Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Заметки о подходах к созданию в России национальной платежной системы

(Нет голосов)

10.03.2010 Количество просмотров 949 просмотров

Игорь Голдовский, член Операционного комитета MasterCard Europe (European Operations Advisory Committee) от России, генеральный директор компании "Платёжные Технологии"
В течение уже более года – сначала под предводительством ЦБ и Минфина РФ, с последующим подключением АРБ и ассоциации «Россия», а в последнее время и РСПП, – ведется дискуссия вокруг создания российской национальной платежной системы (НПС). В самом конце прошлого года дискуссия продолжилась даже на заседании Госсовета России с участием Президента РФ. Проблема поднята на самый высокий уровень, и это означает, что можно ожидать ее скорого решения. Ведь, как хорошо известно, крупные проекты в нашей стране сегодня не запускаются без участия первых лиц.

Многочисленность состава участников дискуссии и зачастую противоположность задач, решаемых по проблематике НПС компаниями, которые эти участники представляют, позволяет усомниться в эффективности самой дискуссии и возможности с ее помощью добиться единого подхода в вопросе построения НПС. На мой взгляд, шансы получения положительного результата могли бы значительно вырасти, будь создан некий Совет по НПС, состоящий из 2–3 признанных рынком авторитетов в области технологий платежных карт (назвать их совсем несложно), сотрудников ЦБ и Минфина и представителей международных и российских платежных систем и 5 крупнейших розничных банков (по одному от каждой структуры, для того чтобы сделать дискуссию результативной).

Однако главная проблема, мешающая получению сколько-нибудь реального результата от ведущейся дискуссии, – отсутствие четкой постановки задачи со стороны государства, являющегося инициатором создания НПС. Общие слова, долетающие от участников дискуссии, указывают на то, что единого понимания постановки задачи создания НПС нет. В результате девальвировалось само понятие НПС, в которое сегодня включают одновременно и систему обслуживания социальных карт, и систему предоставления государственных услуг населению. Отсутствует понимание того, что проект НПС и проект создания системы социальных карт – два принципиально разных проекта, а вопрос использования инфраструктуры приема банковских карт для обслуживания социальных карт – еще один, уже третий по счету, но не по значению, проект.

Важно отметить, что именно государство стало инициатором создания НПС, а не российские банки. Отсутствие инициативы в вопросе создания НПС со стороны банков означает, что ярко выраженного коммерческого интереса в создании такой системы у наших крупнейших кредитных организаций просто нет (здесь важно говорить в первую очередь о десяти крупнейших российских банках, поскольку от их активности во многом зависит успех проекта создания НПС). Конечно, можно апеллировать к разрозненности нашего банковского сообщества и отсутствию в нем «точек кристаллизации» для выработки консолидированных решений и запуска подобных общебанковских проектов даже в случае наличия общего интереса к таким проектам. Но факт остается фактом: сегодня значительного коммерческого интереса в построении НПС у наших крупнейших коммерческих банков нет. Банки не видят, каким образом создание НПС позволит им дополнительно развить свой розничный бизнес, и считают, что имеющиеся в их распоряжении средства, предоставляемые международными платежными системами (МПС), в общем и целом их устраивают и достаточны для успешного ведения бизнеса.

Отсюда следует, что создание НПС – это всего лишь очередная головная боль для наших коммерческих банков, и они за редким исключением будут стараться сохранить положение дел в его сегодняшнем виде. Банки – консервативные организации, и если они не видят для себя очевидной выгоды и на них сверху «не топают ногами», они сделают все, чтобы ничего не менялось. Именно поэтому активную роль в вопросе создания НПС должны играть прежде всего представители власти, призванные защищать интересы России как государства. На мой взгляд, для государства важнейшей (а возможно, и единственной) задачей создания НПС является обеспечение устойчивости российской системы безналичных расчетов по картам в целом, ее независимости от решений, принимаемых МПС, на долю которых сегодня приходится около 90% российского карточного рынка (тему сохранения персональных данных держателей карт, муссируемую в СМИ, я здесь опускаю как второстепенную).

Что бы ни говорилось, ситуацию, когда по чьей-то команде наши банки могут быть отключены от сетей ведущих МПС, в результате чего остановятся расчеты по внутристрановым межбанковским транзакциям (транзакциям, в которых эмитент и обслуживающий банк являются резидентами России), нельзя считать чисто гипотетической. Вспомним 1998 год, когда по решению МПС, а отнюдь не правительства Российской Федерации, принимались решения о блокировке тех или иных российских банков, т.е. об их отключении от МПС. Конечно, отключая наши проблемные банки, МПС действовали в интересах остальных своих участников. Но самый факт того, что это происходило по критериям и решению иностранных третьих компаний, и наше государство (или уполномоченный им оператор) никак не могло повлиять на эти решения, является весьма показательным.

