Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Хавьер Перес: США – вчера, Россия – сегодня, Китай – завтра!

(Нет голосов)

18.09.2008 Количество просмотров 1101 просмотр

«Кладбище платежных систем уже переполнено мертвыми панъевропейскими продуктами!»

Предлагаемое вашему вниманию интервью Хавьера Переса корреспонденту журнала «ПЛАС» состоялось летом 2008 года в штаб-квартире компании MasterCard Europe в Ватерлоо. В ходе беседы мы попросили президента MasterCard Europe поделиться своим видением современных позиций MasterCard в мире и в Европе на фоне складывающейся непростой экономической ситуации. Как вы сможете убедиться, интервью получилось весьма откровенным, причем Хавьеру Пересу удалось взглянуть на такие уже ставшие традиционными реалии современного европейского рынка, как, например, роль международных платежных систем в проекте SEPA, под крайне интересным углом. Заслуживающей особого внимания показалась нам и та оценка, которую глава MasterCard Europe дал роли России в развитии глобального бизнеса компании. Неслучайно один из его тезисов, который прошел красной нитью через всю нашу беседу, послужил названием этого материала. Несмотря на то что столь амбициозный заголовок оставляет широкие возможности для самого вольного толкования его смысла, мы уверены, что он не вызовет у нашей аудитории каких-либо неполиткорректных ассоциаций, а данное интервью обеспечит читателям массу положительных эмоций, которые сегодня особенно востребованы.

Хавьер Перес
Хавьер Перес (Javier Perez), Президент MasterCard Europe, член операционного комитета MasterCard Worldwide. Окончил ESADE University (Испания) и Thunderbird University (США), имеет степень магистра.

В MasterCard работает с 1996г. Занимал должность Главы департамента по работе с клиентами MasterCard Europe, позднее – Президента компании в Латинской Америке и странах Карибского бассейна. С 2001г. – президент MasterCard Europe.

До работы в MasterCard занимал различные руководящие посты в Banco de Vizcaya Argentaria, был топ-менеджером Banca Catalana, Banco Directo, а также Visa International, где руководил развитием бизнеса в регионе Европы, Ближнего Востока и Африки (EMEA).

Являлся членом Советов директоров ряда испанских банковских и страховых групп. Сегодня Хавьер Перес входит в состав Совета директоров Carlyle Private Investments Europe.

ПЛАС: Как вы оцениваете современные позиции MasterCard на мировом рынке в целом, и прежде всего в Европе, на фоне складывающейся сегодня, мягко говоря, непростой экономической ситуации?

Х. Перес: На сегодняшний день имеет место почти восьмикратный рост стоимости акций MasterCard Worldwide. Таким образом, реакция рынка весьма позитивна, и для этого есть серьезные основания – дела у MasterCard в Европе идут очень хорошо, впрочем, как и в других регионах мира. Но Европа особенно показательна в этом отношении. Как вы знаете, именно в Европе мы обладаем наиболее масштабной инфрастуктурой обслуживания, которая продолжает динамично развиваться. Итак, сегодня мы довольны нашими результатами и рассчитываем на еще более высокие результаты в будущем. Разумеется, складывающаяся в последние годы непростая ситуация в мировой экономике отражается и на нас, так же как и на всех остальных участниках рынка. Однако серьезное преимущество MasterCard состоит в том, что наша платежная система гораздо менее подвержена такого рода влиянию в сравнении с другими системами. И я могу назвать вам конкретные причины. Когда потребители начинают испытывать проблемы доступными денежными средствами, когда в их распоряжении оказывается меньше денег, чем они рассчитывают потратить в текущем месяце, тогда они вспоминают о своих кредитных картах. И в этом случае их более чем устраивает возможность отложить погашение кредита до конца следующего месяца. Кроме того, заинтересованность торгово-сервисных точек в том, чтобы потребители активно пользовались кредитными картами, на фоне сложной экономической ситуации также становится еще выше, чем прежде. Таким образом, картина более чем упрощается – потребители охотно принимают решение оплачивать товары и услуги по своей кредитной карте, в свою очередь, торгово-сервисные предприятия не менее охотно принимают эти карты, поскольку знают, что в противном случае велика вероятность того, что потребитель уйдет от них без какой-либо покупки вообще.

