и таким навсегда запомнили его все, кто был с ним знаком. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию одно из последних его интервью, подготовленное для публикации в двухтомнике «История банковских карт в России», который выйдет в свет в этом году. Этот рассказ человека, навсегда вписавшего свое имя в историю индустрии, безусловно, войдет в число наиболее ярких страниц данной книги.

От истоков рынка

Точно сказать, когда в нашей стране был установлен первый банкомат, сложно. Традиционно считается, что одними из первых устройств, выдававших наличные по банковским картам, были банкоматы, установленные в Москве, в Центре Международной Торговли, которые обслуживали держателей карт American Express. Особенность этих устройств заключалась в том, что они не были подключены ни к одному российскому банку, поэтому назвать их полноценными ATM, обслуживающими широкий круг держателей карт, было нельзя. К тому же на тот момент, когда появились эти банкоматы, в России практически не наблюдалось и самих держателей карт.

Появление в России первых банкоматов, эксплуатировавшихся в коммерческих целях, пришлось на 1991 год и было связано с созданием первой российской платежной системы STB Card. Эти банкоматы были произведены компанией Diebold и поставлялись в Россию, как и в большинство других стран мира, компанией IBM, под маркой InterBold. Работая в то время в IBM, я не только оказался причастен к поставкам этих первых банкоматов, но и был свидетелем рождения нового рынка – рынка банковского самообслуживания, став участником многих событий, связанных с его дальнейшим развитием. Однако следует рассказать обо всем по порядку, с самого начала.

Первые шаги

В 1991 году, после окончания МГИМО, я устроился на работу в московское представительство компании IBM. Тогда руководством «мирового гиганта компьютерной индустрии», как называла IBM пресса, было принято решение о расширении своего представительства в России, в котором до этого момента работали всего около 10 сотрудников. В дополнение к ним компания набрала в штат еще около двух десятков человек, большинство из которых, как и я, были вчерашними выпускниками вузов. Прежде чем приступить к работе, мы прошли длительный курс профессионального обучения, как в России, так и за рубежом, в различных подразделениях IBM. Позже большинство из тех, кто пришел работать в компанию в 1991 году, на долгие годы составили костяк представительства IBM в России.

В то время IBM представляла собой вертикально организованную структуру со специализацией в различных отраслях: в банковском секторе, в секторе промышленных предприятий, государственных организаций и т. д. Всех новых сотрудников распределили по разным направлениям. Я вместе с несколькими другими молодыми специалистами был направлен в банковский сектор. В рамках этого направления в компании были организованы различные подразделения, в том числе и то, которое занималось системами банковского самообслуживания. Его руководителем назначили меня.

Начало нашей работы в IBM пришлось на то время, когда в стране уже заработали первые коммерческие банки. Но о банковском самообслуживании еще никто не задумывался – в России не было как таковых платежных систем, процессинговых центров, только редкие специалисты видели банкоматы и представляли, как они работают. О современных технологиях работы бэк-офиса и фронт-офиса банка тогда также никто ничего не знал.

Одним из первых крупных проектов, которые мы реализовали в IBM, стал проект автоматизации банка «Столичный», выступившего пионером в области внедрения западных стандартов автоматизации банковской деятельности. IBM заключила со «Столичным» многомиллионный контракт, по условиям которого в банк было поставлено комплексное программно-аппаратное решение для автоматизации работы всей структуры, в том числе и для процессингового центра, который должен был обрабатывать транзакции по банковским картам.

В России это был, пожалуй, первый проект такого масштаба. Даже сегодня не во всех банках внедрены такие автоматизированные системы. До этого автоматизация банковской деятельности производилась, что называется, «на коленке». Чуть позже, по мере роста и развития банковской системы в России, у руководителей и владельцев банков стало появляться понимание того, что автоматизация – один из основных факторов эффективности работы кредитно-финансового института. Как следствие, появился спрос на такие услуги, после чего российские компании-разработчики стали предлагать на рынке свои первые решения для автоматизации банковской деятельности.

В рамках общего контракта с банком «Столичный» перед IBM фактически была поставлена задача создания платежной системы. В том числе нужно было оснастить банк устройствами для работы с банковскими картами: банкоматами и POS-терминалами.

