Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Андрей Тарусов: бесконтактные платежи – дороги, которые мы выбираем

(Нет голосов)

15.10.2010 Количество просмотров 1578 просмотров

Можно ли утверждать, что сегодня платежная система MasterCard уже получила все основания прямо заявить банкам – мы наконец дали вам то оружие для борьбы с наличными платежами, о необходимости которого так много говорилось участниками рынка безналичных платежей, и это оружие называется PayPass? Каковы перспективы иных бесконтактных платежных технологий? Можно ли, например, всерьез рассматривать сценарий, в рамках которого банки и операторы создадут вокруг NFC-платформы некую устойчивую экосистему, подразумевающую раздел доходов от предоставления платежных услуг как сдачу банками своих позиций новоявленным конкурентам? Ответить на эти и другие вопросы издатель журнала «ПЛАС» Александр Гризов предложил Андрею Тарусову, вице-президенту MasterCard Europe, отвечающему за развитие бизнеса.


Начну с того, что, несмотря на все усилия, предпринимаемые участниками рынка безналичных платежей – и MasterCard, разработавшей технологию PayPass, и разработчиками других бесконтактных платежных технологий, Россия, как и подавляющее большинство стран мира, до настоящего времени пока еще остается государством, в экономике которого превалируют платежи наличными. Более того, во всем мире за последние 10–15 лет объем наличности вырос и продолжает увеличиваться, о чем свидетельствует официальная статистика. Поэтому утверждать, что PayPass является неким универсальным средством борьбы с наличностью, пожалуй, было бы не совсем корректно. Ведь, как известно, решение задачи повсеместного перехода на безналичные розничные платежи лежит не только и не столько в плоскости технологии.

В разных странах соотношение наличных и безналичных платежей сегодня широко варьируется. Например, в Великобритании на безналичные платежи приходится порядка 40%, а в США – свыше 60% общего объема операций розничной оплаты товаров и услуг. В этих странах у потребителей уже сформирована устойчивая привычка оплачивать товары и услуги по карте или чеком. И применение такого мощного инструмента, как PayPass, в этих регионах действительно позволяет увеличить количество торгово-сервисных точек, готовых организовать прием карточных платежей. У россиян, в общей массе, привычка оплачивать повседневные товары и услуги по карте пока еще не сформирована. Так, на безналичные платежи по картам приходится порядка 3–4% от совокупного объема карточных транзакций.

Поэтому значение внедрения технологии PayPass для России трудно переоценить. Так, маркетологи считают, что если простимулировать держателя карты оплатить по карте PayPass покупки хотя бы три раза, то и в дальнейшем он будет пользоваться картами при оплате товаров в магазине, причем не только бесконтактными, но и традиционными, на что мы, собственно, и рассчитываем. При этом данная технология позволяет банкам вести успешную экспансию на ранее не охваченных безналичными платежами сегментах, таких как рестораны быстрого обслуживания, общественный транспорт, торговые автоматы, платные парковки и автострады, автозаправки и многое другое. Как вы знаете, недавно состоялась первая транзакция по карте PayPass в одном из московских ресторанов PrimeStar. Именно с сетей быстрого питания внедрение бесконтактных карт начиналось в США, и к настоящему времени бесконтактные карты принимаются практически во всех ресторанах сети McDonalds на территории Америки.

Реализуя данный проект в России, мы делаем ставку на молодежную целевую группу, которая намного быстрее и охотнее воспринимает новые платежные форм-факторы – например, не просто бесконтактные карты, а телефоны, брелки, часы, стикеры и т. д. с бесконтактным интерфейсом – для проведения платежных операций. И несмотря на то что стоимость персонализации таких устройств гораздо выше, чем карт, маркетинговый эффект от их внедрения очень значителен. Если говорить о вертикальных рынках в целом, стоит отметить, что причиной использования именно бесконтактной карты в том или ином сегменте могут быть самые неожиданные обстоятельства. Например, на АЗС пользователи отдают предпочтение бесконтактным картам, в том числе и по той причине, что такую карту нет необходимости отдавать в руки кассиру, а стало быть, ниже риск потенциального мошенничества.