Однако повторюсь – насколько факт отсутствия контроля за работой МПС является критичным для России – вопрос сугубо для государственных мужей. Именно они должны оценить риски и принять решение о необходимости решения проблемы. У задачи создания в России устойчивой независимой системы безналичных расчетов по картам есть простое решение, требующее договоренностей с МПС относительно замыкания транзакционного российского трафика, в том числе по картам МПС, внутри РФ. Операции по картам российских банков в терминалах российских банков должны обрабатываться (в том числе, по ним должны выполняться расчеты) внутри России через российские же процессинговые центры, подконтрольные властям РФ.

Да, такое решение дискриминирует интересы МПС (они теряют большую часть трафика, инициируемого российскими картами), и потому с МПС нужно договариваться. Известны все аргументы, которые как будут озвучены, так и уже произносятся представителями МПС, против такого подхода. Все они в результате сводятся к защите бренда платежной системы. В таком случае нужно говорить с представителями МПС о ко-брендинге МПС и НПС для всех российских карт. Здесь нужна политическая воля представителей государства, и я уверен, что в результате переговоров результат будет достигнут. Мировой опыт и многочисленные примеры показывают – здесь нет ничего невозможного!

Очевидно, что в рамках работ по созданию НПС потребуется разработать правила НПС, установить межбанковские тарифы и тарифы за процессинг операций, определить ответственность всех участников карточных операций и т. п. С технической точки зрения, помимо построения свитча для замыкания внутристранового трафика, потребуется создать системы клиринга, разрешения конфликтов, защищенного документооборота и организовать расчеты по операциям.

Вопрос независимости нашего карточного рынка от иностранных компаний можно развивать сколь угодно глубоко. Чтобы добиться полной независимости российского рынка от МПС, придется идти на еще более серьезные шаги (их можно сделать позже без ущерба для стабильности российского рынка) – разработку собственного стандарта для микропроцессорных карт. Этот стандарт будет находиться в полном соответствии с международными ISO- и индустриальными стандартами и потому практически не потребует изменений существующей инфраструктуры обслуживания платежных карт, созданной российскими банками в рамках МПС (для этого достаточно, чтобы российское приложение было CCD-совместимым). Создание собственного стандарта не является столь критичной задачей для устойчивости карточного рынка, как замыкание внутристранового трафика. Но здесь важно отметить другое.

После создания собственного стандарта на приложение платежной карты наверняка встанет вопрос о том, что такую карту лучше производить на российском чипе и на российском заводе и т.д. и т.п. Другими словами, лозунг о нашей независимости от внешнего мира вновь отбросит нас в еще более приснопамятные времена. Должна быть черта, у которой следует остановиться. Мое мнение: замыкание внутристранового трафика по договоренности с МПС – и есть та черта, по достижении которой государство получает желаемый контроль целостности карточного рынка, а интересы МПС дискриминируются в разумной степени. Еще раз повторюсь, если только государство считает, что вопрос полного контроля за внутристрановыми операциями является для него критичным. Для российских же банков, какими бы патриотичными они ни были, на текущий момент вхождение в проект НПС является дополнительной головной болью.

В ходе обсуждений часто апеллируют к тому аргументу, что для создания НПС придется выполнить гигантский объем работ по разработке и внедрению собственных стандартов обработки операций по платежным картам, и что в результате на реализацию подобного проекта потребуются колоссальные средства. Это неправда. Никаких доморощенных стандартов внедрять не потребуется. При правильном построении системы вся существующая терминальная инфраструктура приема карт сможет без доработки принимать карты НПС. В зависимости от глубины проекта НПС на его реализацию потребуются не такие уж гигантские для такой страны как Россия средства – 35–50 млн евро.

Поэтому, если смотреть на данную тему через призму идей о борьбе с коррупцией, продвигаемых нашими президентом и премьер-министром, в этих проектах национального масштаба просто нет соответствующих масштабных финансовых средств, которые будоражили бы аппетит и затуманивали бы сознание тех фигур российского политического небосвода, которые готовы «пожертвовать собой» ради интересов российской национальной платежной системы в целом и каждого российского гражданина в отдельности.

В заключение отмечу, что существует масса способов существенного уменьшения головной боли российских банков в случае принятия решения о создании НПС, но это тема другого разговора.

P. S. Когда номер верстался, редакция «ПЛАС» получила возможность ознакомиться с проектом Федерального закона «О национальной платежной системе», в котором положения автора настоящей статьи, касающиеся вопросов регулирования государством платежных систем на территории РФ, нашли свое отражение.


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… предоплаченные платежные карты возникли как платежный инструмент в середине 1990-х гг., и первыми из них были карты Electronic Benefits Transfer (EBT) в США, на которые заменили ранее выдаваемые нуждающимся бумажные продовольственные сертификаты?