Общеизвестно, что сейчас экономика переживает не самые лучшие времена, а в такой ситуации, как показывает практика, традиционно наблюдается феномен роста активности использования кредитных и дебетовых карт. Потребители чаще, чем прежде, пользуются платежными картами, хотя и тратят по ним меньше денег, чем ранее. Для MasterCard такая ситуация имеет два важных последствия. Первое из них негативное – это сокращение расходов потребителей. Второе же, позитивное, – это более широкое, чем прежде, использование платежных карт. Например, среднестатистический житель Европы оплачивает с помощью карт около 20% своих покупок. В условиях кризиса он тратит меньше, зато доля использования карт в его повседневных платежах повышается до 25%. Таким образом, один негативный фактор компенсируется другим, позитивным.

Я вполне откровенно могу утверждать, что MasterCard отрицательно относится к рецессии, которая не означает ничего хорошего и для нас как для платежной системы, и для потребителей, а также в целом для рынка и мировой экономики. В то же время для MasterCard возникновение экономических проблем приводит в действие тот самый механизм феномена повышения активности использования безналичных платежных средств, который начинает сегодня работать в пользу нашей компании и экономики в целом.

ПЛАС: В 2006г. в рамках программы репозиционирования MasterCard компанией была озвучена новая концепция: «В сердце торговли» («At the Heart of Commerce»). Не могли бы вы рассказать, что было сделано в этом направлении за прошлые несколько лет, и остановиться на ключевых моментах развития данного процесса? Что удалось выполнить и что, как вы считаете, осталось пока нереализованным? В каких направлениях MasterCard продолжает сегодня развивать свою новую концепцию?

Х. Перес: Очень хороший вопрос. Позвольте мне начать с предыстории. Почему именно «В сердце торговли»? Попробую изложить это следующим образом. Представьте, что завтра платежные карты вдруг исчезнут или что наши компьютеры вдруг перестанут работать. Произойдет настоящая катастрофа для потребителей, для торговли, для торгово-сервисных предприятий, не так ли? Платежные карты все больше входят в нашу жизнь и становятся ее неотъемлемой частью. Таким образом, если вдруг платежная система перестает работать, становится очевидным, какое важное значение платежные карты имеют и для торговых предприятий, и для потребителей.

Кроме того, мы предоставляем потребителю такие возможности, которые нельзя реализовать никаким иным способом. Приведу лишь несколько конкретных примеров. Представьте, что вы – молодой человек, студент. При этом вам как студенту пока еще не под силу решение многих финансовых проблем. Таким образом, если вы – молодой человек, который нуждается в некоторых дополнительных средствах, кредитные карты могут вам помочь.

В свою очередь, если вы относитесь к числу тех, кто по соображениям безопасности избегает носить с собой слишком много наличных денег, но желает при этом не быть ограниченным в возможности совершения покупок, платежные карты позволят вам сделать это.

Благодаря картам розничные торговые предприятия смогут продавать больше товаров и услуг, причем более безопасным способом, не беспокоясь о необходимости инкассировать растущие объемы наличных денег, и т. д. Таким образом, платежные карты – это очевидное преимущество для торгово-сервисных предприятий: больше продаж, меньше риска, ниже уровень мошенничества, больше удобства для клиентов, и т.д. Мы считаем, что платежные карты намного эффективнее наличных денег и при этом их использование обходится намного дешевле. Стоимость обслуживания наличного оборота очень высока, поскольку включает в себя покрытие рисков, связанных с мошенничеством и ограблениями, стоимость инкассации и транспортировки наличных денег в банки и многое другое. Мы также предоставляем людям возможность эффективнее управлять своими финансами, получать выписки по счетам, оценивать, сколько денег они тратят и на что.

Именно поэтому мы – «В сердце торговли»: мы оказываем поддержку мировой торговле в целом, поскольку помогаем и потребителям, и розничным торговым предприятиям. Мы делаем это уже сейчас и намерены продолжать данную стратегию в будущем. Как я уже говорил, сегодня с помощью платежных карт в Европе совершается около 20% всех розничных платежей. И мы стремимся к тому, чтобы эта доля стала значительно выше. Приведу несколько примеров: в Великобритании данный показатель составляет 40%, в США – 60%. Так что у нас есть хорошие перспективы для роста.

