Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

"Электронный кошелек" в Европе по-прежнему пуст...

(Нет голосов)

21.06.2001 Количество просмотров 1729 просмотров
В этом году датчане могли бы торжественно отметить десятилетний юбилей первой банковской программы “электронных кошельков” Danmont. Однако торжества вряд ли состоятся. В течение последних нескольких лет операторы программы несли убытки. С 1 января 2000 г. национальная телекоммуникационная компания TeleDanmark отказалась обслуживать “кошельки” в таксофонах. К середине прошлого года подобные угрозы начали раздаваться и со стороны столичного метрополитена. Фирмы-акцептанты со все большей неохотой принимают Danmont, предпочитая им локальные дебетовые карточки или кредитные продукты международных систем.

Увы, но эта ситуация характерна не только для Дании. Многие менеджеры и операторы банковских программ “электронных кошельков” в странах Западной Европы вот уже несколько лет пытаются свести концы с концами.

Сплошные разочарования

В начале 90-х гг. карточные аналитики дружно провозглашали “электронные кошельки” самым эффективным средством борьбы с наличными транзакциями на небольшие суммы. Считалось, что уже к середине прошлого десятилетия в экономически развитых странах “электронные наличные” смогут вытеснить из обращения до 20% платежей, осуществляемых с помощью мелких банкнот и монет. В Западной Европе пионерами в области “электронных кошельков” стали датчане, запустившие первый проект в национальном масштабе Danmont в сентябре 1992 г. В 1994 г. еще три европейские страны - Финляндия, Австрия и Португалия последовали примеру Дании, причем во всех трех проектах держатели “кошельков” получили возможность производить многократную загрузку электронных денег. К середине 1996 г. в западноевропейских странах существовало уже 16 крупномасштабных программ “электронных кошельков”.

В этот период специалисты карточного бизнеса находились под впечатлением результатов маркетингового исследования британского банка NatWest (несколько сотрудников, которого впоследствии организовали компанию Mondex), показавшего экстраординарный интерес потребителей к концепции “электронных кошельков”. Еще большее впечатление произвела покупка 51% акций компании Mondex International корпорацией MasterCard International, переговоры начались в 1996 г.; формально сделка была оформлена в начале 1997 г. Тем самым одна из глобальных платежных систем как бы показывала “остальному миру” серьезность, жизнеспособность и стратегическую перспективность концепции “электронных кошельков”. Акция MasterCard International выглядела достойным ответом своему основному конкуренту - ассоциации Visa Internatonal, которая в начале 1996 г. уже имела готовый «кошельковый» продукт Visa Cash и провела пилотный проект (хотя и с плачевными результатами) на Олимпийских Играх в Атланте.
Однако уже в 1997 г. появились первые признаки недовольства банков ходом реализации программ. Если результаты пилотных проектов в большинстве случаев выглядели достаточно обнадеживающими, то полномасштабное развертывание программ “электронных кошельков” сопровождалось откровенно вялой реакцией держателей и незаинтересованностью фирм-акцептантов в обслуживании карточек. Банки были вынуждены заказать у маркетинговых фирм детальные исследования рынков. Выводы оказались шокирующими. “На практике никто не смог даже близко подойти к показателям, содержащимся в исследовании компании Mondex. - отмечает директор британской консалтинговой компании Payment Systems Питер Джоунз (Peter Jones). - Однако было уже поздно: в 1997 г. практически вся Европа проводила пилотные проекты или развертывания программ электронных кошельков”.
Основной вывод маркетинговых исследований в тот период - потребители не были готовы воспринимать “электронные кошельки” в качестве заменителя наличных. Более того, потребители активно противились попыткам банков и платежных систем ограничить их право на использование монет и банкнот.

