Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Front-office+Back-office=...

(Нет голосов)

22.05.1999 Количество просмотров 1539 просмотров

Поводом к написанию статьи послужила презентация совместной программы компаний «Диасофт» и «Банковский Производственный Центр» по сдаче в аренду программного обеспечения для банковских процессинговых центров.

Приятно отметить, что наши ведущие разработчики и поставщики банковского ПО постепенно приходят к пониманию того, что, помимо АБС и карточного back-office, банку иногда требуется и front-office. Ранее эта идея, помимо ЦФТ, похоже, никому и в голову не приходила. Более того, оба сектора - разработка ПО автоматизации банковской деятельности  и создание карточного ПО - мирно сосуществовали на рынке, практически никак между собой не соприкасаясь. Максимум, на что были готовы идти разработчики банковского ПО - это организация учета в АБС карточных операций. Максимум, до чего снисходили создатели карточного ПО, - это организация взаимодействия АБС банка с карточным back-office, а back-office - с одним-двумя модулями управления устройствами третьих компаний. В большинстве же случаев картина установки и взаимодействия специализированного ПО в банке полностью отражала картину «мирного сосуществования» этих секторов на российском рынке - оба типа систем функционировали самостоятельно и независимо друг от друга, в лучшем случае изредка обмениваясь данными на уровне экспорта/импорта файлов.

В 1995-1996 гг., когда происходила разработка первых версий российского карточного ПО, активность большинства банков в области эмиссии карточек была несравнима с их активностью в области эквайринга. В результате первые российские разработки в первую очередь были призваны удовлетворить нужды эмитентов карточек. В результате поддержка эквайринговых функций в этих продукта отсутствовала или находилась в зачаточном состоянии.

Кроме того, в 1995-1996 гг. среди пользователей российских БС очень немногие финансовые институты имели членство одновременно в  нескольких платежных системах. В результате в первых версиях программных продуктов поддерживалась работа столько с одной из платежных систем (в большинстве случаев - локальной системой банка). Чтобы удовлетворить свои потребности по выпуску карточек и учете карточных операций в рамках нескольких платежных систем, банкам приходилось устанавливать у себя необходимое число копий одного и того же программного продукта.

Первые прообразы карточного back-office появились у таких известных разработчиков АБС, как «Диасофт», R-Style, Инверсия (о качестве первых версий такого ПО мы сейчас говорить не будем, важен сам факт). Правда, в то время российского карточного законодательства как такового не существовало Зато существовали многочисленные инструкции ЦБ, требования по валютному регулированию и валютному контролю и т. д., чем не замедлили воспользоваться российские разработчики АБС. Точно так же, как АБС российского производства успешно конкурируют с западными не в последнюю очередь благодаря своему соответствию всем требованиям российского банковского и бухгалтерского учета и законодательства, с появлением законодательных актов, регулирующих проведение карточных операций и их отражение в банковской и бухгалтерской отчетности банка, у создателей банковского ПО появился реальный шанс «откусить часть пирога» у зарубежных разработчиков карточного софта (в первую очередь, back-office [1] ) благодаря поддержке в российских продуктах требований российского же законодательства.

Другим преимуществом российских систем перед зарубежными аналогами карточного back-office (хотя об аналогии можно говорить с большой натяжкой) стала хорошая сопрягаемость с российскими же АБС (в  особенности, если и АБС, и back-officeразрабатывала одна и та же компания). Столь же значительным минусом стало отсутствие сопрягаемости с front-office зарубежного производства. В результате банк, установивший у себя, к примеру АБС RS-Bank производства компании R-StyleSoftwareLaboratory, докупал к нему некое подобие карточного back-office в виде подсистемы «Эмитент» производства той же компании, обеспечивающей связь между АБС и полноценным back-office, установленным где-нибудь в процессинговом центре - своем или чужом - и используемым - в том числе - и для персонализации карточек.