В целом в продвижении бесконтактной технологии MasterCard предпочитаем придерживаться принципа реализации проектов типа close loop project. Речь идет о внедрении платежных технологий в замкнутую инфраструктуру: например, на территории университета, где расположены киоски, кафе, библиотеки и прочая разветвленная инфраструктура, и бесконтактная карта может служить не только средством оплаты, но и инструментом контроля физического доступа в помещения, учета взятых в библиотеке книг и т. д. Аналогичные проекты успешно реализуются на территории крупных производственных предприятий со своей инфраструктурой – буфетами, столовыми, торговыми автоматами, а также в масштабных торговых комплексах. При этом ни для кого не секрет, что наращивание банками программ на базе PayPass является для них неким «суверенным» путем экспансии на рынок микроплатежей, т. е. путем, на котором у них нет и не может быть конкурентов, а только выгодные ко-брендовые партнеры в лице транспортных компаний, сетей ресторанов быстрого обслуживания и т. д. Чем обусловлено такое мнение?

Если сравнивать PayPass с такой активно внедряемой в России бесконтактной технологией, как MIFARE, необходимо отметить огромную эволюционную разницу между ними с точки зрения бизнес-задач.

Так, MIFARE – исключительно транспортная технология, внедряемая на замену бумажным билетам. Когда человек оплачивает проезд на метро или на ином общественном транспорте по карте MIFARE, банк на этом ничего не зарабатывает, поскольку платежных транзакций при этом не осуществляется. В своем нынешнем виде технология MIFARE на общественном транспорте предполагает наличие учетной системы, которая собирает информацию о количестве проездов держателя карты, а затем банк оплачивает транспортному оператору стоимость поездок держателя.

При этом для того, чтобы снизить себестоимость изготовления проездного билета на базе технологии MIFARE, которая порой сравнима со стоимостью одной поездки на транспорте, транспортные операторы готовы идти на снижение уровня защищенности чипа и, как следствие, бесплатно обслуживать определенный процент «зайцев», воспользовавшихся поддельными транспортными картами.

По очевидным причинам такой подход категорически неприемлем для банков. Поэтому размещение на банковской карте чипа MIFARE является для банка не более чем неким дополнительным сервисом, благодаря которому он хочет привлечь определенную целевую группу и продавать ей впоследствии другие банковские услуги.

На этом фоне, на наш взгляд, на общественном транспорте необходимо внедрять технологию PayPass, которая позволяет учитывать каждую транзакцию, которая в этом случае становится платежной, успешно разрешать диспутные ситуации между банком-эмитентом и эквайером, разделяя между ними ответственность, что принципиально невозможно в рамках технологии MIFARE.

Если же говорить еще об одной бесконтактной технологии – NFC, то важно заметить – при ее внешней привлекательности и элегантности самого решения, у нее есть один серьезный минус. Дело в том, что технология NFC еще слабо разработана, и существует насколько вариантов ее реализации. Один из них подразумевает хранение ключевой информации на SIM-карте, что выгодно для операторов сотовой связи, другие позволяют хранить секреты на независимых модулях безопасности. Второй вариант более предпочтителен для банков, так как дает им возможность строить свои решения без участия оператора связи, и по этой же причине его не «любят» операторы. Почти все ведущие производители телефонных аппаратов сегодня имеют модель NFC-телефона, но для массового покупателя они пока недоступны.

Между тем, рассматривая имеющиеся на сегодняшний день примеры такого сотрудничества банков с сотовыми операторами сотовой связи, я хотел бы подчеркнуть: в большинстве случаев такие совместные проекты, предполагающие загрузку банковских приложений на SIMкарту, в реальности никакого отношения к NFC не имеют и именуются таким образом скорее из маркетинговых соображений. Поэтому сегодня, когда сотовые операторы декларируют возможность оплаты проезда на транспорте с помощью NFC-телефонов, они де-факто вступают в конкуренцию с банками, поскольку в этом случае стоимость проезда на транспорте списывается не с банковского счета, а со счета оператора.