Таковы наши цели. Первая из них состоит в том, чтобы обеспечить более широкий охват рынка и чтобы как можно большее количество потребителей пользовались платежными картами. Вторая наша цель – обеспечить потребителям повсеместное использование своих платежных карт. Для достижения этих целей мы на глобальном уровне внедряем целый ряд весьма перспективных инноваций, таких как EMV-карты, PayPass, информационные услуги, новые способы противодействия мошенничеству и т.д. Ведь главное преимущество электронной платежной системы состоит в том, что она позволяет предложить торговым предприятиям и потребителям широкий спектр технологичных и по-настоящему востребованных услуг.

ПЛАС: Какая роль отводится России и другим странам постсоветского пространства в рамках программы «Heart of Commerce»?

Х. Перес: Если говорить о России, то необходимо подчеркнуть, что она является для MasterCard одним из наиболее важных рынков с точки зрения нашей глобальной стратегии. Почему? На этот вопрос очень просто ответить. Давайте вернемся к той роли, которая играет современная Европа в сегодняшнем мире. Это одна из наиболее населенных частей света с самым высоким средним доходом на душу населения. Если взять США, то в бумажнике среднестатистического американца вы найдете восемь платежных карт: MasterCard, Maestro, Discover, AmEx, Visa, Shell, Macy’s и др. В бумажнике среднего британца пять карт. У среднего жителя континентальной Европы – менее трех.

Очевидно, что хорошие перспективы для эмиссии большего количества карт и, соответственно, ожидания того, что по этим картам будет проводиться большее количество транзакций, присутствует в тех регионах мира, которые более развиты, где уровень образования у населения выше, где больше политической стабильности и т.д. Иными словами, мы говорим именно о Европе. И если рассматривать в этом контексте Россию, которая также является частью Европы, то вы увидите, что Россия располагает огромным по численности населением, высокую долю в котором составляют молодые, образованные, экономически активные люди, что особенно важно для нас, поскольку именно эта категория потребителей с наибольшим интересом относится к платежным картам. У вас вполне здоровая экономика и чрезвычайно высокие темпы роста ВВП. На этом фоне становится понятно, почему Россия – один из глобальных приоритетов для MasterCard.

Россия исключительно важна для MasterCard, поскольку Россия сегодня – один из наиболее важных движителей роста нашего бизнеса. В последнее время в своих выступлениях я часто использую тезис, который очень четко расставляет акценты в наших приоритетах: США – вчера, Россия – сегодня, Китай – завтра!

ПЛАС: Это очень интересный и образный тезис, мы обязательно используем его в качестве заголовка для вашего интервью!

Х. Перес: Итак, возвращаясь к вопросу о том, насколько важное значение для нас имеет Россия. MasterCard должен победить на этом рынке, и хорошая новость состоит в том, что мы уже побеждаем в России, обеспечивая себе фундаментальное преимущество. Мы очень рады, что Россия развивается. При этом мы полагаем, что находимся лишь в начале пути. Быстрый рост российской экономики будет продолжаться. И мы очень оптимистично оцениваем ситуацию на местном рынке безналичных платежей, выражая свой искренний оптимизм в отношении той роли, которую сегодня для нас играет Россия.

ПЛАС: Мы тоже настроены весьма оптимистично!

Х. Перес: Вы живете в России. Понятно, что Россия вам очень близка. Но с близкого расстояния иногда очень трудно оценить некоторые важные вещи. Приведу пример. Вы помните последний кризис, который был в России? Все утверждали: «Это катастрофа!» Но мы не останавливали нашу работу в стране ни на день. Мы не сократили штат нашего офиса, мы продолжали обслуживать наших российских клиентов, мы продолжали обслуживать российских держателей наших карт. И как долго в действительности продолжался кризис как таковой? Год? Хорошо, через год он закончился. Если оглянуться назад, то это был лишь один кризисный год, так что же? Что этот год значит при том, что мы собираемся остаться в России навсегда? Именно поэтому мы смотрим на вещи не только в контексте завтрашнего дня, но сквозь призму более широкой перспективы. И именно поэтому мы настроены столь оптимистично!

ПЛАС: Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию с развитием проекта SEPA, с учетом участия в нем MasterCard?

Х. Перес: Начнем со следующего: чтобы Европа стала действительно сильной, она прежде всего должна превратиться в свободный и конкурентоспособный рынок. Открытые рынки, возможность заниматься трансграничной коммерцией, возможность для наших потребителей ездить, куда они хотят, жить и работать так, как они считают целесообразным, – все это очень важно. На наш взгляд, мы действительно должны превратить Европу в Единое европейское платежное пространство (Single European Payment Area, SEPA).