Активное участие в работе по автоматизации банка и созданию платежной системы принимал и владелец банка «Столичный» Александр Павлович Смоленский. Он не только занимался коммерческой стороной этого процесса – ведением переговоров с IBM, – но и, что казалось удивительным, вдавался в технические детали. Ведь как в те времена, так и сегодня собственники и руководители банков в большинстве случаев предпочитают делегировать решение таких вопросов своим подчиненным. Для нас, представителей IBM, участие в переговорах первого лица банка было серьезным плюсом, поскольку многие вопросы при этом решались очень оперативно.

Во многом благодаря участию Смоленского удалось в достаточно сжатые сроки выполнить все запланированные работы и фактически подготовить старт платежной системы банка «Столичный», которая получила название STB-Card. Именно с запуска в эксплуатацию STB-Card началось широкомасштабное использование в России таких устройств банковского самообслуживания, как банкоматы. Первым банкоматом, который мы установили на территории России и всего бывшего СССР, стал банкомат банка «Столичный». Произошло это знаменательное событие в начале 1992 года, когда в штаб-квартире банка на Пятницкой улице (Москва) была установлена модель InterBold 4781. Это была однокассетная стационарная модель, объем поставок которой в адрес банка был невелик. Достаточно скоро IBM стала поставлять «Столичному» модель 4783, в которой было уже 4 кассеты, и ее чрезстенную модификацию InterBold 4789.

Конечно, первые банкоматы, поставляемые IBM в Россию, были далеки от того функционального наполнения, к которому мы привыкли сегодня. Тем не менее они позволяли выполнять основные функции – выдавать держателям карт наличные, выводить информацию об остатке карточного счета на экран и распечатывать мини-выписки. Первые контракты на поставку банкоматов банку «Столичный» заключались на небольшое число устройств. Так, объем первой партии составлял всего порядка 10 устройств, за ней последовали новые заказы на 100–200 банкоматов, а ко времени моего ухода из IBM мы заключили со «Столичным» крупнейший контракт, в рамках которого обязались поставить около 2000 ATM.

Вторым банком, организовавшим широкомасштабную работу с банковскими картами и которому IBM также поставляла банкоматы InterBold, стал Мост-Банк. Именно Мост-Банк стал первым коммерческим банком, установившим в России первый банкомат вне отделения. Банкомат был установлен и торжественно запущен в эксплуатацию 24 марта 1994 года в холле Новоарбатского гастронома – в месте, которое с тех пор никогда не пустовало. Меня довольно часто спрашивают о судьбе первых банкоматов, установленных банком «Столичный» и Мост-Банком.

К сожалению, точно сказать, где именно они сейчас находятся, не могу, но допускаю, что эти устройства где-нибудь до сих пор выдают наличные.

Из IBM в IBN

В IBM я проработал до 1996 года, после чего перешел в американскую компанию, которая планировала реализовать в России проект широкомасштабного внедрения платежей с использованием смарт-карт, – IBN.

В то время на российском рынке работали 3–4 финансово-промышленные группы, которые пытались создать реальный бизнес на базе пластиковых карт. Между собой они не особо сотрудничали, что во многом тормозило развитие карточной индустрии страны в целом. IBN увидела тогда возможность создать в России широкомасштабную систему, инвестировав серьезные средства в создание и развитие инфраструктуры приема микропроцессорных карт для всех участников рынка. Для реализации проекта его инициаторами, известными американскими бизнесменами, были привлечены необходимые инвестиции на американском рынке, поскольку найти соответствующие средства в России не представлялось возможным. В дальнейшем предполагалось провести IPO компании IBN.

Но проекту IBN по созданию в России платежной системы на базе микропроцессорных карт не суждено было реализоваться, хотя идея была, безусловно, правильная. Предполагалось, что система, базирующаяся на микропроцессорных картах (в то время как чиповая «Золотая Корона» работала еще на картах памяти), будет открыта для интеграции с другими платежными системами. Основу системы должны были составить несколько опорных банков, с которыми уже велись переговоры. Однако из-за ряда технологических просчетов проект не смог стартовать так, как это изначально планировалось. Все это происходило накануне 1998 года, и когда грянул дефолт и разразился банковский кризис, инвесторы проекта не стали продолжать его финансирование. До того как проект был окончательно свернут, удалось реализовать только несколько небольших пилотов.

