Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Андрей Королёв: «Искусство договариваться в России»

(Нет голосов)

01.09.2011 Количество просмотров 1646 просмотров

Андрей Королёв

Ни для кого не секрет, что сегодня Ассоциация российских банков – членов Европей (АРЧЕ) – структура с 16-летней историей деятельности – стоит на пороге серьезных перемен. Суть происходящего можно оценивать по-разному, но в том, что причины этих перемен объективны, а сами они неизбежны, сомневаться уже не приходится. На этом фоне мы попросили президента АРЧЕ Андрея Королёва поделиться с читателями «ПЛАС» своим видением ситуации.


АРЧЕ: ассоциация конкурентов

Для того чтобы объективно оценить специфику нынешней ситуации, сложившейся вокруг АРЧЕ, стоит, как и при решении любого исторического вопроса, вначале обратиться к истокам. Давайте вспомним, как и в каких условиях изначально создавалась эта структура и какие стратегические задачи перед ней ставились. Это основополагающий вопрос, который на нынешнем этапе истории АРЧЕ почему-то зачастую выпадает из контекста. Между тем очень многое из того, что было сделано к сегодняшнему дню, прямо вытекает из того, как и почему создавалась наша ассоциация.

Итак, начнем с того, что 16 лет назад, на момент создания АРЧЕ, развитием продуктов под брендами MasterCard и Maestro в России занималась ассоциация банков, называвшаяся Europay International, о чем до сих пор напоминает последняя буква нашей аббревиатуры. Несмотря на коммерческую форму, по своей сути и духу Europay International была организацией некоммерческой. Это было сообщество западноевропейских банков, которое сформировалось в начале 1990-х с целью искать и находить эффективные способы управления международными операциями по своим картам. И в логике именно такой организации рынка оставалось место для существования аналогичных по духу национальных банковских ассоциаций, которые могли бы выступать партнерами в этом диалоге с международными ассоциациями в части, касающейся развития карточного бизнеса в той или иной конкретной стране.

Поскольку мы говорим о России, следует выделить еще один важный, исторически сложившийся факт: в отличие от западноевропейских стран, чьи банки выступили основателями Europay, первыми участниками карточного бизнеса здесь стали именно коммерческие банки, и уже потом, с формированием рынка, возникла необходимость решать ключевые вопросы продвижения и развития брендов MasterCard и Maestro на уровне страны, а не наоборот. Но, повторюсь, сама идеология и логика взаимодействия между этими банками как внутри страны, так и между созданной ими национальной структурой (АРЧЕ) и структурой международной (Europay International), оставалась именно в рамках взаимодействия ассоциаций.

В каком-то смысле одной из ключевых предпосылок к созданию АРЧЕ можно назвать стремление российских банков к самоидентификации в целях создания некого единого целого – национального карточного рынка. Потому что один-два игрока с десятком терминалов и сотней карт – это еще не рынок. Но уже на следующем этапе, когда в России удалось реализовать нечто принципиально большее, чем несколько локальных проектов, возникла необходимость самоорганизовываться и выступать уже как единый рынок перед своими западными коллегами. Появилась насущная потребность иметь реальный голос в международной структуре, которая на тот период напрямую руководила развитием этого бизнеса, принимая все значимые решения, начиная с бюджета и заканчивая политикой в отношении бренда. В рамках этой логики и была создана АРЧЕ, поэтому все направления ее деятельности изначально вытекали именно из потребности в самоорганизации, самоидентификации, в выстраивании эффективного взаимодействия банков внутри страны и, конечно же, необходимости иметь единый межбанковский «рупор» для общения с коллегами из-за рубежа. Этим определялись и созданные тогда базовые направления деятельности ассоциации, от маркетинга и продуктов до вопросов безопасности и противодействия карточному мошенничеству.

История АРЧЕ в России - это редкий пример самоорганизации пктивно конкурирующих бизнес-структур при сильном организационном влянии внешней стороны

Удалось ли на тот момент реализовать поставленные структурные задачи? В целом ответ на этот вопрос будет положительным. В качестве примера можно привести представительство российских банков в рабочих комитетах руководящих органов Europay, вплоть до совета директоров ассоциации. Именно оно обеспечивало учет позиции отечественного банковского сообщества в принятии решений, связанных с развитием как российского, так и европейского карточного рынка.

Здесь можно отметить еще одну очень тонкую деталь. На тот момент никто и никогда не диктовал платежным системам правила игры. И залог существования платежной системы заключался в том, что она действовала на основе обязательного достижения консенсуса между всеми своими участниками. В той же Европе без договоренности между ключевыми игроками нельзя было сделать практически ничего. Ни один участник рынка, какими бы размерами ни обладал его бизнес, не мог прийти и сказать: «что-то будет именно вот так и никак иначе». Была выстроена четкая система совместного принятия решений, и Europay выступала эффективной площадкой для консолидированной выработки стратегии развития европейского бизнеса в режиме диалога.

Точно так же с момента создания АРЧЕ обстояло дело и в России: принцип «один банк – один голос» являлся краеугольным камнем деятельности ассоциации. Ни один, даже самый крупный, участник рынка не мог просто заявить, что тот или иной вопрос нужно решать только таким путем и никаким другим. Он мог лишь сообщить о существовании проблемы и внести предложение по ее устранению, после чего участниками АРЧЕ вырабатывалась общая позиция по данному вопросу. И только в том случае, если эта позиция реально поддерживалась большинством, она становилась руководством к действию. Была создана сложная система диалога и сбалансированного принятия решений по развитию рынка по всем направлениям, от маркетинга до безопасности.