Мы должны сделать все, чтобы поддержать идею создания SEPA. В действительности Европейская Комиссия сейчас не слишком помогает реализации проекта Единого европейского платежного пространства, создавая большую неразбериху вокруг того, что мы называем комиссией взаимообмена (interchange). Все это лишь затрудняет процесс принятия решений для участников рынка – эмитентов, эквайеров и предприятий розничной торговли.

На мой взгляд, это происходит из-за желания Европейской Комиссии иметь собственную позицию, но при этом пока не подкрепленную конкретной стратегией. Это серьезно усложняет реализацию проекта SEPA. Мы регулярно обсуждаем данный вопрос с представителями Комиссии и надеемся достигнуть такого соглашения, которое было бы выгодным для развития европейской платежной индустрии и, следовательно, для потребителей и розничных торгово-сервисных предприятий. При этом в азарте полемики часто забывают о том, что стоимость обслуживания оборота наличных денег в зависимости от страны составляет от 1 до 1,5% ВВП. Стоимость поддержания системы платежных карт несопоставимо ниже. Не следует забывать о проблемах фальшивых денег, наркоторговли, уклонения от налогов, т. е. обо всех процессах, которые мы называем скрытой, теневой экономикой. Многих из этих проблем просто не существовало бы, если бы наличные деньги не использовались столь широко. В этой ситуации выиграли бы и экономика, и потребители.

Я думаю, что все мы, как эмитенты, так и эквайреры, недостаточно хорошо объясняли это рынку, потребителям и особенно властям. Мы не смогли указать на истинное положение дел должным образом. В результате на рынке сложилось ошибочное впечатление, что MasterCard заботят лишь интересы банков, при этом эти банки зарабатывают слишком много денег. В то же время стало тиражироваться мнение, что компания MasterCard заинтересована в ущемлении интересов торгово-сервисных предприятий.

В действительности все обстоит совершенно иначе. Мы обеспечиваем рынку платежные средства, которые гораздо дешевле наличных денег. И наша задача на ближайшее будущее – убедительно объяснить это рынку. Мы подготовили ряд материалов о реальной стоимости наличных денег. Такого рода информация может оказаться очень полезной для всех.

ПЛАС: Какова причина того, что ряд европейских банков пытается или заявляет о попытке создать собственную панъевропейскую платежную систему? Это попытка конкурировать с MasterCard, оказать давление на MasterCard в Европе или здесь какая-либо иная причина? Что станет результатом этих попыток?

Х. Перес: Сначала о предыстории вопроса. История – это всегда очень важно. Она не обязательно повторяется, но мы должны учиться извлекать из нее уроки. Пятнадцать лет назад я встречался во Франкфурте с группой немецких банкиров, которые стояли за панъевропейской платежной системой. В то время она называлась Eurocheque. Один из них сказал примерно следующее: «Хавьер, у нас есть Eurocheque, которая является очень мощной европейской платежной системой. Ее продукты принимают к оплате в Швейцарии, Германии, Австрии, Бельгии, Голландии, Испании, Португалии, Италии, всего в более чем 40 странах мира, но такое положение дел нас уже не устраивает. Наши немецкие клиенты ездят по всему миру, и нехорошо, что им приходится пользоваться наличными деньгами во время поездок в Соединенные Штаты, или в Россию, или в любую другую страну мира».

Итак, тот день стал знаменателен тем, что нам практически удалось разработать идею создания Maestro. На стене висел большой красивый портрет Бетховена, и мы подумали: «Ведь он был величайшим маэстро в музыке. Давайте создадим величайшего маэстро в мире платежных систем». И мы приняли решение использовать для нашего продукта название «Maestro». Сегодня во всем мире эмитировано более 700 миллионов карт Maestro, из которых более 300 миллионов – в Европе. Сегодня Maestro – самая безопасная платежная система в мире. Но нам потребовалось 15 лет, чтобы выстроить новую систему и выполнить те обязательства, которые европейские банкиры взяли на себя во Франкфурте. Мы понимаем, что исключительно европейская платежная система не может полноценно функционировать, она должна стать глобальной, поскольку интересы и контакты европейских потребителей также глобальны, а сами люди ездят по всему миру. И те же российские граждане ездят на Украину, в Германию, Испанию, в США и многие другие страны. Представьте, вы живете в Москве, идете в один из ближайших банков, а там вам предлагают карту, которую можно использовать только по России или только в некоторых странах Европы. А соседний банк готов предоставить вам карту Maestro, которую вы можете использовать повсюду в мире.