Проект был закрыт компанией IBN в 1998 году. После этого я получил предложение от недавно созданной компании «Интервим», которая намеревалась стать вторым дистрибьютором Diebold в России (к тому времени статус дистрибьютора уже получила российская компания «ЛАНИТ»). Когда же чуть позже компания Diebold приняла решение организовать свой прямой офис в России, то весь бизнес от компании «Интервим» перешел в этот офис вместе с сотрудниками и контрактами.

С 1998 по 2001 год я вместе со своими коллегами работал в представительстве Diebold, где занимал должность коммерческого директора, а после организации компании «Диболд Селф-Сервис СНГ» в 2003 году, когда все сотрудники представительства были переведены в данную российскую структуру, стал ее генеральным директором.

История Diebold

Так во второй раз в жизни моя профессиональная деятельность оказалась связанной с компанией Diebold, история которой началась еще в 1859 году. Именно с середины XIX века Diebold являлась одним из самых крупных производителей сейфового оборудования в США. По легенде, известность компания получила после знаменитого пожара, случившегося в Чикаго в 1871 году, когда значительная часть деревянного в те времена города сгорела, но при этом содержимое всех сейфов Diebold, которые нашли на месте выгоревших домов и офисов, оказалось целым и невредимым. Лучшей рекламы для продукции Diebold было трудно придумать, и вскоре компания стала развиваться очень быстрыми темпами.

Изменение профиля деятельности Diebold произошло во второй половине XX века (в 1967г.), когда компания представила на рынке первые устройства для банковского самообслуживания, ставшие прообразами современных банкоматов. Серийное производство таких устройств началось в 1968, году с выпуска так называемой 9000-ной серии. К началу 90-х годов прошлого столетия, когда продукция Diebold впервые появилась на российском рынке, компания практически не имела собственной сбытовой сети за пределами США. Во всех странах мира, за редким исключением, таких, например, как Саудовская Аравия, банкоматы Diebold продвигались на местных рынках компанией IBM под марками IBM или InterBold.

Сотрудничество с IBM было очень тесным, более того, IBM и сама занималась производством банкоматов на своем заводе в Берлине. Несмотря на то что IBM продавала компьютерную технику через сеть дистрибьюторов, в российском офисе компании, когда я начал там работать, были категорически против продаж банкоматов через дистрибьюторов. Только к тому моменту, когда я уже собирался покинуть компанию (в 1996 году), мне удалось добиться, чтобы дистрибьютор IBM – компания «ЛАНИТ» – получила статус и первого дистрибьютора банкоматов Diebold.

В 1998 году, когда срок очередного соглашения между IBM и Diebold подошел к концу, новое соглашение подписано не было. Полагаю, данное решение было принято обеими сторонами. Видимо, IBM и Diebold остались недовольны результатами сотрудничества. Так фактически в один день Diebold оказалась лишенной значительной части своей сбытовой сети. Для того чтобы создать сеть заново, Diebold стала активно заниматься развитием собственных офисов во всем мире. Часто новые региональные подразделения появлялись на базе уже действующих компаний, приобретаемых Diebold. Одним из крупнейших таких приобретений стала покупка в 1999 году бразильской компании Procomp Amazonia Industria Electronica S.A., занимавшей в то время 6-е место в мире среди производителей банкоматов. Во Франции компания Diebold приобрела завод, который изготавливал банкоматы для компаний под товарными марками Bull и Olivetti, обеспечив себя, таким образом, производственными мощностями и клиентами, которым необходимо было сервисное обслуживание приобретенных ранее банкоматов Bull и Olivetti.