С точки зрения реалий российского правового поля такой подход весьма неоднозначен уже сам по себе и стал возможным только за счет узких «лазеек», найденных в законодательной базе. В соответствии с законодательством РФ перечислять платежи третьей стороне по поручению клиента без уплаты налогов может только банк. Операторы сотовой связи получают деньги от клиента целевым образом и ни на что, кроме оплаты предоставляемых со своей стороны сервисов, не имеют права их использовать.

Более того, сегодня деятельность операторов сотовой связи, которые фактически пытаются предоставлять банковские сервисы, не регулируются никакими инструкциями со стороны ЦБ РФ. На самом деле банки, предоставляя подобные сервисы клиентам, несут совсем другие затраты на то, чтобы выполнить требования ЦБ РФ в этой части. Так, например, в банковской практике существует сложная, но юридически безупречная процедура оспаривания спорных транзакций. Но попробуйте сегодня оспорить, например, SMSсообщение или звонок у оператора сотовой связи! Когда же сотовые операторы начнут массово проводить платежные операции и их так же, как и банки, начнут атаковать мошенники, с этой проблемой они самостоятельно справиться не смогут. Дело в том, что для этого они должны будут поднять уровень клиентского сервиса до банковского уровня, но сможет ли тогда такой оператор конкурировать в базовых сервисах по предоставлению услуг связи? Скажу больше – с введением закона «О национальной платежной системе» в этой области будет намного меньше проблем, потому что сейчас банки и небанковские структуры, которыми являются операторы сотовой связи, находятся в неравных условиях. Принятие же закона, по крайней мере в той форме, в которой он существует сейчас, позволит банкам и операторам играть по общим правилам.

Помимо юридических проблем, вопрос использования NFC в качестве платежной технологии остается открытым и с точки зрения практической реализации таких проектов. Так, например, в России сегодня между банками и операторами сотовой связи существуют принципиальные разногласия по вопросу, у кого должны храниться ключи. Операторы, естественно, настаивают на так называемом One Wire Protocol протоколе, который подразумевает хранение всех ключей непосредственно на SIM-карте. Банкам же, как уже отмечалось, хотелось бы, чтобы телефон имел некий независимый от оператора security-модуль, предназначенный для удаленной загрузки и хранения ключей, а также иной чувствительной информации.

То же самое происходит и в Европе.

Причем операторы сотовой связи более консолидированы, чем банки, в смысле лоббирования технологии NFC. Например, в России «большой тройке» и нескольким более мелким операторам «противостоят» порядка тысячи кредитных организаций. Поэтому первенство в этой борьбе пока остается за телекоммуникационными компаниями.

Однако в ближайшее время, как ожидается, само понятие SIM-карты постепенно перестанет существовать. Так, в телефонах поколения 4G никакой SIMкарты уже нет, и разговаривать по ним можно, минуя оператора сотовой связи, например, через приложение Skype и ему подобные.

Со своей стороны я надеюсь, что со временем в России операторы сотовой связи будут поставлены в равные условия с банками при осуществлении платежей в пользу третьих лиц. Первые, согласно законопроекту «О национальной платежной системе», должны будут работать через небанковскую кредитную организацию или банк и подчиняться нормативным требованиям ЦБ РФ в этой области. И в этом случае нам как платежной системе, равно как и нашим банкам-участникам, уже ничто не сможет помешать наладить с ними различные взаимовыгодные схемы сотрудничества. Операторы смогут, например, выступать эмитентами предоплаченных карт или продавать различные товары и услуги. Успешные примеры такого сотрудничества платежных систем и операторов связи уже есть в ряде стран мира.


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… первую в мире действующую систему дистанционного банковского обслуживания для юрлиц запустил в Великобритании в 1983 г. Bank of Scotland (для компаний, входящих в National Building Society), причем в системе для приема и отправки дистанционных распоряжений по счетам использовались тогда… телефон и телевизор?