Причем отечественная карта, конечно же, дороже из-за гораздо меньших масштабов самого проекта. Таким образом, у вас есть карта, которую вы можете использовать повсюду в мире, которая лучше и дешевле, более широко принимается, у нее гарантированная функциональность и ее поддерживает мировая платежная структура. Если у вас возникнет проблема где-нибудь в Танзании, мы можем оказать вам помощь. Учитывая, что в качестве альтернативы предлагается лишь локальная карта, то что бы вы выбрали на месте клиента?!

ПЛАС: Естественно, международную карту…

Х. Перес: Сразу оговорюсь: я не пытаюсь приводить какую-либо сугубо конкурентную точку зрения. Я всего лишь утверждаю, что вы не сможете создать исключительно европейскую платежную систему. И свидетельством тому – наш собственный опыт. Мы уже создали в Европе такую систему 15 лет назад. И 15 лет назад она была только европейской, но сегодня наша европейская платежная система превратилась в глобальную систему, поскольку потребители и их интересы глобальны. Возможно, 15 лет назад российским потребителям нечасто приходилось ездить куда-либо за рубеж, скажем, в Китай, но теперь они ездят постоянно и ездят повсюду. Мир изменился, поэтому сама концепция только европейского продукта в целом нежизнеспособна. Кладбище платежных систем уже переполнено мертвыми панъевропейскими продуктами!

Позвольте привести несколько примеров. Начнем с Великобритании, эта страна весьма показательна с точки зрения карточного бизнеса. Вы помните, что в Великобритании был продукт Access? Это был настоящий панъевропейский продукт, использовавшийся по всей Европе. Почему его больше не существует? Почему Access оказался на кладбище? Почему он умер? Access умер, потому что британцы ездят не только в Шотландию или Германию, но также в США, Россию, т.е. повсюду. Был в Великобритании еще один продукт под названием Switch. Конечно, вы помните Switch. Если вы посмотрите слово «Switch» в вашем собственном недавно изданном словаре терминов международной практики безналичных расчетов, то там говорится, что это дебетовая карта. Итак, в Великобритании этот дебетовый бренд был достаточно широко распространен. Где теперь Switch? На кладбище. Почему? По той же самой причине. Давайте возьмем другую, тоже весьма показательную страну – Германию. Вы помните Eurocard? Где она теперь? Мертва. Вы помните edc? Вы помните Eurocheque?

ПЛАС: Я еще помню сеть сберегательных банков Испании, а также их банкоматную карту, которая принималась в сети ассоциации сберегательных банков Европы…

Х. Перес: Полностью с вами согласен. Я мог бы назвать еще 20, а то и больше 20 панъевропейских платежных систем, которые существовали определенное время, а теперь мертвы.

Итак, возвращаясь к ответу на ваш вопрос. Мы не можем игнорировать историю. Не можем и не должны, поскольку то, что было правильным 15 лет назад, уже не является таковым сегодня. К сожалению, все изменилось. Если 15 лет назад уже возникла потребность в глобальном продукте, то сегодня эта потребность еще более очевидна. Разве можно иметь только европейский продукт, ориентированный, например, на Интернет? Разве мы готовы представить Интернет, ограниченный рамками ЕС? Не знаю, как другие, но я с большим трудом могу представить возможность реализации данного проекта!

Давайте будем логичными, хотя я знаю, что это непросто. Почему мы говорим о панъевропейской системе? Это интересный вопрос. Всякий раз разговоры о панъевропейской системе вызывают отклик в Европейской Комиссии или в ЕЦБ, поскольку в этих структурах разговоры о панъевропейской платежной системе считаются правильными и политически корректными.

Однако сегодня у нас есть кое-что получше – это глобальная платежная система MasterCard. Одной ее третью владеет Европа, одной третью – Америка и оставшейся третью – остальной мир. Это система следующего поколения.