После окончания контракта с IBM Diebold открыла в Лондоне офис, который должен был управлять деятельностью компании в регионе EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка), а в середине 2007 года региональный офис переехал в Женеву. Решение об открытии представительства Diebold в России было принято еще в 1997 году, а официально зарегистрировано оно было в 1998-м. Некоторое время представительство в России состояло всего из одного человека – Игоря Пантелюшина, выполнявшего на территории России и частично на территории СНГ представительские функции и занимавшегося вопросами поддержки дистрибьюторов. В 2003 году Diebold, помимо представительства, зарегистрировала на территории России и свою дочернюю компанию – ООО «Диболд Селф-Сервис СНГ», функции которого выходили далеко за рамки представительских. Так, помимо поддержки продаж через дистрибьюторов новая компания занялась развитием сервиса и прямых продаж.

Единственным дистрибьютором банкоматов Diebold в России с 1996 года является компания «ЛАНИТ», работа с которой началась еще в рамках сотрудничества с IBM. Несмотря на то что «ЛАНИТ» была и остается одной из крупнейших IT-компаний на российском рынке, после разрыва партнерских отношений между IBM и Diebold и без должной поддержки со стороны вендора ей оказалось сложнее конкурировать на рынке устройств банковского самообслуживания. Это стало серьезным ударом не только по самому дистрибьютору, но и по позициям Diebold на российском рынке, в результате чего конкуренты Diebold смогли значительно увеличить свое присутствие на рынке. Такая ситуация продолжалась вплоть до 2003 года, когда произошли изменения в структуре представительства Diebold, и начала свою работу «Диболд Селф-Сервис СНГ». Сегодня российское представительство Diebold осуществляет поддержку продаж на рынках Казахстана, Украины и Республики Беларусь. Украинскими дистрибьюторами стали LANIT Iv-Com – подразделение компании «ЛАНИТ», а также компания SSI (Servus Systems Integration). В Казахстане дистрибьютором Diebold является компания CBS (Corporate Business Systems), которая в 1993 году открылась как представительство IBM, а позже получила статус дистрибьютора этой корпорации. Рынок банкоматов достаточно специфичен. Во многом он зависит от исторически сложившихся деловых отношений между поставщиками и клиентами, и его участники хорошо знают друг друга. Когда Diebold стал самостоятельно осуществлять прямые продажи на территории России, руководство «ЛАНИТ» опасалось, что это приведет к возникновению внутренней конкуренции между вендором и дистрибьюторской компанией. Со временем эти опасения развеялись, так как оказалось, что именно благодаря таким исторически сложившимся деловым отношениям клиентская база у нас с нашим дистрибьютором оказалась разной. Кроме того, российский офис Diebold, помимо непосредственных продаж, активно занимается их финансированием через дочернюю компанию Diebold Global Finance Corporation. Последняя предоставляет кредиты на покупку банкоматов Diebold. Так как большая часть банкоматов Diebold производится в США, эта схема работы позволяет Diebold использовать программы американского банка Eximbank по кредитованию продаж оборудования под гарантии американского правительства.

Этапы эволюции

За время своего существования российский рынок устройств банковского самообслуживания пережил несколько периодов, которые достаточно сильно отличались друг от друга в плане ситуации на рынке и доминирующих тенденций. Период с 1991 по 1998 год в развитии российской банковской системы и рынка устройств банковского самообслуживания можно назвать периодом экономической романтики. Банки строили амбициозные планы, много экспериментировали. Достаточно часто в это время случалось, что к поставщикам банкоматов обращались представители мелких банков, которые со всей серьезностью обсуждали приобретение крупных партий банкоматов, объемом по нескольку тысяч устройств. В тот период проводились очень смелые эксперименты, потому что многие заказчики не до конца понимали технологическую составляющую работы банкоматов. Именно поэтому, например, встречались попытки организовать работу сети банкоматов в режиме offline, что делалось исключительно в целях экономии на качественных каналах связи. Своим массовым распространением в России банкоматы обязаны созданию и развитию локальных платежных систем, таких как STB-Card, «Золотая Корона», Union Card и ряда других, но уже в первой половине 1990-х годов на российском рынке были сделаны первые шаги по использованию банкоматов для обслуживания держателей карт международных платежных систем.