R-StyleSoftwareLaboratory

АБС RS-BANK была разработана в 1993 г. компанией R-Style. В ноябре 1994. г в составе группы компаний R-Style появилась компания R-StyleSoftwareLaboratory, костяк которой составили разработчики системы RS-Bank.

Во второй половине 1996 г. в составе AБС -Bankпоявился модуль «Эмитент», предназначенный для автоматизации работы банка-эмитента пластиковых карточек в одной из платежных систем. После выхода «Эмитента»  разработчики R-StyleSoftwareLaboratory поставили перед собой задачу объединить возможности обслуживания пластиковых карточек различных платежных систем в одном программном продукте.

В принципе, эта задача была частично решена и в предыдущей версии программы, однако все платежные системы, с которыми должен был работать банк, жестко задавались при установке продукта, и добавлять новые было крайне сложно.

Кроме того, разработчики «Эмитента», пожалуй, и не претендовали на создание полноценного карточного back-office, поскольку модуль предназначался для использования исключительно эмитентами или агентами по распространению карточек и не включал каких-либо функций эквайрера.

Аналогично, у компании «Диасофт» часть функций карточного back-office был реализован в программном комплексе DiasoftCARD. Однако, в отличие от R-Style, разработчики DiasoftCARDизначально заложили в свой продукт возможность выполнения банком ряда эквайринговых функций.

«Диасофт»

Система DiasoftCard была разработана специалистами компании «Диасофт» в 1996 г. и предназначалась для установки в процессинговом центре банка-эмитента карточек, агента по распространению карточек другого банка, а также в расчетном или процессинговых центрах. В составе системы имелся модуль голосовой авторизации, а также программные средства для электронной авторизации запросов, поступающих непосредственно от банкоматов и торговых терминалов или операторской компании, обслуживающей устройства банка.

Управление банкоматами было реализовано через использование специальных программ третьих фирм (видимо, через тот же PACE), с которым система DiasoftCard обменивалась информацией по протоколó D1000.

 

Таким образом, эволюция российских back-officeдля карточных платежных систем происходила в точном соответствии с «законами жанра». Первоначально предпринимались попытки реализовать часть функций back-officeв одной из подсистем в составе АБС (или в модуле, поставляемом дополнительно к АБС собственной разработки). Так решение лучше продавалось - пользователю банковской системы просто предлагалось приобрести дополнительный модуль, облегчающий учет клиентских операций с карточками и отражение этих операций в бухгалтерской отчетности банка. Такой подход оказался вполне успешным - к примеру, в настоящее время среди 600 банков, пользующихся решениями группы компаний «Диасофт» по автоматизации банковской деятельности, более 150 являются пользователями системы DiasoftCard(в том числе у ряда пользователей система DiasoftCard  установлена совместно с продуктом DiasoftBank).

Клиентами компании R-StyleSoftwareLaboratory - пользователями АБС RS-Bank являются около 1200 банков и филиалов России. Система RS-Bank, в частности, установлена в таких банках, как Конверсбанк», «КредитИмпексбанк», банк «Украина», Мострансбанк, банк «Альба-Альянс», «Московский муниципальный банк», «Фундаментбанк», «Пробизнесбанк», «Оргбанк», банк «Петр Первый», банк «Якиманка», а также в московских представительствах банков "JPMORGAN" , "BankofAmerica" и"Michinoku"и 42 (из 73) территориальных банках Сбербанка России

Однако доморощенные решения, к сожалению, значительно уступали по своей функциональности западным разработкам, опережая их лишь по степени соответствия российской специфике. Действительно, в первых версиях карточных программных продуктов большинства разработчиков поддерживалась работа с только с одной платежной системой, да и то - на базе локальных карточек банка. Банкам же требовался полноценный back-office для карточных операций - как с локальными, так и с международными карточками, и они вполне справедливо ожидали соответствующего решения от своих поставщиков.

