Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

UCS: начинается процесс консолидации на российском рынке эквайринга

(Нет голосов)

12.12.2011 Количество просмотров 1415 просмотров
Владимир Комлев

31 октября 2011 года совершилась масштабная сделка, в рамках которой компания UCS приобрела у Альфа-Банка бизнес корпоративного (наземного) эквайринга. Этот шаг, подразумевающий передачу эквайринга от банка к одному из крупнейших в России провайдеров услуг торгового эквайринга, является первой подобной инициативой на российском рынке. О том, какую роль сыграет данное событие на фоне современных тенденций российского рынка эквайринга, о его современном состоянии, а также об итогах деятельности процессинговой компании UCS в 2011 году журналу «ПЛАС» рассказывает генеральный директор компании Владимир Комлев.


Российский карточный рынок: количество карт превысило численность населения

На сегодняшний день общее количество выпущенных на российском рынке карт уже превысило численность населения страны. Так, по данным Банка России, к 1 июля текущего 2011 года на российском рынке обращалось свыше 157 696 000 карт, а численность постоянного населения нашей страны составила, по данным на ту же дату, 142,8 млн человек. Таким образом, на одного жителя РФ, включая все возрастные группы населения, сегодня приходится более одной (а точнее, порядка 1,1) банковской карты.

Именно поэтому, говоря о перспективах дальнейшего развития карточного рынка, следует вести речь не столько о том, чтобы еще больше увеличить объем эмитированных на российском рынке карт, сколько о том, как сделать карту инструментом повседневного использования. Сегодня эта задача остается такой же актуальной, как и 15 лет назад. Но для этого должна существовать развитая инфраструктура приема и обслуживания карт.

Конечно же, с точки зрения платежных систем эмиссия, пожалуй, наиболее важный элемент карточного рынка, она создает необходимое финансовое давление, создает предпосылки для платежной активности и повышает финансовую культуру населения. Но без целенаправленного построения эффективно работающей инфраструктуры повседневного использования карт это давление может оказаться неэффективным. Поэтому оба процесса – повышение объема эмиссии и расширение инфраструктуры приема платежей – должны идти параллельно.

UCS

К сожалению, в нашей стране эти процессы развиваются медленнее, чем прогнозировалось специалистами и чем хотелось бы самим участникам карточного рынка. Например, если 10 лет назад соотношение объема операций с использованием карт по снятию наличных и по оплате картами товаров и услуг составляло 97% к 3%, соответственно, то на сегодняшний день это соотношение представляет собой 90% и 10%. Процесс превращения карты в инструмент повседневной оплаты прогрессирует, но, увы, прогрессирует очень медленно.

Рынок эквайринга: консолидация на фоне высокой конкуренции

Сегодня конкуренция на российском рынке эквайринга не просто чрезмерна, но бездумно высока и не подпитана никакой реальной стратегией со стороны большинства банков, занимающихся эквайрингом. Рынок чрезвычайно фрагментирован. Так, по данным ЦБ РФ, на 1 ноября в России было зарегистрировано 615 банков, занимающихся эквайрингом. По моему убеждению, количество эквайреров как на душу населения, так и на одного торговца в России превысило все мыслимые пределы.

При этом емкость российского эквайрингового рынка, несмотря на ее динамичный рост, пока еще довольно невелика, даже по сравнению с не самыми крупными европейскими странами. Я уже не говорю о наиболее развитых рынках, таких как США, Великобритания, Франция, Германия. USC, являясь частью американской компании, имеет возможность сравнивать. Так, оборот крупнейшего клиента нашей материнской компании Global Payments сравним с оборотом всего российского рынка эквайринга. При этом на рынке США работает не более 10 эквайреров, на рынке Германии их 4–5, на рынке Великобритании – не больше 6. И все они представляют собой профессиональные небанковские структуры.

Международные платежные системы Visa и MasterCard, в свою очередь, также озабочены таким чрезмерным числом банков-эквайреров в России, притом что инфраструктура по приему карт развивается гораздо медленнее, чем хотелось бы всем. У международных платежных систем уже сформировалось понимание, что сейчас необходимо с помощью экономических методов добиваться перехода количества в качество и консолидации рынка в руках заинтересованных в этом бизнесе профессиональных эквайреров: так, они стали вводить лицензирование, дополнительные взносы для банков агентов по эквайрингу и т. д.