Наличие большого количества локальных платежных систем, которые могли работать на картах с чипами или с магнитной полосой, а также с двумя типами носителей информации одновременно, создавало определенные сложности как для разработчиков систем, так и для тех, кто их эксплуатировал или был причастен к обеспечению их функционирования, как, например, поставщики банкоматов. Разработчикам ПО приходилось для каждого вендора писать свой специальный софт. Технологические решения, которые использовались в работе банкоматов, во многом были похожи на локальные системы: времени на тщательное тестирование просто не было, и многое делалось прямо с колес – поставили, запустили, а потом уже на ходу начинали исправлять ошибки. Сейчас, естественно, никто не может себе позволить вести такую политику – слишком сильна конкуренция, слишком высоки ставки. Сейчас уже трудно представить себе, что держатель карточки будет слушать объяснения платежной системы, банка или поставщика банкоматов, что ошибка в работе с его картой вызвана внедрением новой, прогрессивной, но еще не протестированной технологии. 1998 год стал для банковского рынка тем рубежом, после которого отношение его участников ко многим вопросам бизнеса изменилось. Банки уже не строили нереальных по своей амбициозности планов, появился точный расчет и умение считать издержки. Эти изменения отразились и на рынке банкоматов, причем не только в плане сокращения его текущих объемов, но и перераспределения парка уже установленных банкоматов.

Банкоматы перестали восприниматься банками в качестве сугубо имиджевого устройства, они стали видеть в них реальный канал доставки своих услуг до клиента и повышения своей конкурентоспособности. Именно после кризиса 1998 года банки стали задумываться о функциональном наполнении своих устройств. Все-таки банкомат – оборудование достаточно дорогое, и имеет смысл предлагать через него максимальное количество услуг, чтобы он действительно превратился в средство удаленного обслуживания клиентов. Новый этап развития российского банковского рынка наступил примерно в 2003 году. С этого времени банки начали совсем по-иному относиться к направлению розничного бизнеса: если раньше розничные клиенты и их обслуживание было для банков второстепенным сегментом, то с начала 2000-х годов для многих из них именно розница стала основным бизнес-направлением. Естественно, бурный рост розничного сегмента привел и к увеличению спроса на устройства банковского самообслуживания.

Помимо стандартных операций выдачи наличных и получения данных об остатке на счете, одним из первых дополнительных приложений, появившихся на банкомате, стали платежи в пользу третьих лиц – операторов мобильной связи и Интернет-провайдеров.

Технологическая возможность проведения таких платежей была реализована уже достаточно давно. Так, даже на банкоматах InterBold, которые в 1991 г. IBM поставляла по первым контрактам в банк «Столичный», можно было реализовать такую функцию. Но основной проблемой для внедрения услуги проведения платежей через банкомат было решение задач другого плана: нужно было состыковать хостовую систему банка с биллинговыми системами получателей платежей, а также договориться с последними о самой возможности проведения таких операций.

Если не брать во внимание возможность проведения платежей в адрес операторов мобильной связи, то с технологической точки зрения функциональность банкоматов в России в период с начала 1990-х годов до 2000 года практически не менялась. Настоящая революция в банкоматном деле произошла с началом поставок в Россию ATM, способных осуществлять прием наличных денег.

Технология депонирования денег через банкомат – cash-in – стала главным изобретением в области удаленного банковского самообслуживания за последние 30 лет. Исторически технология cash-in начала развиваться с так называемой конвертной cash-in-технологии, в рамках которой прием наличных осуществляется в запечатанном конверте. Естественно, при таком способе вносимая сумма попадала на счет клиента только после инкассации конверта банком. Этот офлайновый способ депонирования средств при помощи банкоматов стал пользоваться определенной популярностью в США и Европе с середины 90-х годов прошлого века. В России подобные конвертные технологии мы внедрять не стали, учитывая пожелания самих банков-клиентов. Технология cash-in стала развиваться в России стремительными темпами только тогда, когда банкоматы начали поддерживать технологию распознавания купюр.