С другой стороны, банк вправе рассчитывать на то, что выбранное им решение по автоматизации карточных программ (причем  не обязательно система, которую ему предложит поставщик его АБС) будет легко интегрироваться с уже установленной у него АБС одного из российских производителей. Таким образом, от разработчиков карточного ПО ожидалось, что они, во-первых, выделят «карточные» функции в самостоятельный программный продукт и, во-вторых, обеспечат сопрягаемость этого продукта с различными российскими АБС.

Выделяя функции карточного back-office из АБС в отдельный продукт, разработчики не могли не понимать: несмотря на потенциальную опасность конкуренции с другими поставщиками карточного ПО, у них появляется возможность предложить карточный back-office собственного производства банку, уже установившему у себя АБС компании-конкурента. Поэтому в следующих версиях back-office и «Диасофт», и R-StyleSoftwareLaboratory продекларировали возможность интеграции собственных разработок с АБС «противника».

Таким образом, качественные изменения на российском рынке пластиковых карточек в 1997-1997 гг. нашли свое отражение в изменениях функциональности карточных продуктов, предлагаемых российскими разработчиками. У обоих лидеров рынка АБС - компаний «Диасофт» и R-StyleSoftwareLaboratory - появились самостоятельные программные продукты с названиями соответственно DiasoftCard+ и RS-Card, которые могли работать и с банковскими системами других производителей (в частности, в России существует несколько примеров инсталляций в одном и том же банке АБС RS-Bank и карточного back-officeDiasoftCard+). Кроме того, обе компании - и «Диасофт», и R-StyleSoftwareLaboratory - обеспечили в своих программных продуктах взаимодействие банка с несколькими платежными системами в рамках единого back-office и сертифицировали интерфейсы к части крупных российских процессоров, оказывающих услуги «третьим лицам» - STB-Card, «Мультикарта» [2] , EuropayInternational, VisaInternational. Благодаря этому клиенты обеих компаний получили потенциальную возможность работать с российскими платежными системами, а также с  международными карточками (правда, с использованием услуг независимых процессинговых компаний, имеющих выход в сети международных платежных систем).

R-StyleSoftwareLaboratory

В конце 1997 г. вышла новая версия «Эмитента», в которой недостатки предыдущей были частично устранены. Так, в новой версии заказчик получил возможность выбора: использовать настройки, предлагаемые программистами компании (система «Эмитент» поставляется полностью настроенной на работу с карточками STB-Card, а также с карточками, обслуживаемыми процессинговым центром «Мультикарта»), или самостоятельно настраивать модуль «Эмитент» на работу с той или иной платежной системой.

Кроме того, в отличие от предыдущей версии «Эмитента» новый продукт, получивший название «Универсальный модуль «Эмитент»», не только обеспечивает совместную работу платежной системы с АБС RS-Bank, но и позволяет организовать взаимодействие платежных систем с модулем «Операционный день» банковских систем других производителей.

 

«Диасофт»

В марте 1999 г. вышла новая версия системы обслуживания частных вкладов DiasoftRETAIL 4x4, в которой поддерживаются протоколы обмена сообщениями c процессинговым центром STB по картам VISA и EUROPAY.

При получении данных банками-эмитентами из процессингового центра STB в системе DiasoftRETAIL 4x4 отражаются операции клиента по карточкам и формируются соответствующие бухгалтерские проводки. Ранее такая возможность была реализована только при обслуживании STBCARD.

Текущая версия back-officeDiasoftCARD+ реализована на основе бухгалтерского ядра и функциональности программного продукта компании DiasoftRETAIL 4x4 и состоит из двух компонент: базового комплекса (системы автоматизации обслуживания частных вкладов) и модуля для работы с пластиковыми карточками (собственно back-office), который используется для ведения базы данных по карточкам, транзакциям, устройствам и участникам расчетов, а также обмена данными с процессинговым центром.