На этом фоне одной из самых острых проблем, по моему мнению, является та, что такой вид деятельности, как эквайринг, ведется банками вовсе не как самостоятельный и самодостаточный бизнес, а как некое, не до конца осознанное, но почему-то необходимое добавление к реально банковским услугам. При этом в эквайринговых услугах на 90% технологии, IT, передача данных и процессинг, а на 10% – банковская часть: переводы средств, клиринг и сеттльмент.

UCS

Эквайринг – это бизнес, в котором накладные расходы на сопровождение, к сожалению, растут быстрее, чем сам рынок в целом. Более того, к эквайрерам предъявляется все больше новых требований, связанных с необходимостью развивать соответствующую инфраструктуру и, соответственно, инвестировать в это направление значительные средства. В числе таких требований – проведение всевозможных аудитов, проверки на соответствие стандартам PCI DCC, необходимость соответствия правилам и стандартам построения хостовой процессинговой системы, нормативы к требованиям по мониторингу, необходимость наличия специальных подразделений по развитию рынка, наличие офицеров по логической, физической, сетевой безопасности и т. д. Сюда же можно отнести соответствие требованиям по надежности и доступности системы, обеспечение надежного канала связи, обеспечение двух независимых хостов и двух независимых адресов, между которыми терминал может моментально переключаться в случае недоступности одного из них; наличие круглосуточной службы сопровождения, соблюдение требований к надежности работы авторизационного центра.

Мошенники становятся все более изощренными, следовательно, все более изощренными должны быть и системы защиты. Самое главное: необходимость соблюдения банком-эквайрером всех этих требований никак не связана с объемом бизнеса – их необходимо соблюдать и при 1 млрд, и при 500 транзакций в месяц. Банк с недостаточным объемом эквайрингового бизнеса может себе позволить далеко не все из этого списка.

Второй важный момент, который я хотел бы обозначить, заключается в том, что российские банки-эквайреры зачастую не имеют инструментов для подсчета даже базовых элементов себестоимости этого бизнеса. Умеет ли банк, даже крупный, серьезный игрок эквайрингового рынка, четко понимать, каковы его затраты на этот бизнес и, самое главное, сколько он на этом бизнес-направлении зарабатывает? Действительно, несложно подсчитать лишь общую комиссию, удерживаемую с клиентов, умножив ставку комиссии на оборот. Но умеют ли банки правильно сосчитать в разрезе каждого клиента и каждой транзакции(!) все удержанные платежными системами interchange fee и прочие комиссии и сборы для каждой категории клиентов, а затем, базируясь на этом анализе, назначить размер эквайринговой комиссии? Умеют ли банки правильно и корректно учитывать все расходы, которые они делают на развитие и обслуживание POS-терминальной сети, на связь, на поддержку хостового решения, на зарплаты занятых в этих направлениях сотрудников?

Прибыль начинается после того, как эквайрер правильно и взвешенно, опираясь на точный расчет себестоимости и желаемый размер заработка, определяет тарифы и взаимоотношения со своим мерчантом. Наш опыт и общение с коллегами по цеху показывает, что это крайне редкий случай.

Учитывая же темпы роста эквайринговых оборотов – например, в нашей компании он растет на 35–40% в год, – неумение банка-эквайрера производить точную оценку своей эквайринговой деятельности вполне может отразиться и на P&L (Profits&Losses, управленческий отчет о прибылях и убытках) всего карточного бизнеса и банка в целом. Поэтому крайне важно уметь считать P&L эквайринга отдельно, относиться к нему как к самостоятельному бизнесу. В противном случае это может: а) привести к непредсказуемым финансовым последствиям, б) становится непонятно, для чего вообще заниматься этим весьма хлопотным и затратным делом.

Нельзя не отметить, что на российском рынке действительно наметилась некая тенденция к консолидации эквайрингового бизнеса. Но для того чтобы этот процесс пошел полным ходом, банки должны относиться к эквайрингу как к самодостаточному бизнесу. На сегодняшний день подавляющее большинство банков рассматривают свой эквайринговый бизнес лишь в качестве некоей необходимой добавки к основному банковскому бизнесу. Почти во всех без исключения банках, занимающихся эквайрингом, считают, что это бизнес-направление не может принести прибыли, и ведут его «под крышей» эмиссии, в итоге консолидированный результат дает «плюс». Обычная для нашего рынка ситуация – если банк является крупным эмитентом, он одновременно выступает и крупным эквайрером. Часто на очень многие расходы банки-эквайреры просто закрывают глаза (например, на закупку POS-терминалов, стоимость фондирования и т. д.), проводя их по общеадминистративным статьям или расходам на банковскую IT. И это при том, что сегодня доходность эквайрингового бизнеса исчисляется десятыми, а иногда и сотыми долями процента. Банки даже готовы терять на этом бизнесе средства, но только лишь для того, чтобы предоставлять этот сервис клиентам самостоятельно, чтобы избежать потерю клиента, который обслуживается у них также и по другим, более прибыльным видам банковского обслуживания (РКО, кредитованию и т. д.).