“Электронный кошелек” как сетевая экстерналия

На фоне неудовлетворительных показателей развития программ “электронных кошельков” в Западной Европе в конце 90-х гг. очень своевременно появилась и получила определенную известность теория “сетевой экстреналии”. В предельно упрощенной форме суть этой теории применительно к “электронным кошелькам” состоит в следующем. По мере расширения инфраструктуры обслуживания “кошельков” растет спрос на эти продукты со стороны потребителей. В свою очередь, рост числа держателей “кошельков” приводит к усилению давления на предприятия торгово-сервисной сети и увеличивает их склонность к обслуживанию (propensity to accept). Соответственно, полезность “кошельков” для держателей еще больше увеличивается. Таким образом, возникает некая саморазвивающаяся спираль, приводящая к экспоненциальному росту эмиссии и оборотов по карточкам при соответствующем расширении инфраструктуры.

С точки зрения логики, в этой теории трудно найти изъяны. Однако на практике “сетевая экстерналия” явно не сработала. Несмотря на то, что в ряде стран (Германия, Нидерланды, Испания, Австрия) эмиссия достигла очень значительных объемов, а инфраструктура обслуживания (торгово-сервисная сеть, банкоматы, устройства для загрузки карточек) непрерывно расширялась, активность держателей оставалась очень низкой. В результате экономика программ выглядела для эмитентов все более и более удручающей.

К концу прошедшего десятилетия значительная часть западноевропейских банков-менеджеров программ “электронных кошельков” пришли к выводу, что при существовавших условиях на рынках экономическая составляющая является убыточной. Как следует из приведенной выше таблице, банки ежегодно несли убытки от реализации “кошельковых” проектов и программ в среднем 2,55 евро в расчете на карточку. Если помножить эту цифру на число выпущенных в рамках западноевропейских программ карточек (см. табл. 1), то получится, что ежегодно банки теряют: 106,67 млн. карточек х 2,55 евро = 272 млн. евро.

Любопытен еще один момент в реализации программ (по крайней мере, западноевропейских) “электронных кошельков”. Нет никаких фактов, свидетельствующих, что эмитенты “кошельков” способны добиваться экономии от масштабов эмиссии. То есть, удельные издержки при увеличении объемов выпуска карточек, если и уменьшаются, то очень незначительно. Вызвано это тем, что активность потребителей очень низка: величина средней транзакции смехотворно мала, а размеры (и сроки) флоута не позволяют банкам использовать остатки на счетах в качестве “длинных” денег .

Таким образом, теория “сетевой экстерналии” сработала “с точностью до наоборот”: отсутствие активности держателей привело к падению интереса предприятий торгово-сервисной сети к обслуживанию таких карточек, что, в свою очередь, еще более снизило уровень активности держателей.

Нужно ли банкам избавляться от “электронных кошельков”?

Казалось бы, экономика “электронных кошельков” дает вполне ясный ответ: в нынешней ситуации банкам необходимо избавляться от дорогостоящих и сверхубыточных “кошельковых” программ. Однако с этим выводом пока не согласны ведущие платежные системы, в частности, Visa International и Europay International.

Что касается Visa International, то ее руководство продолжает упорно верить в перспективность “кошельковых” технологий и востребованность на рынке продукта Visa Cash. Пилотный проект Visa Cash в Лидсе (Великобритания) был оценен руководством ассоциации как “один из наиболее удачных примеров тестирования “электронных кошельков” в мире”. В ходе проекта было выпущено 60 тыс. карточек, установлено 1,4 тыс. терминалов и 60 устройств для загрузки карточек. Наблюдатели отметили, что особую популярность карточки Visa Cash приобрели у местных автомобилистов, поскольку 70% городских автозаправочных комплексов были оборудованы устройствами для принятия “кошельков”. С другой стороны, один из ответственных работников городской администрации Лидса, курировавший проект, заметил, что ему неизвестны примеры того, чтобы кто-либо из жителей города высказал сожаление по поводу завершения пилотного проекта Visa Cash.

Europay International признала, что использование “электронных кошельков” в качестве самостоятельного продукта экономически нецелесообразно. Вместо этого ассоциация рассматривает “кошелек” как одно из приложений на мультифункциональных карточках и надеется, что миграция банков-участников на EMV-совместимые технологии будет способствовать повышению интереса и банков, и держателей к “электронным кошелькам”.