Для клиентов процесс внесения наличных на счет стал абсолютно прозрачным – после приема каждой купюры (или их определенного количества) банкомат показывал, какая сумма депонируется, и в случае своего несогласия клиент мог отказаться от проведения операции. Первые банкоматы Diebold, оснащенные устройством cash-in, были поставлены в Россию в адрес нескольких банков: «Петрокоммерц», Мастер-Банк и БИНБАНК. Функция cash-in заслуживает отдельного рассказа. В ее рамках прием и распознавание купюр обеспечиваются как аппаратной, так и программной частью устройства. Используемое для выполнения этой функции программное обеспечение достаточно сложное и работает как непосредственно на банкомате, так и в процессинговом центре.

Аппаратная составляющая технологии cash-in в банкоматах Diebold не является собственной разработкой компании. Соответствующие модули поставляет германская Giesecke & Devrient – крупный производитель оборудования для обработки наличных денег. При проведении процедуры приема наличных, в результате которой они попадают «внутрь» банкомата, необходимо, кроме физической обработки денежных знаков, проверить каждую банкноту на платежеспособность и зачислить средства на счет клиентов в режиме реального времени.

Для российских банков нам необходимо было разработать и программную часть, которая позволяла бы работать с разными валютами различных номиналов. Большая работа в этом направлении была проделана с поставщиками хостовых решений, в частности, с компанией OpenWay.

Самое сложное в разработке технологии cash-in у всех поставщиков – обеспечение качественного приема долларов США. В частности, в России из основных валют, используемых населением активнее всего – евро, рубли и доллары США, – именно доллары являются наименее защищенной валютой, при работе с которой встречается больше всего подделок. Для того чтобы научить банкомат распознавать вносимые в него денежные знаки, производится специальная процедура сертификации соответствующей валюты. Определенное количество купюр сканируется, распознается и тестируется на устройстве, после чего создается специальный блок программного обеспечения, в котором содержится информация обо всех типах и номиналах купюр соответствующей валюты, находящихся в обращении.

Теперь, по прошествии более 3,5 лет после того, как началась поставка в Россию банкоматов Diebold с функцией cashin, можно констатировать, что за весь этот период более 2000 установленных на этом рынке наших cash-in устройств приняли всего несколько десятков фальшивых купюр. Это неплохой результат, с учетом того, что все выявленные фальшивки – «долларовые» купюры различного достоинства исключительно высокого качества исполнения, поддельность которых можно выявить только с использованием специальных детекторов. И только однажды за все это время устройством была принята фальшивая рублевая купюра.

 Отличительная особенность поставляемых в Россию банкоматов Diebold – возможность выдачи монет. Такой функционал востребован при организации на банкомате валютообменных операций или оплаты коммунальных услуг. Основной технологической задачей, которую необходимо решить для организации выдачи монет, является настройка соответствующего устройства банкомата на определенные монеты, имеющие различный размер и вес. Для этого, так же, как и в случае с банкнотами, необходимо провести сертификацию – процесс, при котором большое количество монет прогоняется через банкомат и проводятся тонкие настройки аппаратного обеспечения.

Прием и обработка наличных денег – не единственная инновация, появившаяся в банкоматных технологиях за последнее время. Безусловно, важным событием стало внедрение требований EMV. Удобным новшеством стала установка на банкомате bar-code сканера. Первые поставки таких банкоматов в Россию Diebold осуществил около 2 лет назад. При помощи этого устройства клиент может достаточно просто и быстро заплатить за коммунальные услуги, для чего достаточно поднести квитанцию, на которой стоит бар-код, к сканеру банкомата, после чего все реквизиты платежа появляются на экране, а необходимую для оплаты сумму можно внести наличными либо оплатить при помощи карты.

Еще одним заметным для пользователей нововведением стало увеличение размеров экрана банкомата. Если на первые банкоматы устанавливались 8-дюймовые экраны, то сейчас стандарт – 15 дюймов (38,1 см). Увеличение размеров экрана превратило банкомат в современный интерактивный рекламный носитель. Сегодня банкоматы рекламируют уже не только банковские продукты, но и продукцию сторонних компаний. Так, например, на банкоматах Мастер-Банка перед выходом на экраны фильма «9 рота» показывался рекламный ролик фильма. Также большие экраны позволяют полноценно реализовать возможность сенсорного ввода информации. Touch-screen мониторами банкоматы стали оснащаться достаточно давно, но сама возможность сенсорного ввода использовалась мало – пользоваться этой технологией на небольшом экране неудобно.