Все это говорит о том, что на рынке сложилась совершенно абсурдная ситуация. Заработки банков на эквайринге либо отрицательные, либо близки к нулю, но при этом банки считают его стратегическим направлением, не уставая повторять, что клиенты должны получать все услуги «из одних рук».

Конечно, с одной стороны, такая озабоченность банков представляется вполне разумной. С другой стороны, не стоит забывать, что именно таким путем – путем отнесения эквайрингового бизнеса на аутсорсинг – успешно шло большинство западных рынков. И сегодня, в рамках сложившейся в странах Запада практики, эквайринговое обслуживание отдается банком на аутсорсинг. Но, конечно, не конкурирующему с ним банку, который является более крупным игроком на эквайринговом рынке, а независимой специализированной небанковской организации. И это вполне логично, как уже упоминалось выше, эквайринг не является по сути банковской услугой.

В таких странах, как США, Канада и Великобритания, развитие эквайрингового рынка шло через поглощение или через выкуп этого бизнеса у крупных банков. Первый прецедент такого рода на российском рынке – наша сделка с Альфа-Банком.

Опыт более развитых в этом бизнесе стран позволяет мне надеяться, что эта сделка может стать началом тенденции к консолидации эквайринга на отечественном рынке, что рано или поздно ведение эквайрингового бизнеса перейдет от банков к профессиональным эквайринговым компаниям и в России. Последние, во-первых, не составят конкуренции банкам и не уведут у них клиентов по другим видам банковского обслуживания. А во-вторых, профессиональная эквайринговая компания должна будет в силу своего статуса располагать соответствующим инструментарием для подсчета себестоимости бизнеса эквайринга – это мощнейшая база, позволяющая на уровне каждой транзакции просчитать с точностью до тысячных долей процента, во что компании обходится каждый клиент и какова прибыльность от его обслуживания. И уже вести этот бизнес в убыток, заниматься бездумным и неосознанным демпингом она не станет – у нее не будет других источников дохода для субсидирования эквайринга.

Именно в этом я вижу перспективный путь развития эквайрингового бизнеса в России. Сегодня для того, чтобы полностью охватить услугами российский рынок эквайринга, более чем достаточно наличие 5–10 крупных и средних эквайреров. Если банк хочет начать получать от эквайринга гарантированную прибыль, ему достаточно отдать этот бизнес на аутсорсинг профессиональному эквайреру, не конкурирующему с ним на банковском рынке. Банку не придется нести неконтролируемых расходов на ведение эквайринга, при этом он гарантированно будет получать доход от партнера-эквайрера за помощь в продвижении этой услуги среди своих клиентов и будет спокоен за «сохранность» клиентуры, которой он оказывает другие, более прибыльные для банка, чем эквайринг, услуги и сервисы. Именно такая схема работает сегодня практически во всем мире, и я уверен, что российский рынок к ней постепенно придет. Это естественный путь развития, объективно выгодный для участников.

UCS

Альфа-Банк и UCS – профессиональное партнерство в области эквайринга

31 октября 2011 года была завершена сделка, в рамках которой компания UCS приобрела у Альфа-Банка бизнес корпоративного (наземного) эквайринга. Этот шаг, подразумевающий передачу эквайринга от банка провайдеру, специализирующемуся на эквайринговых услугах, стал первой подобной инициативой на российском рынке.

Ключевым элементом развития продаж является наша программа Referral partnership, в рамках которой банки-партнеры UCS дают своим клиентам рекомендацию подписать контракт на эквайринговое обслуживание именно с нашей компанией

Сделка с Альфа-Банком выявила несколько очень тонких моментов и поставила перед нами необходимость решить ряд неординарных задач: в результате нам удалось разработать структуру контрактов для совершения такого рода сделок в рамках российского законодательства. В итоге получилась очень интересная схема, а самое главное – мы приобрели ценный опыт по проведению таких сделок, по оценке подобного бизнеса и его перспектив.