Visa International также возлагает большие надежды на мультифункциональные карточки с “кошельковым” приложением.
Однако, похоже, обе эти платежные системы понимают, что использование мультифункциональных EMV-совместимых карточек не означает автоматического роста спроса держателей на “кошельковые” приложения. Если потребители по-прежнему будут отдавать предпочтение наличным при осуществлении транзакций на небольшие суммы, то никакие дополнительные приложения на карточках не заставят держателей уменьшить привязанность клиентов к использованию банкнот и монет.

Введение в 2002 г. в 12 западноевропейских странах единой валюты в наличный оборот оставляет для Europay International, Visa International и ряда других крупных компаний, продвигающих “кошельковые” технологии (Proton World International, ZKA) определенные надежды на улучшение ситуации. Именно предстоящий переход крупнейших европейских стран на наличные евро заставил ведущие платежные системы объединить усилия и форсировать разработку и внедрение Общих спецификаций “электронных кошельков” CEPS. Распространение этих спецификаций фактически позволит добиться технологической совместимости всех действующих в зоне евро программ “электронных кошельков”. Если таковая совместимость будет достигнута, то 90% всех выпущенных на сегодняшний день в мире “кошельков” будут “работать” на всей территории “еврозоны”.

Западноевропейские эксперты предполагают, что в начальный период функционирования наличных евро многие жители “еврозоны” будут испытывать неудобства при осуществлении расчетов наличными, поскольку им придется отказаться от привычных масштабов цен в национальных валютах. Поэтому карточки, содержащие “электронные кошельки”, могут стать для многих потребителей более удобным средством, чем наличные. Кроме того, с усилением интеграционных процессов в странах “еврозоны” увеличится число трансграничных транзакций и увеличится мобильность рабочей силы, в результате чего востребованость “кошельков” также может возрасти, особенно среди той части населения, которая не имеет доступа к кредитным карточкам.
Лидеры европейского карточного рынка также стали более внимательно следить за развитием «кошельковых» программ на рынках Азиатско-Тихоокеанского региона, где крупные банки и финансовые компании потихоньку «прибирают к рукам» наиболее экономически выгодные программы «электронных кошельков». Этот регион давно известен в «карточном» мире своими успешными внедрениями «транспортных» схем на основе «электронных кошельков» и мультифункциональных микропроцессорных карточек с «кошельковым» приложением. До недавнего времени большинство банков Японии, Кореи, Сингапура, Гонконга и других стран региона либо игнорировали эти программы, либо не могли найти «общего языка» с операторами. Однако в прошлом году, похоже, лед тронулся. В Гонконге 6 млн. «транспортных» карточек-«кошельков» Octopus Card получили «благословение» со стороны банков на использование для оплаты в предприятиях торгово-сервисной сети (соответственно, местные банки получили доступ к контролю финансовых потоков). В Японии 11 компаний, среди которых 3 банка и 2 оператора мобильной связи, объявили о планах реализации программы мультифункциональных карточек с «кошельковым» приложением Edy.

Для европейских платежных систем наиболее ценным представляется накопленный азиатскими операторами опыт взаимодействия банковских и небанковских компаний в ходе реализации программ и проектов «электронных кошельков». Эффективные решения вопросов контроля за финансовыми потоками и разделения ответственности между участвующими сторонами важны для европейцев и с точки зрения миграции на мультифункциональные EMV-совместимые карточки. Кроме того, успешная кооперация между несколькими участниками программ «электронных кошельков», демонстрируемая азиатскими странами, является залогом высоких доходов и стабильности реализуемых программ.

Mondex пошел другим путем?

Между тем, некоторые ведущие европейские разработчики технологий «электронных кошельков» и операторы «кошельковых программ» уже успели сделать для себя выводы относительно перспективности этих продуктов. Бельгийская корпорация Proton World явно переключилась на разработку платформ и решений для мультифункциональных карточек. Германская компания ZKA – оператор крупнейшей в Европе и мире «кошельковой» программы GeldKarte (60 млн. карточек на конец 2000 г.) – оказала сильное влияние на Europay International с тем, чтобы используемая в проекте технология легла в основу платформы Clip. Параллельно ZKA объединила усилия с французскими банками, пытаясь на практике доказать трансграничную совместимость GeldKarte.