В свою очередь Europay в рамках своих собственных правил предоставила АРЧЕ специальный статус, юридически закрепляющий права и делегирующий АРЧЕ ряд полномочий международной структуры на национальном рынке, – речь идет о хорошо нам известном статусе группового координатора. Таким образом, за АРЧЕ были официально закреплены права принимать решения по правилам взаимодействия банков – участников платежной системы на рынке России.

Российский феномен

Почему все это я оцениваю как действительно крайне важные шаги, имеющие историческое значение для всего российского рынка? Дело в том, что один из подтвержденных временем общепринятых фактов, с которым очень трудно спорить, заключается в следующем: за всю 20-летнюю историю развития рынка российские банки практически ни разу не продемонстрировали своей способности к самоорганизации, т. е. способности договариваться друг с другом для преследования совместных интересов. Чаще всего приходится наблюдать прямо противоположную картину, когда конкуренция не позволяет сосредоточить совместные усилия для решения какой-либо общей задачи, какие бы выгоды ни сулило ее решение всем участникам рынка. Концепция «я выиграл – ты проиграл» действует даже в тех случаях, когда ее вред очевиден для всех сторон.

В то же время имеющие несравнимо более долгую историю рынки Запада успели научиться непростому, но крайне важному искусству договариваться. Их глубокие корни самоорганизации произрастают из противоположной концепции «я выиграл – ты выиграл». Иными словами, западные банки стремятся сообща найти способ, когда выигрывают все заинтересованные стороны. Таковы принципиальные различия в «их» и «нашем» понимании конкуренции. В России злейшие конкуренты садились в рамках АРЧЕ за стол переговоров и рано или поздно приходили к консенсусу по важнейшим вопросам. Что позволило достичь столь впечатляющих результатов? В первую очередь это позиция международной платежной системы: у нее было четкое понимание перечня вопросов, которые требовали согласования на национальном уровне, а также умение организовать продуктивное обсуждение этих вопросов для выработки сбалансированного решения.

Итак, в первые годы существования АРЧЕ мы имели дело с уникальной для России бизнес-моделью. При этом ассоциация ни в коем случае не перечеркивала двусторонний диалог платежной системы с каждым из участников рынка. Искусство баланса заключалось в том, чтобы разделить вопросы сугубо коммерческие и вопросы общерыночные – т. е. связанные с созданием условий для развития рынка как такового.

Таким образом, история АРЧЕ в России – это редкий пример самоорганизации активно конкурирующих бизнес-структур при сильном организационном влиянии внешней стороны. Потому что идеология, концепция и собственно оперативная часть этого объединения всегда оставались за платежной системой. По сути, в России была создана организация, которая, разделяя вопросы конкуренции и вопросы развития, превалирующие над конкуренцией, все 15 лет своего существования успешно балансировала на острой грани и направляла рынок в ту сторону, которую определял консенсус позиций ее участников.

Торжество американской модели

Следующей вехой, поставившей под сомнение фундаментальные основы существования ассоциации АРЧЕ, стало превращение Europay в коммерческую организацию, окончательно состоявшееся в 2007 году с выходом уже объединенного к тому времени MasterCard на IPO.

Несколько забегая вперед, отмечу, что одной из предпосылок, которая в итоге разрушила эту европейскую модель ассоциаций конкурентов, стала позиция регулятора крупнейшей экономики мира, с точки зрения которого по формальным признакам уже само присутствие конкурентов за одним столом и попытка о чем-то договориться граничила с картельным сговором. И рассматривая дальнейшую историю развития европейской самоорганизации банков с участием международных платежных систем, мы видим путь, по которому пошел Europay вслед за MasterCard. Он заключается в том, чтобы целиком исходить из потребностей своего глобального партнера, включая использование в качестве одного из основополагающих постулатов своей деятельности его глобальную корпоративную модель.

Здесь, кстати, уместно вспомнить, что именно на этот период приходится ряд политических шагов, происходящих в Европе и направленных на дальнейшее оформление Европейского платежного пространства и все большую его самоидентификацию в качестве единого рынка для безналичных платежей.

Именно здесь берет свое начало коммерциализация MasterCard, превращение ее из ассоциации в корпорацию. Прежнюю парадигму: «у вас – бизнес, а у нас – место, где вы договариваетесь о совместном его ведении, совместном использовании бренда» сменила новая: «мы – корпорация, которая владеет всеми правами на бренд, который вы используете». Поэтому решение всех вопросов развития рынка, обсуждавшихся ранее, в том числе и в рамках АРЧЕ, было поднято «наверх».

Меня эта разница в подходах интересует сейчас прежде всего с точки зрения анализа внешней макросреды, в которой была создана и развивалась АРЧЕ и которая не могла не влиять на развитие ассоциации. По мере того, как менялась эта среда, менялись наши цели и задачи. И очевидно, что если мы имеем дело с общей для всех проблемой, то и решать ее нужно сообща, выводя вопросы конкуренции за рамки обсуждения.


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… в Китае в XXV веке до н.э., наряду с бартером, начинают развиваться денежные отношения? Роль "посредничающего" товара, который можно свободно обменять на любой другой, играют в основном ракушки каури, добываемые на близлежащих островах в Тихом океане. Со временем каури становятся основным платежным средством во всем Китае.