Альфа-Банк и UCS продолжат партнерское сотрудничество по обслуживанию торгово-сервисных предприятий (ТСП), ранее заключивших договоры с АльфаБанком и переходящих на обслуживание UCS, в области наземного эквайринга. Новые клиенты Альфа-Банка, наряду с полным перечнем банковских услуг, как и прежде, смогут получить услуги эквайринга, провайдером которых для банка будет выступать UCS. Альфа-Банк останется расчетным банком для переданных на обслуживание в UCS клиентов – торговых точек. Альфа-Банк примет участие в прибыли (подчеркну – не в процентах с оборота, а именно в прибыли), которую получит UCS с каждого эквайрингового клиента. И самое главное заключается в консолидации бизнеса – теперь эквайринговым обслуживанием клиентов Альфа-Банка будут занимаются специализирующиеся именно в процессинге платежей профессионалы, а сам банк сосредоточится на деятельности, которая является профильной именно для банка, на тех сервисах, в которых он видит перспективы для своего развития.

Наша компания, со своей стороны, гарантирует банку и клиентам сохранение высокого качества услуг, а также доступ к передовым технологиям и мировому опыту в области процессинга платежей.

Решение Альфа-Банка о продаже наземного эквайринга было продиктовано намерением сфокусировать усилия и ресурсы на тех направлениях, которые банк считает особенно приоритетными и перспективными, в том числе на дальнейшем развитии интернет-эквайринга, который демонстрирует более высокие темпы роста объемов и пока еще разумный уровень доходности. Как известно, Альфа-Банк является сегодня ведущим игроком на российском рынке электронной коммерции. Я уверен, что у Альфа-Банка имеется профессиональное понимание и профессиональный подход к этому сектору рынка: он четко сегментирован, установлены правильные тарифы для каждой категории клиентов. В этот бизнес АльфаБанк направляет серьезные инвестиции, и он развивается параллельно с другими электронными платежными средствами – мобильной коммерцией, мобильным банкингом. Поэтому для банка это уже не столько интернет-эквайринг, сколько один из элементов удаленного электронного обслуживания клиентов. И в развитии данного направления банк видит серьезные перспективы.

UCS: итоги и перспективы

В целом в 2011 году рынок банковской розницы, на котором мы работаем как в области эквайринга, так и в области процессинга банковских карт, рос активными темпами. При этом платежные и процессинговые услуги развиваются значительно быстрее, чем в целом восстанавливается и развивается экономика страны после кризиса. Поэтому на фоне роста ВВП в 4–5% рынок эквайринга рос на 25–40% в год.

Мы надеемся, что 2011 год также закончится на этой оптимистичной ноте, с хорошими показателями по росту объемов и прибыли.

До заключения сделки с Альфа-Банком мы оценивали свою долю на российском рынке эквайринга в 23–24%. По завершении сделки должны, по моим оценкам, выйти на уровень 30–32%.

В продолжении тенденции, начало которой положила наша сделка с АльфаБанком по выкупу его эквайрингового портфеля, мы видим перспективную возможность для своего дальнейшего развития на рынке.

Помимо этого, мы направляем значительные ресурсы в развитие нашей команды по привлечению мерчантов, как в Москве, так и по всей России. Все эти вложения в итоге, дадут нам возможность выйти на новый уровень продаж. Сегодня мы подключаем порядка 1–1,5 тыс. новых точек в месяц, а хотим выйти на уровень в 3–4 тыс. точек в месяц.

Безусловно, ключевым элементом развития продаж является наша программа Referral partnership, в рамках которой банки-партнеры UCS дают своим клиентам рекомендацию подписать контракт на эквайринговое обслуживание именно с нашей компанией. Наверное, эту программу можно назвать основой для продвижения эквайрингового бизнеса. Мне приходилось беседовать с очень большим количеством ведущих профессиональных эквайеров и в Европе, и в США, и в Канаде. Все они работают по схеме Referral partnership как с банками, так и с небанковскими организациями, которые рекомендуют клиентов через самые разные каналы взаимодействия.

При общении с клиентами ряда банков, с которыми у нас подписаны договоры Referral partnership, мы остаемся, так сказать, под «зонтиком» банковского бренда. Мы отдаем себе отчет в том, что клиенты гораздо сильнее ориентированы на банк, чем на эквайера, и, со своей стороны, заинтересованы в том, чтобы у клиента не возникало ощущения оторванности от банка.