Фактически, из всех ключевых игроков европейского рынка “электронных кошельков” только Mondex International не предпринял никаких шагов в поддержку CEPS. Демонстративный отказ Mondex от участия в разработке и продвижении Общих спецификаций “электронных кошельков” некоторые специалисты объясняют коренным изменением в стратегии компании, о котором было объявлено в середине 2000 г.

Суть этих стратегических изменений заключается в том, что Mondex планирует перенести центр тяжести своего бизнеса в глобальную сеть и, соответственно, продвигать “электронные наличные” в качестве эффективного инструмента оплаты товаров и услуг на рынке ПК- и мобильной коммерции.

Вслед за заявлением о новых направлениях деятельности, руководство компании предприняло попытки продать часть акций стороннему инвестору (или инвесторам). Согласно информации, опубликованной в американском журнале Card Technology (декабрь 2000 г.), Mondex первоначально пытался привлечь 100 млн. долл. США, однако к концу прошлого года руководство компании снизило свои запросы до 10-20 млн. долларов.

Стоит обратить внимание на то обстоятельство, что компания пыталась найти покупателя/инвестора среди нефинансовых/небанковских венчурных компаний. Западные аналитики расценили это как свидетельство обострившихся отношений между компанией Mondex International и ее хозяином - корпорацией MasterCard International, владеющей 51% акций Mondex (на покупку этого пакета было потрачено более 150 млн. долл. США).

В ноябре 2000 г. в британском издании Electronic Payments International появилась заметка, в которой отмечалось, что целый ряд руководящих работников MasterCard International, ранее поддерживавшие Mondex International, либо уже вышли в отставку, либо собирались это сделать. Речь шла, прежде всего, о Джине Локхарте (Gene Lockhart), предыдущем Президенте и Исполнительном директоре MasterCard International, и двух исполнительных вице-президентах корпорации - Билле Джейкобсе (Bill Jacobs) и Эде Хогане (Ed Hogan), которые принимали непосредственное участие в подготовке сделки по покупке контрольного пакета акций Mondex International.

Правда, в декабре корпорация MasterCard International официально заявила о своих намерениях и впредь поддерживать Mondex (в том числе, и с помощью финансовых вливаний). Старщий вице-президент корпорации по развитию глобального электронного бизнеса Арт Крэнзли (Art Kranzley) в этой связи отметил, что поддержание отношений со своей дочерней компанией важно для ассоциации MasterCard International, прежде всего с точки зрения предстоящей глобальной миграции банков на мультифункциональные микропроцессорные технологии. Mondex обладает большим практическим опытом и ноу-хау в области разработки приложений, управлении криптоключами и тестировании устройств для обслуживания смарт-карточек. Этот опыт, по мнению Крэнзли, исключительно важен для MasterCard International, поэтому поддержка компании Mondex будет обеспечиваться, по крайней мере, еще несколько лет. Любопытно, что в комментарии Крэнзли абсолютно ничего не было сказано о перспективах «электронного кошелька» Mondex и о попытках компании найти сторонних инвесторов.

Позиция MasterCard International по вопросу «электронного кошелька» Mondex не может не волновать европейские банки, входящие в ассоциацию Europay International. Дело в том, что слухи о возможном объединении ассоциаций Europay International и MasterCard International в начале 2001 г. перестали быть просто слухами. Хотя до сих пор представители ассоциаций не делали никаких официальных заявлений или комментариев по этому поводу, стало известно, что в феврале руководители платежных систем провели совместную встречу, на которой был достигнут существенный прогресс по вопросу об объединении. Предполагается, что очередной раунд (возможно, заключительный) переговоров пройдет в июне 2001 г., на котором, скорее всего, речь пойдет уже о конкретных сроках и процедуре объединения. Для европейских банков-участников ассоциации Europay International важна позиция MasterCard International в отношении “кошельковой” платформы Clip, которая, по мнению Europay International, должна лежать в основе “кошелькового” приложения на EMV-совместимых мультифункциональных карточках.