Конечно, такого рода шаги назад можно делать где угодно, например, в самолетостроении. Вы можете сделать шаг назад и создать винтомоторный пассажирский самолет для массовых перевозок. Да, это возможно, но его эксплуатация чревата многими проблемами. Ведь если у вас есть возможность выбора между реактивным самолетом, который доставит вас из Брюсселя в Москву за три часа, и винтомоторным самолетом, который покроет этот маршрут за шесть с половиной часов, что выберет потребитель? Можно построить винтомоторный пассажирский самолет или даже создать дирижабль, если кто-то так хочет, но билет до Москвы на дирижабле будет стоить вам 5000 евро, а билет на реактивном самолете обойдется в 300 евро, и долетит он в десять раз быстрее. Как вы думаете, что выберет рынок?

Таковы реалии жизни. При всем том, что сама идея создания панъевропейской системы, возможно, кому-то и нравится, я должен откровенно признаться, что MasterCard, собственно, и есть результат создания и развития такой системы. Мы, MasterCard, и есть следующее поколение панъевропейской системы, мы – это глобальная платежная система. При этом Европа владеет третью этой системы. Именно поэтому мы – по-настоящему европейская система. Более того, я не побоюсь утверждать, что любая по-настоящему европейская система – это обязательно глобальная платежная система. Гораздо эффективнее защищать интересы Европы на глобальном уровне, чем исключительно на европейском уровне, поскольку современный мир глобален. Я могу притвориться, что остальная часть мира не существует, что я живу в изолированной Европе, но Христофор Колумб сделал свое открытие еще в 1492г., и сегодня мир для нас не ограничивается одной лишь Европой.

ПЛАС: Спасибо за откровенный комментарий! Но какова тогда цель сторонников создания собственной панъевропейской платежной системы?

Х. Перес: Правительства некоторых стран (в этом списке, безусловно, отсутствуют, по крайней мере, Великобритания, Германия и Франция) обеспокоены тем, что европейские банки не имеют некой 100%-но панъевропейской системы, и это якобы является существенным упущением. Они ошибочно полагают, что лучше владеть 100% европейской системы, чем 33% какой-либо глобальной. Я считаю, что это большое заблуждение. В глобальном бизнесе гораздо лучше и важнее владеть 33% мира, чем 100% Европы, поскольку бизнес не может быть только европейским, и эти 100% являются 100% от ничего. Но есть политическое мировосприятие, а мы, как я уже признавался, так и не смогли до сих пор объяснить политическим деятелям, что лучше иметь 33% мира, чем 100% Европы. Наши средства коммуникации оказались в данном случае не на должном уровне, о чем я искренне сожалею…

ПЛАС: Возможно, существуют некоторые чиновники, которые не понимают реальной ситуации, но очень заинтересованы в панъевропейском проекте. В итоге хотелось бы спросить этих людей, если они хотят создать некую альтернативную международную платежную систему, есть ли у них на этот проект достаточно денежных средств и технологических ресурсов? Они отдают себе отчет в том, что за ближайшие полтора года только ведущие банки ЕС будут вынуждены потратить на реализацию проекта SEPA не менее 6 млрд. евро? И это все будет происходить на фоне кризиса финансовой системы США и надвигающейся рецессии в ЕС?

Х. Перес: Вот именно! Это очень хороший аргумент. Я выскажу вам свое мнение, ведь я уже много лет занят в этом бизнесе. Я считаю, если речь идет только о неком панъевропейском проекте, то я не стал бы вкладывать в этот проект свой капитал, поскольку все это уж очень похоже на инвестиции в создание винтомоторного пассажирского самолета. Все это – прошлое. А мы должны инвестировать только в совершенствование технологий, то есть в будущее.

ПЛАС: Будут ли процессы, происходящие в Европе (например, возможность введения surcharge на транзакции в торговосервисных предприятиях в ЕС), иметь какие-либо последствия для платежных транзакций на рынке ЕС?

Х. Перес: В рамках платежной системы MasterCard, в отличие от других, мы допускаем возможность введения в Европе дополнительных сборов – surcharge. При этом в сетях банкоматов surcharge могут быть введены только в некоторых европейских странах, а вот в торгово-сервисных точках – во всех странах ЕС. Мы пошли на предоставление права введения surcharge в торговых точках именно потому, что полностью уверены в справедливости тезиса: платежные карты гораздо лучше, чем наличные деньги. Мы уверены, что мерчанты предпочтут платежные карты наличным. И если они будут использовать свое право на осуществление дополнительных сборов, потребитель станет пользоваться наличными деньгами, а это уже само по себе будет работать против мерчанта.