Сегодня мы ведем переговоры с большим количеством иностранных и российских банков, пытаясь пробудить у них понимание того, что эквайринг можно и нужно отдать на откуп профессиональным эквайринговым структурам. Я считаю, что за этим будущее. У нас на сегодняшний день порядка 40 referral-партнеров, которые направляют нам клиентов. Кроме того, мы уже сейчас ведем переговоры с несколькими банками, занимающими неплохие позиции на рынке эквайринга, и предлагаем им условия по выкупу эквайринговых портфелей.

Я не сомневаюсь в том, что рано или поздно на российском эквайринговом рынке произойдет некая смена ценностей, придет понимание того, что эквайринг – не дорогостоящее «стратегическое» обременение карточного портфеля, а самостоятельный бизнес, который должен приносить прибыль. Перспективы развития я вижу в движении к профессиональному эквайринговому рынку, где будет присутствовать ограниченное число по-настоящему профессиональных игроков.


КАЛЕЙДОСКОП

Visa со встроенным дисплеем

В Европе появятся карты Visa со встроенным дисплеем

Visa анонсировала карту для безопасных интернет-платежей – CodeSure Matrix Display Card. Отличительной особенностью карты стало наличие ЖК-дисплея и числовой клавиатуры с батарейкой.

Миниатюрный дисплей (48x8 пикселей) расположен на оборотной стороне карты: на нем отображаются одноразовые числовые ПИН-коды, подтверждающие проведение транзакций. Поскольку карта предполагает использование без предъявления ее физического носителя, ввод подтверждающего ПИН-кода позволяет гарантированно установить личность клиента.

Новинка может одновременно выступать в качестве обычной дебетовой или кредитной карты Visa или даже карты предоплаты. При этом устройство способно поддерживать, в том числе, сервисы online или мобильного банкинга.

Технологическими партнерами Visa в реализации проекта выступили компании NagraID Security (поставщик дисплея) и Emue Technologies (разрабочик системы аутентификации).

На протяжении года карту CodeSure тестировали в ряде европейских банков. Успешное завершение испытаний позволит предложить новинку потребителям банковских услуг в Европе уже в самое ближайшее время.

В Казахстане количество банковских карт возросло на 10,4%

Банки Казахстана выпустили по состоянию на 1 ок тября 2011 года 9 млн 263,4 тыс. платежных карт, что на 10,4% больше, чем на начало октября 2010 года (8 млн 394,5 тыс. карт).

Количество держателей карт увеличилось на 9,8% – до 8 млн 603,1 тыс. человек. Об этом свидетельствуют опубликованные данные Национального банка Республики Казахстан.

На 1 октября 2011 года в Казахстане было ус тановлено 7920 банкоматов и функционировало 27 579 POS-терминалов (на 1 октября 2010 года – 7441 банкомат и 24 871 POS-терминал).

В сентябре 2011 года объемы транзакций с использованием платежных карточек казахстанских эмитентов составили 390,2 млрд тенге (рост по сравнению с сентябрем 2010 года составил 31,9%). Количество транзакций за сентябрь 2011 года составило 13,4 млн и увеличилось по сравнению с сентябрем 2010 года на 17,7%. При этом рост количества и суммы безналичных платежей составил 22,4% (2,6 млн транзакций) и 34% (52,5 млрд тенге), а операций по снятию наличных денег – 16,6% (10,9 млн транзакций) и 31,6% (337,7 млрд тенге) соответственно.

Основная доля безналичных платежей совершена посредством POS-терминалов (41,6% и 75,7% от общего количества и объема безналичных платежей) и банкоматов (47,8% и 17,2% соответственно). Операции по выдаче наличных денег в основном совершались посредс твом банкоматов (97,1% и 87,8% от общего количества и объема операций по выдаче наличных денег).

По состоянию на 1 октября 2011 года выпуск платежных карточек фактически осуществляют 20 банков и АО «Казпочта».

Полный текст статьи читайте в журнале «ПЛАС» 11 (175) ’2011 с. 38


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… каури были не только «туземным» средством расчета, но также в ходу в Средней Азии, Европе и даже Руси? На Руси в XII-XIV веках, в так называемый безмонетный период, каури были деньгами под названием ужовок, жерновков или змеиных головок. Их до сих пор находят при раскопках в Новгородских и Псковских землях в виде кладов и в погребениях. Только в XIX веке в Западную Африку ввезли не менее 75 млрд раковин каури общим весом 115 тысяч тонн?