Europay International в последние годы не скрывала своего негативного отношения к «электронным наличным» Mondex. Известно, что эта технология предусматривает возможность осуществления транзакций без непосредственного участия и контроля со стороны банков. Поэтому Europay International не поддерживала попытки Mondex утвердиться в европейских странах, в чем и преуспела: к настоящему времени «электронные наличные» Mondex выпускаются только в трех странах Европы - Великобритании, Норвегии и Франции. Из более, чем 1 млн. карточек Mondex, находящихся в обращении к концу 2000 г., только четверть была выпущена в трех перечисленных выше европейских странах.

“Электронные кошельки” на рынке e-коммерции

Несмотря на то, что, на рынке электронной коммерции подавляющая часть «карточных» транзакций осуществляется с помощью кредитных продуктов, дебетовые схемы оплаты постепенно становятся все более и более популярными.

Существует, по крайней мере, две ниши на рынке e-коммерции, где “электронные кошельки” могут оказаться востребованы уже в ближайшее время.

Первая ниша - это использование “кошельков” молодыми людьми в возрасте до 18-21 лет, не имеющими легальных прав на получение кредитных карточек. Предоплаченные карточки вообще и “электронные кошельки” в частности являются для такой группы потребителей наиболее удобным способом оплаты в глобальной сети. Платежные системы и компании, продвигающие технологии “электронных кошельков”, уже обратили внимание на активность тинэйджеров на рынке e-коммерции, где они являются основными покупателями многих контентных товаров. Однако, как считают некоторые аналитики, европейские банки уже уступили инициативу небанковским компаниям, которые в последнее время наводнили рынок «скретч»-картами, используемыми не только для доступа в Internet, но и для оплаты товаров и услуг виртуальных торговцев. Например, в Великобритании к началу 2001 г. действовали 4 различные небанковские схемы предоплаченных карточек, специально ориентированные на молодых людей в возрасте до 18 лет. Операторы этих проектов проводят активную маркетинговую работу среди виртуальных компаний.

Вторая ниша - использование “кошельков” для перевода средств и проведения расчетов типа person-to-person через сеть Internet. Такие схемы могут реализовываться двумя принципиально различными способами: а) под контролем банков-эмитентов «кошельков» и б) напрямую, то есть без опосредования банками. Ясно, что ведущие платежные системы стремятся не допустить второго варианта.

Определенную озабоченность возможными угрозами со стороны «не подлежащих аудиту» методов оплаты высказывают и центральные банки многих стран. Однако «безбанковские» схемы оплаты и перевода средств в Internet уже начали пробивать себе дорогу. Безусловным лидером в сегменте платежей “person-to-person» через сеть Internet в настоящее время является американская компания PayPal, которая к началу этого года имела более 6 млн. клиентов в 20 странах мира (в том числе, и в Европе).
 
French connection

В последние полтора года европейские платежные системы и все сторонники «кошельковых» технологий с надеждой следят за развитием событий на французском карточном рынке. Франция, будучи пионером, в области внедрения смарт-карточных технологий, стала последней страной ЕС, в которой банки приняли решение использовать «электронные кошельки». Фактически, первые пилотные проекты в этой стране начались только в конце 1998 г., когда «кошельки» Modeus начали использоваться для оплаты проезда в общественном транспорте в пригородах Парижа.
Отставание Франции от других западноевропейских стран во внедрении программ «электронных кошельков» французские банкиры объясняли желанием «внимательно изучить» практику других операторов на территории Европы с тем, чтобы избежать сделанных ошибок.
Действительно, реализация банковских проектов «электронных кошельков» в этой стране началась только после того, как были проведены основательные подготовительные работы.