В системе поддерживается настраиваемый экспорт/импорт нормативно-справочной информации, оперативных данных и финансовых показателей, что обеспечивает возможность стыковки с любой АБС, в том числе и банковскими продуктами самой компании - DiasoftBANK 4Х4 и DiasoftBank 4x4 Workflow

Итак, следующим шагом в эволюции российских разработок карточного back-office стало создание back-office, позволяющего работать одновременно с несколькими платежными системами (локальными, российскими, международными). Однако «по умолчанию» пользователям такого ПО предлагалась работа лишь в режиме эмиссии и обслуживания карточек собственных клиентов: полнофункциональный front-office, обеспечивающий голосовую и электронную авторизацию транзакций, управление терминальными устройствами, обмен сообщений с другими хост-компьютерами в «он-лайн» режиме и т. д., в ассортименте софта, предлагаемого российскими разработчиками АБС, так и не появился.

Между тем, если обратить внимание  на предложения западных поставщиков  по программно-аппаратной платформе для процессингового центра, можно заметить: все поставщики без исключения включают в состав предложений и front-office, и back-office. У одних поставщиков обе системы являются продуктами одной компании-разработчика, другие поставляют программные комплексы, где авторами front-office и back-office являются различные компании. Однако и в том, и в другом случае обе системы изначально интегрированы между собой, поэтому при установке ПО потребуется лишь сопряжение с АБС заказчика.

Между тем, российские потребители в большинстве своем оказываются в более затруднительном положении. Предположим, в банке установлена у них АБС российского производства, интегрированная с неким подобием карточного back-office (российского же производства), который имеет «оф-лайн» интерфейсы к back-office внешних процессинговых центров. Интеграция с front-office не предусматривается в принципе (не считая оф-лайнового обмена на уровне экспорта-импорта файлов, что для работы серьезного процессингового центра мультиэмитентной платежной системы непригодно). Поэтому, если такой потребитель российского ПО захочет организовать у себя процессинговый центр на базе зарубежного ПО, ему придется либо интегрировать зарубежный back-office с российской АБС, либо сопрягать его с установленным back-office российского производства. Что лучше - сказать трудно.

Многие банки такое положение дел не устраивает. Однако до недавнего времени ни одного сколько-нибудь приличного front-office «местного разлива», обладающего столь же полной функциональностью, что и системы front-office зарубежного производства, а именно - пригодного к использованию по своему прямому назначению в составе любых платежных систем - на базе как магнитных, так и смарт-карточек, в рамках как локальных, так и международных карточных проектов; обеспечивающего работу с широким спектром терминальных устройств, гарантирующего проведение авторизации в «он-лайн» режиме, поддерживающего межпроцессинговый обмен информацией с другими центрами в «он-лайн» режиме и т. д., - на российских просторах зафиксированоне было. И это несмотря на желание некоторых разработчиков провозгласить front-office АТМ-менеджер с небольшой добавкой в виде модуля авторизации транзакций.

R-StyleSoftwareLaboratory

В 1998 г. в составе ПО для работы с карточками RS-Card, помимо модуля «Эмитент», появились 2 новых - «процессинговый центр» и «Эквайрер». При этом, как следует из информационных источников компании, «процессинговый центр занимается проведением и рассылкой транзакций по пластиковым карточкам», а «эквайрер» - « обслуживанием торговых точек и банкоматов». Более полное описание функциональности обоих модулей, к сожалению, отсутствует, однако, поскольку партнером R-Style является компания IBM, можно предположить, что в системе реализована поддержка работы с банкоматами средствами контроллера PACE. Таким образом, о наличии даже в новой версии RS-Card полноценного front-end говорить не приходится. Что касается межпроцессингового обмена cTB-Card и «Мультикартой», то он выполняется в «оф-лайн» режиме (как, впрочем, и в решении, предлагаемом компанией «Диасофт»). Это означает, что банк, установивший у себя соответствующее ПО, по- прежнему может обслуживать в собственных банкоматах и POS-терминалах лишь собственные же локальные карточки (или же международные карточки собственных клиентов, которые в этом случае сводятся к рангу локальных). Неудивительно, что российские пользователи даже для работы с отечественными карточками предпочитают зарубежные продукты.