Вместе с внешними изменениями были произведены и внутренние модификации банкоматов производства Diebold. Самая значительная из них – переход с операционной системы OS/2 (разработка IBM) на Windows. Начало 2000-х годов можно назвать переломным моментом в технологическом аспекте индустрии ATM. В это время различные производители стали переходить от proprietary к стандартным решениям. На уровне устройств это привело к переходу на единый стандарт шины USB. В частности, Diebold произвел миграцию на USB-шину стандартного размера в серии Opteva в 2003 г. Первый банкомат серии Opteva был поставлен на российский рынок в 2003 г. в адрес банка «Петрокоммерц».

Существенное изменение претерпело и программное обеспечение банкоматов. Все больше производителей выбирают сегодня кросс-платформенные (мультивендорные) решения, которые позволяют устанавливать программные продукты одного производителя на банкоматы других производителей. Это очень удобно для банков, банкоматные парки которых включают устройства разных производителей. Но, несмотря на то что тенденция к кросс-платформенности становится все более заметной, программное обеспечение для банкоматов пока еще не стало полностью платформонезависимым. Также в последние годы банкоматы превратились в действительно модульные устройства, и теперь при появлении дополнительных устройств их можно легко интегрировать в уже работающее оборудование.

В продукции Diebold все эти нововведения в полной мере проявились с выходом на рынок действительно революционной серии ATM Opteva. Стоит отметить, что Diebold первым из производителей банкоматов пошел по нестандартному пути разработки нового продукта. При проектировании новой серии инициатива исходила не от инженеров, а от самих конечных пользователей банкоматов. В исследовании, которое проходило по всему миру, принимали участие как банки, так и конечные пользователи услуг банкоматов. Только после проведения глубокого анализа составляется техническое задание, которое передается инженерам, непосредственно разрабатывающим продукцию Diebold.

На разработку нового семейства устройств было потрачено более 3 лет, при этом компания Diebold применила множество новых технологических решений, в том числе и в области обеспечения безопасности. В качестве наглядного примера можно привести такое простое, но весьма эффективное устройство, как зеркало заднего вида, установленное на банкоматах Opteva и позволяющее клиенту видеть то, что во время его работы с банкоматом происходит у него за спиной. Идея очень проста – но до Diebold никто ее не использовал.

Техника защиты

Важность вопроса защиты таких устройств, как банкоматы, ни у кого не вызывает сомнения. Банкоматные мошенничества совершаются во всем мире, и в том числе в России. На моей практике такие попытки встречались еще во времена моей работы в IBM.

Однако стоит отметить, что раньше все эти попытки были достаточно редкими и весьма брутальными – долгое время основной арсенал тех, кто покушался на банкоматы в России, составляли лом, автоген и прочие инструменты взломщиков. Однако в начале 2000-х годов и в России мошенники стали использовать электромеханические устройства, в том числе скимминговые накладки на картридер и накладные клавиатуры. Порой последние изготовляются с применением высоких технологий и обладают минимальными размерами, что не позволяет банковскому персоналу обнаружить их своевременно. С помощью этих устройств злоумышленники получали доступ к конфиденциальным данным пользователей банкоматов – к номерам карт и ПИН-коду, при помощи которых они могли получить доступ к средствам на счетах добросовестных держателей карт.

При разработке новых банкоматов специалисты Diebold стали активно применять различные схемы противодействий банкоматному мошенничеству. Как следствие, сегодня преступникам очень сложно установить на банкомат поддельную клавиатуру для перехвата ПИН-кода, поскольку ATM оборудуется специальными датчиками, которые сигнализируют об установке на клавиатуру постороннего устройства. Аналогичными датчиками стали оборудоваться и окна картоприемников. Они оповещают об установке скиммера – устройства нелегального считывания данных магнитной полосы. Кроме того, картридеры банкоматов Diebold стали оснащаться механизмом с переменной скоростью протяжки. В процессе приема карты картридер меняет скорость ее поступательного движения, используя серию быстрых остановок и пусков транспорта картридера. Подобный эффект «подергивания» делает невозможным корректное считывание данных с магнитной полосы карты с помощью скимминговых устройств (скиммеров), используемых преступниками. Даже дизайн банкомата разрабатывается таким образом, что делает невозможным прикрепление к корпусу банкомата каких-либо посторонних устройств – многие поверхности стали криволинейными и т.д.