Первым шагом стало учреждение независимой организации, выполняющей функции гаранта программ «электронных кошельков». В 1997 г. 11 банков и финансовых компаний, а также Управление почтовой службы La Poste на паритетной основе (по 9,09% начального капитала) учредили финансовое общество Societe Financiere du Porte-Monnaie Electronique Interbancaire (SFPMEI). В отличие от большинства других европейских стран, где эмитентами электронных денег и гарантами платежных обязательств выступают банки (под общим контролем со стороны центральных банков), во Франции эти функции были изначально доверены SFPMEI. Кроме того, эта организация получила полномочия по контролю и надзоры за всеми организационными, финансовыми и правовыми аспектами программ «электронных кошельков» в стране. Ни один из проектов «электронных кошельков» во Франции не может начаться без утверждения со стороны SFPMEI.

Вторым шагом в подготовке развертывания «кошельковых» программ во Франции стала активная работа по привлечению торгово-сервисных фирм-акцептантов еще до начала самих проектов. SFPMEI и представители банковского сообщества считали, что одной из основных причин неудовлетворительного состояния «кошельковых» программ во многих странах Европы являлась недостаточно целенаправленная работа операторов программ с торгово-сервисными компаниями. Во Франции заинтересованные в развертывании «кошельковых» программ банки сначала заручились поддержкой крупных торговых и сервисных корпораций, а также государственных управлений и служб (почта, железнодорожный и городской транспорт), которые должны были играть ключевую роль в развитии инфраструктуры обслуживания карточек.
Наконец, третьим направлением подготовительных мероприятий стал выбор технологии «кошельков». К середине 1999 г. стало ясно, что в стране сложились три банковские «группировки», поддерживающие различные схемы реализации «электронных кошельков».

Изначально наиболее мощной выглядела группировка, собирающаяся реализовывать программу Moneo. Ее поддерживали не только крупнейшие ритейлинговые банки и финансовые группы страны, но и ведущие поставщики оборудования и решений. Сторонники Moneo обладали еще одним важным стратегическим преимуществом перед конкурентами. Эта программа основывалась на технологии германской GeldKarte, что, в перспективе, означало трансграничную совместимость и большие объемы транзакций.

Программа Modeus поддерживалась меньшим числом банков, однако и у нее было определенное конкурентное преимущество: технология этого «кошелька» уже была успешно опробована в ряде «транспортных» проектов. Схема была поддержана парижским Управлением городского транспорта (RATP), Национальным управлением железнодорожных пассажирских перевозок (SNCF) и сильным телекоммуникационным оператором France Telecom.

Третья группировка была представлена единственным банком – Credit Mutuel, незадолго до этого купившего права на организацию франчайзинга Mondex во Франции. Правда, реализация программ Mondex во Франции поддерживалась и несколькими крупными поставщиками оборудования и технологий. Любопытно, что Credit Mutuel в то же время решил «подстраховаться», записавшись в число сторонников программы Moneo.

Пилотные проекты Moneo и Mondex начались во Франции осенью 1999 г. Уже в начале 2000 г. многие специалисты предсказывали скорое объединение двух программ – Moneo и Modeus. Операторы этих программ исповедовали сходную идеологию: они стремились добиться CEPS-совместимости карточек и считали, что «кошельки» должны существовать как одно из приложений на мультифункциональных карточках, планировали развивать инфраструктуру приема на национальном уровне и в перспективе достичь выхода схем на международный уровень (на базе общеевропейских стандартов). И действительно, в апреле прошлого года произошло фактическое слияние этих двух программ под эгидой Moneo.

Что касается программы Mondex, то нежелание ее руководства поддерживать протоколы CEPS однозначно приводило к противостоянию с Moneo. Пилотный проект карточек Mondex во Франции начался в сентябре 1999 г. в Страсбуре, где оператор проекта Credit Mutuel располагал хорошими связями с фирмами-акцептантами и имел большую клиентскую базу. Сразу же было выпущено 40 тыс. карточек, число которых в течение первой половины 2000 г. возросло до 50 тыс. Во второй половине года информация о проекте постепенно стала все более и более скудной. Известно лишь, что пилотный проект должен был завершиться в конце 2000 г. Однако никаких официальных сведений о его результатах так и не поступило.