 

Компания «Диасофт» пошла по другому пути. Не пытаясь привнести в собственные разработки непривычные для специализации компании функций front-office, она заключила стратегический союз с Банковским Производственным Центром, специализирующимся в области поставки решений для карточных платежных систем. В результате появилась совместная программа обеих компаний по сдаче в аренду программного обеспечения для банковских процессинговых центров.

Выступая на семинаре, директор по работе с клиентами Александр Генцис, в частности, рассказал предысторию появления совместного предложения: «Два года назад компания «Диасофт» начала реализацию программы аутсорсинга программного обеспечения. Это было сделано после очередного кризиса и связанного с ним временного снижения платежеспособности банков. Программа аутсорсинга была призвана сократить единовременные затраты на автоматизацию банковской деятельности финансовых институтов. Смысл программы состоял в заключении  с банками договоров на аренду банковского программного обеспечения за сравнительно небольшую арендную плату. Таким образом, банк, проявляющий интерес к программным разработкам компании и желающий сократить свои единовременные затраты, мог приступить к работе с ПО, досконально изучить возможности программного продукта, а затем и приобрести его в собственность. Программа аутсорсинга оказалась успешной: компания «Диасофт» получила около 20 новых клиентов. Такой же подход было решено применить и для продвижения совместного с компанией БПЦ решения (в скобках заметим, что никто из производителей и поставщиков банковского и карточного программного  обеспечения в России в настоящее время не предлагает ничего подобного).

Специальная финансовая программа компаний  предусматривает заключение с клиентом договора аренды на программное решение в составе back-office на базе системы DiasoftCARD+ (3 универсальных рабочих места) и front-office на базе системы TPII. Сумма, указываемая в договоре, складывается из двух составляющих: стоимости аренды программного обеспечения и стоимости услуг по внедрению системы и обучению персонала заказчика.

Стоимость аренды включает расходы по сопровождению системы (горячая линия) и зависит от количества подключенных к системе оконечных устройств (см. табл. 1). Минимальный срок аренды - 3 месяца.»

Таблица 1

Стоимость аренды программного обеспечения

Количество подключенных банкоматов

до 5

до 10

до 15

свыше 15

Количество подключенных POS-терминалов

до 15

до 25

до 40

 свыше 40

Стоимость аренды на 1 месяц, включая сопровождение, долларов США

2 500

5 000

7 500

индивидуальные условия или выкуп лицензий

 

Стоимость услуг без НДС приведена в табл. 2.

Таблица 2

Стоимость услуг

Вид работ

Предполагаемый срок проведения работ

Стоимость, долларов США

Обучение персонала

5 рабочих дней

2 500

Внедрение системы

5 рабочих дней

1 800

Произведем необходимые подсчеты. Минимальная сумма договора составит 7,5 тыс. + 2,5 тыс. + 2* 1,8 тыс = 13,6 тыс. долларов. Прибавим сюда НДС на стоимость услуг и получим около 15 тыс. долларов США. Таким образом, за удовольствие 3 месяца поиграть в игрушку под названием TPII банк выложит около трети стоимости, например, такого решения, как KontsCardSystem компании TietoKonts или Start компании CTL (если говорить о решениях, поддерживающих работу с международными карточками) или 2/3 стоимости комплекса А4МС+ компании Компас ПЛЮС (если речь идет о продукте, поддерживающем работу с локальными карточками с магнитной полосой и имеющем интерфейсы к международным платежным системам). Так стоит ли игра свеч?