Важным элементом защиты стала устанавливаемая на банкоматах Diebold клавиатура EPP4. Проверка ПИН-кода производится непосредственно на клавиатуре, без передачи его по проводам внутри банкомата. В ближайшее время ожидается выпуск следующей модификации клавиатуры – EPP5. На фоне того что производители банкоматов повышают их защищенность, инвестируя значительные средства в разработку и производство систем безопасности, в случаях несанкционированного доступа к денежным средствам, размещенным в банкомате, все еще достаточно часто приходится сталкиваться с так называемым человеческим фактором. Достаточно часто кража наличных денег производится из банкоматов, установленных в неконтролируемых помещениях, в ходе ремонтных работ в помещении (в этом случае для вскрытия ATM используются сварочные аппараты и другие строительные инструменты). До сих пор нередко сами держатели карт становятся виноватыми в потере своих денег, сообщая ПИН-код родственникам, знакомым или даже посторонним лицам или храня его записанное значение вместе с картой. Достаточно часто мы сталкиваемся с проявлениями очень разных по своему характеру случаев, мягко говоря, недружественного поведения по отношению к банкоматам. Так, уже несколько раз специалистам Diebold приходилось извлекать из картридера обломки ножей. Довольно распространенной причиной поломки cash-in-устройств являются попытки клиентов вставить в него монеты, как из любопытства, так и по невнимательности.

Пожалуй, это звучит забавно, но до сих пор находятся держатели, которые не знают, куда именно в банкомате вставлять карту. Не помогают даже световая индикация и соответствующие надписи.

Итоги конкуренции

К настоящему времени российский рынок банкоматов практически полностью разделили между собой три основных игрока: компании Diebold, NCR и Wincor Nixdorf. В самом начале формирования этого рынка довольно крупные поставки в Россию осуществляли компании Bull и Olivetti, парк банкоматов которых перешел затем на обслуживание в Diebold. Совместный объем поставок Bull и Olivetti в Россию составил около 1000 устройств. В начале 1990-х годов поставки ATM в Россию осуществляла и компания Fujitsu, основным заказчиком которой выступил Сбербанк России.

Серьезная попытка выхода на российский рынок была предпринята компанией BanQuit, заключившей контракт на поставку банкоматов со Сбербанком России. Время от времени некоторые американские компании, специализирующиеся на производстве банкоматов для небанковского сектора, ведут переговоры с российскими банками. Устройства, предназначенные для использования в небанковской сфере, значительно проще в технологическом плане и намного дешевле. Однако такие банкоматы не получили пока широкого распространения в России. Особенностью, определяющей сегодняшнее распределение рынка банкоматов в России, является тот факт, что дистрибьюторы не продают параллельно банкоматы разных производителей. Таким образом, четкие границы между основными игроками определились довольно быстро.

Сегодня Россия является лидером по темпам ввода в эксплуатацию банкоматов среди всех европейских стран – число установленных в стране ATM превышает 30 тыс. По нашим внутренним оценкам, доля российского рынка ATM, приходящаяся на долю Diebold, составляет порядка 30–31%. По своему функциональному наполнению банкоматы всех трех основных участников рынка примерно одинаковы.

ATM отличаются друг от друга лишь своими отдельными свойствами. Поэтому сегодня конкуренция среди поставщиков банкоматов строится не на технологических новинках или каких-то особых функциях ATM. Основу конкуренции составляет ставка на качество продукции, послепродажного сервиса, предоставление специальных условий финансирования поставок, причем не только в столице и крупных городах, но и в небольших региональных населенных пунктах.

Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… за тысячи лет до нашей эры и вплоть до XX века на одном из островов существовал «монетный двор»: местные жители бросали в воду листья кокосовой пальмы и подбирали их после того, как те покрывались ракушками.