Правильность такого подхода подтверждает тот факт, что сегодня огромное большинство розничных предприятий, имея право на surcharge, не заинтересовано в его использовании, поскольку они предпочитают платежи по картам наличным деньгам. Следует, однако, отметить, что далеко не все платежные системы придерживаются такой же идеологии, как MasterCard.

ПЛАС: Структурированный анализ операций на британском рынке за последние месяцы 2008г. показывает рост наличных платежей и сокращение карточных платежей. Является ли это результатом финансового кризиса в США? Как вы считаете, эта тенденция приходит всерьез и надолго? Предпринимают ли MasterCard и европейские банки что-либо для нейтрализации этого процесса? Или на это не следует обращать особого внимания, а правильнее отнести на счет естественных колебаний рынка?

Х. Перес: Во-первых, когда вы анализируете динамику оборота по кредитным картам, вы видите, что этот показатель фактически не меняется на протяжении последних нескольких лет. Так, в нынешнем 2008 году оборот по кредитным картам практически не растет. К тому же количество держателей кредитных карт также не увеличилось. Но это не означает, что они не используют свои карты. Это означает, что в конце следующего месяца они погашают свои кредиты. Они не используют открытые им кредитные линии полностью, или, можно сказать, они используют их на одном и том же уровне, и, таким образом, роста оборотов по их картам не наблюдается. Соотношение выданных кредитов и остатков на счетах в Великобритании не увеличивается. Почему? Это обусловлено определенным спадом в экономике, а также тем, что реальный бум на кредиты в Великобритании закончился и рынок достиг определенного уровня насыщения.

Но эти показатели не следует путать с активностью использования платежных карт. Использование платежных карт продолжает успешно развиваться, это касается и кредитных, и дебетовых карт. Использование дебетовых карт в Великобритании также растет очень быстрыми темпами, включая карты Maestro.

Если вы пообщаетесь с британскими банкирами и зададите им тот же вопрос, что и мне, они, вероятно, ответят вам, что ожидают подъема рынка в любом из двух противоположных вариантов: дальнейшего ухудшения экономической ситуации или, напротив, ее улучшения. Если станет намного хуже, то потребитель будет больше пользоваться кредитами, а если станет намного лучше, потребитель станет больше покупать. И с точки зрения развития своего карточного бизнеса их по-своему устраивает каждый из этих вариантов. Пока еще трудно сказать, что именно мы увидим в будущем и как конкретно начнет расти оборот по кредитным картам.

ПЛАС: Какие основные шаги, на ваш взгляд, должна предпринять сегодня MasterCard, чтобы уверенно опережать своих конкурентов в ключевых сегментах рынка?

Х. Перес: Прежде всего позвольте заметить, что MasterCard уже является самой масштабной и развитой платежной системой в Европе. Мы уже лидеры в этом регионе. Итак, что мы должны сделать, чтобы продолжать оставаться лидирующей платежной системой в Европе?

Наша стратегия известна, и мы называем ее ориентацией на клиентов. Собственно, именно благодаря такому подходу мы и являемся теперь европейскими лидерами. И если мы будем продолжать прислушиваться к нашим клиентам, будем предлагать им качественные инновационные продукты по лучшим ценам, которые превосходят продукты других платежных систем, то все это позволит нам и впредь удержать лидирующие позиции в Европе.

Кроме того, некоторые из наших конкурентов слабы, поскольку они не ориентированы на глобальную деятельность. Им трудно создавать глобальные продукты и предоставлять своим клиентам все самое лучшее в мировой индустрии. Если один из наших клиентов в США, или Австралии, или Китае, изобретает что-то замечательное, мы сможем быстро предложить эту инновацию в России, Германии, т. е. повсюду. Для глобальной компании это очень просто. Если же вы не глобальная компания, если вы – обособленная европейская структура, то такой подход для вас практически неосуществим. Мы, со своей стороны, уверены, что можем обеспечить нашим европейским клиентам самые лучшие услуги в мире, а не только самые лучшие в Европе.

Именно поэтому я полагаю, что у MasterCard очень хорошие возможности, чтобы сохранять позиции лидера в Европе.

 

Текст статьи читайте в журнале "ПЛАС" 7 (137) ’2008 сс. 3-12


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… в Океании раковины каури (моллюсков) сохранились как платежное средство ограниченного оборота до наших дней? В настоящее время среди всех архипелагов Океании раковины моллюсков действительно распространены в качестве не декоративной, а реальной расчетной единицы на Соломоновых островах.