Рассмотрим еще один вариант, который необходим для лучшего понимания всех «плюсов» и «минусов» предлагаемого решения. Предположим, что банк, взявший в аренду ПО, одновременно является участником международных платежных систем (одной или нескольких, в данном случае это обстоятельство  не играет роли). Естественно, со временем у банка появится желание самостоятельно эмитировать карточки, организовать обслуживание собственных карточек, а в дальнейшем - и осуществлять полноценный эквайринг по карточным продуктам (то есть работу с торговыми точками, выдачу наличных в ПВН и банкоматах) через собственный же процессинговый центр, в котором установлено арендованное ПО. Желание это, к сожалению, неосуществимо без проведения предварительных процедур сертификации интерфейсов обмена сообщениями с международными платежными системами, а также сертификации процесса персонализации карточек (кстати, последняя функция, нетипичная для большинства систем front-office, заложена в TPII. В back-officeDiasoftCard+ генерация файла персонализации не происходит, осуществляется лишь подготовка данных по новым карточкам для последующей передачи в систему front-office).

Российский опыт показывает, что с момента инсталляции программно-аппаратного комплекса до завершения процедур сертификации в международных платежных системах проходит не менее года (а то и полутора-двух). Значит, все это время банк будет вносить арендную плату, которая при самых скромных подсчетах составит не менее 35-40 тыс. долларов США. А самое пикантное, что по окончании сертификации банк прочно «сядет на иглу» TPII (проводить пересертификацию интерфейсов к международным платежным системам, а особенно персонализации международных карточек, по оценкам самих же банкиров, - удовольствие ниже среднего). Так что в дальнейшем, видимо, придется решать - либо продолжать выплачивать аренду, либо приобретать софт в собственность. А учитывая, что «нижняя планка» стоимость front-officeTPII, по словам руководителя отдела системной интеграции и управления проектами компании БПЦ А. Демидова, составляет 200 тыс. долларов США, удовольствие от реализации второго варианта окажется не из дешевых. При этом в сумму договора не входит стоимость сопровождения второго уровня (то есть обновления версий систем DiasoftCARD+ и TPII). Таким образом, переход с версии на версию заказчику придется оплачивать дополнительно.

TPII работает в  среде UNIX/ORACLE. Так что предстоит приобрести лицензии и на эти программные продукты. И, конечно, не следует забывать о собственно аппаратном решении.

Таким образом, если гипотетический банк, заключивший-таки договор на аренду, при этом собирается эмитировать ограниченное число международных карточек (а так оно, видимо, и будет - ведь по 1 варианту (см. табл. 1 и 2) предусматривается установка не  более 5 банкоматов и 15 POS-терминалов), то окупаемости своей карточной программы он добьется очень и очень нескоро. Или не добьется вообще.

Наконец, остается выяснить еще один интересный вопрос. Совместное решение обеих компаний, помимо всего прочего, предлагается ими и для организации собственного процессинга локальныхкарточек. Вот тут уж совсем непонятно, зачем для обслуживания небольшого количества локальных карточек и реализации ограниченной по своим масштабам программы эквайринга (см. предыдущий абзац) покупать дорогостоящий front-office, используемый обычно в крупных программах международных карточек [3] ?

***

Итак, перспективы совместной программы на территории России спрогнозировать несложно. Вероятно, их неплохо представляют себе и сами компании. Остается выяснить действительные мотивы, которые заставили их «двинуться навстречу друг другу» и предложить российским банкам совместное решение.

Начнем с БПЦ - эксклюзивного партнера компании IFSInternationalпо продвижению в Росси и странах СНГ программного продукта TPII.

История продвижения TPII в России заслуживает отдельного изложения. Хотя историей-то ее назвать трудно - установки этого программного продукта на территории нашей страны можно пересчитать по пальцам.