Что же касается проектов Moneo, то первый из них стартовал в Туре, где первоначально было выпущено 50 тыс. карточек – часть в виде самостоятельного продукта, часть в качестве приложения на кредитных и дебетовых карточках. «Кошельки» принимались в торговых и сервисных точках, библиотеках, спортивных комплексах, на автомобильных стоянках и в общественном транспорте. К середине прошлого года экономические показатели выглядели весьма обнадеживающими. Доля активных карточек составила порядка 50% (в среднем по Европе – 20%), в среднем в месяц по карточкам совершалось 75 тыс. транзакций, средняя величина транзакции составляла 22 франка.

Однако затем начались странности. Операторы программы, посчитав, что «кошельки» уже успели утвердиться на рынке, ввели дополнительные тарифы за выдачу и обслуживание карточек, а также повысили ставку комиссии за взаимообмен данными. Была установлена ежегодная плата за обслуживание в размере от 20 до 70 франков (в зависимости от типа карточки). Комиссия, взимаемая с торгово-сервисных предприятий, увеличилась с 0,5 до 0,9%. Кроме того, фирмы-акцептанты стали платить за аренду терминалов.

Аналогичный подход был использован и во втором проекте Moneo – в провинции Бретань (город Брест). До начала марта 2001 г. жителям этой провинции было выдано около 30 тыс. карточек, хотя изначально емкость рынка оценивалась в 200-300 тыс. карточек. Ужесточение тарифов за выдачу и обслуживание карточек, и увеличение размеров торговой комиссии не могло не сказаться на снижении активности держателей и возросшем потоке жалоб со стороны небольших и средних торговых точек.
Скорее всего, операторы программы Moneo столкнулись с теми же проблемами, что и их коллеги в других странах Европы: результаты пилотных стадий проектов часто выглядели впечатляющими, однако, когда дело доходило до массового внедрения и попыток «поправить экономику» программ за счет держателей и фирм-акцептантов, начинались проблемы. Впрочем, сами французы еще полны оптимизма. Moneo предполагает начать проекты еще в трех регионах страны, причем, держатели смогут использовать «кошельки» для оплаты покупок на рынке электронной ПК- и TV-коммерции, а перезагрузка карточек будет осуществляться посредством мобильных телефонов и сети Internet.

Подождем?

Между тем, в апреле 2001 г. появилась первая информация о ходе реализации проекта «электронных кошельков» Ducato, осуществляемого под эгидой крупнейших платежных систем и компаний, продвигающих на рынке «кошельковые» технологии - Banksys, Cartes Bancaires, Europay International, Interpay Nederland, Proton World, Sermepa, Sistema 4B и Visa International. В ходе проекта должна быть проверена совместимость «кошельков», выпущенных в рамках различных программ, а также возможность совершения трансграничных транзакций на основе CEPS-совместимых карточек.

Пока партнеры заняты работами по технической интеграции. Первые CEPS-совместимые карточки должны появиться в обращении к осени 2001 г., причем они будут выпущены одновременно в четырех странах – Бельгии, Франции, Нидерландах и Испании. Торгово-сервисные точки в этих странах будут задействованы для проверки надежности и безопасности осуществления как локальных, так и трансграничных транзакций по выпущенным карточкам.

Проект Ducato, пилотная фаза которого предположительно закончится в декабре 2001 г., рассматривается платежными системами Europay International и Visa International как первая (и, возможно, последняя) серьезная практическая проверка «дееспособности» CEPS перед появлением единой европейской валюты в наличном обращении. Достижение трансграничной совместимости многочисленных «кошельковых» схем, безусловно, станет мощным импульсом для европейских банков и других операторов программ «электронных кошельков».

Впрочем, все уже прекрасно понимают, что совершенство технологий отнюдь не является гарантией экономического процветания операторов программ. Пока же европейский «электронный кошелек» никак не может наполниться…


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… в Китае в XXV веке до н.э., наряду с бартером, начинают развиваться денежные отношения? Роль "посредничающего" товара, который можно свободно обменять на любой другой, играют в основном ракушки каури, добываемые на близлежащих островах в Тихом океане. Со временем каури становятся основным платежным средством во всем Китае.