Первая инсталляция продукта руками БПЦ была выполнена в торговом доме OLBI [4] (наверно, многие помнят печальную участь банка «Национальный Кредит» и держателей карточек OLBICard). За ней последовала установка ПО TPII - в Кардцентре (комментарии не нужны?) и банке Туран-Алем (уточнить у Павлова состояние дел). Правда, все эти инсталляции, строго говоря, нельзя относить к числу достижений БПЦ, поскольку компания получила статус партнера IFSInternational лишь в феврале 1997 г.

С 1997 г. ситуация начала выправляться: front-officeTPII для своего процессингового центра приобрел Московский банк Сбербанка России. С 1997 г. процессинговый центр Московского банка Сбербанка России перешел в промышленную эксплуатацию (правда, в скобках отметим, что банкоматы, переведенные из STB-Card на обслуживание в собственный процессинговый центр, были возвращены назад в STB-card, не проработав под TPII и двух месяцев. И это несмотря на то, что условия обслуживания банкоматов в STB-Card иначе как грабительскими назвать сложно.)

В 1997 г. БПЦ предпринял еще одну попытку изменить ситуацию к лучшему. Front-officeTPII начал продаваться не сам по себе, а  в комплекте с back-officeVisionPLUSкомпании PaySYS, который специалисты называют одним из лучших решений такого рода. Впрочем, и эта приманка не сработала. Ни одной инсталляции совместного решения в России так и не состоялось, поскольку цена предлагаемого комплекта взлетела до «астрономических» для большинства российских банков высот.

В 1998 г. фортуна повернулась к БПЦ лицом. Компания выиграла тендер на поставку программно-аппаратного решения для процессингового центра региональной расчетной системы Газпромбанка России. В составе ПО была приобретена и система TPII. В январе 1999 г. на базе БПЦ был создан круглосуточный Центр Сервисной поддержки, обслуживания и сопровождения процессинговых центров с установленным ПО TPII. В марте 1999 г. были завершены все пуско-наладочные работы в процессинговом центре Газпромбанка, 20 апреля закончилась сертификация интерфейсов к UnionCard [5] (похоже, что сертификация интерфейсов к международным платежным системам и не начиналась?), а также подписан акт приемки - сдачи работ Правда, к самостоятельной работе процессинговый центр пока не приступил...

Осенью 1998 г. в компании БПЦ прошла реструктуризация, в результате чего в составе компании появилось новое подразделение - «БПЦ процессинг». Предполагалось, что независимый процессинговый центр (базирующийся опять-таки на платформе TPII) будет востребован банками, реализующими карточные программы, но не имеющими собственных процессинговых мощностей. Однако в этом случае, видимо, сработало застарелое недоверие российских финансовых институтов к внешним процессинговым компаниям (неважно, принадлежат ли они конкурирующим банкам или являются полностью самостоятельными единицами), и вплоть до марта 1999 г. ни одного заказа новоиспеченный процессинговый центр так и не получил. Видимо, тогда-то и появилась идея о сдаче производственных мощностей упомянутого выше подразделения в аренду...

Вскоре у процессингового центра БПЦ появился первый клиент, ИНГ Евразия - российская «дочка» голландского банка INGBarings. Правда, его понимание аренды процессинга не полностью совпадало с пониманием этого процесса БПЦ . Банк выразил горячее желание установить все необходимое ПО в родных стенах и привлечь к его обслуживанию... сотрудников БПЦ.

Ранее банк уже инсталлировал у себя несколько продуктов компании Diasoft по автоматизации банковской деятельности, среди которых - DiasoftDepo 3.43, а впоследствии - DiasoftCUSTODY 5NT и DiasoftCARD+. Разумеется, обеим компаниям - БПЦ и «Диасофт» - пришлось принимать участие в интеграционных работах по состыковке front-officeи back-office частей комплекса. Видимо, здесь и следует искать «технологические» корни совместного предложения обеих компаний, презентации которого и был посвящен семинар.

Что же касается корней экономических, то тут все яснее ясного. Компания Diasoft имеет более 600 клиентов из числа банков на территории России и стран СНГ, в том числе - около 150 установок подсистемы DiasoftRetail4х4 и/или DiasoftBank в таких банках, как Сбербанк России, Газпромбанк, Гутабанк, Внешторгбанк, Диалог-Оптим, Запсибкомбанк, Югра, Славянский...

Число клиентов БПЦ значительно скромнее. В то же время, продать систему front-officecдополнительной функциональностью back-office, отсутствующей в DiasoftCard +, банкам, уже имеющим опыт работы с продуктами Диасофт, знающим безупречную репутацию компании, а возможно, и уже эксплуатирующим Back-officeDiasoftCard+, у БПЦ значительно больше шансов (тем более, если в переговорах, например, примет участие «Диасофт»). Кроме того, в процессе общения с клиентами по поводу TPII у БПЦ есть прекрасная возможность предложить им и свои другие решения - ПО для банкоматов, «филиал самообслуживания», «бизнес-центр», наконец, сами банкоматы и т. д. Тем более что даже во время совместного семинара БПЦ не упустил шанса продемонстрировать в здании «Диасофта» банкомат NCR с установленным ПО под платежную систему Газпромбанка.

***

Какие же мотивы двигали компанией «Диасофт»? Один из них - это желание предложить своим клиентам законченное решение, полностью покрывающее все потребности банка, в том числе и в области работы с карточками, - и в этом плане «обойти» ближайших конкурентов. Тем более, что поддержка в TPII ряда типично бэк-офисных функций (выпуск карточек, генерация и печать PIN-конвертов) сделала возможным использовать разработку компании «Диасофт» в качестве единственного бэк-офиса даже в программах выпуска и обслуживания международных карточек. Так что банк, который возьмет в аренду или приобретет в собственность совместное решение, сумеет сэкономить на back-office, - правда, несколько переплатит за front-office.

Другим возможным мотивом могло стать стремление «Диасофта» принять более активное участие в автоматизации филиалов и отделений Газпромбанка, которых в настоящее время насчитывается более 20, и подключении их к процессинговому центру банка. Тем более, что уже началась установка системы автоматизации бухгалтерского учета DiasoftBALANCEв 14 филиалах банка.

Третье объяснение, - то, что в настоящее время «Диасофт» активно «окучивает» Сбербанк России. Ряд программных разработок компании - в частности, модули DiasoftSBDealing 5NT (автоматизация операций на рынке рублевых межбанковских кредитов), DiasoftBank. 5NT - уже прошли сертификацию комиссии Сбербанка России. Работая «рука об руку» на ниве автоматизации Сбербанка России и Газпромбанка и не являясь конкурентами, обе компании могли найти полное взаимопонимание...n



[1] Упомянутые выше преимущества, к сожалению, не играют никакой роли для систем карточного front-office. Видимо, это стало одним из сдерживающих факторов создания российскими компаниями таких систем.

[2] Что любопытно, ни «Диасофт», ни R-Style не сертифицировали интерфейсы к back-officeUnionCard

[3] Например, карточные программы банков TSB (Ирландия), StandardFederalBank (США), BudapestBank (Венгрия), Сбербанка России.

[4] Правда, в то время компания «Банковский Производственный Центр»,  еще не имела статуса партнера компании IFSTechnologies - разработчика программного продукта TPII.

 

[5] Этот факт можно отнести к числу «побед» БПЦ, поскольку UnionCardидет на такие мероприятия крайне неохотно, предпочитая, чтобы участники платежной системы использовали для «межцентрового общения» собственные разработки компании. В настоящее время, помимо TPII, известны следующие решения, сертифицированные в UnionCard: ПО SATMкомпании SATS, KCSкомпании TietoConts, RS/2 компании Provida.


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… первым в мире банкоматом с использованием технологии cash-ресайклинга был выпущенный на японский рынок в 1982 г. аппарат OKI AT 100?