Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Олег Авербух. Человек и Специалист. Все с большой буквы

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

14.03.2012 Количество просмотров 1661 просмотр

Рыбаков Михаил Моисеевич, коллега, друг, в период с 2000 по 2010 г. - генеральный директор компании «Апьянс-Лизинг»


Мы редко встречаем на своем жиз­ненном пути людей, о которых их коллеги, друзья, партнеры и конку­ренты говорят только хорошие и пра­вильные слова, как правило, сопро­вождая их эпитетом «очень». Олег Натанович или «Натаныч», как его называли мы - его друзья, коллеги, да и ровесники тоже, был именно та­ким человеком. Мне повезло - я по­знакомился с ним в 1994 г., в одной из командировок в Санкт-Петербург, и все эти годы мы поддерживали об­щение, то тесное, то не очень, но ни­когда не иссякавшее. Собирая мате­риалы к статье, посвященной памяти Олега Авербуха, редакция «ПЛАС» планировала предложить в ее окон­чательной версии некий «коллектив­ный взгляд» на жизнь этого челове­ка, собрав отзывы его друзей и кол­лег. Однако в процессе работы нам предложили настолько исчерпываю­щий и честный материал, что он кар­динальным образом изменил наш замысел. В итоге мы решили отка­заться от каких-либо редакторских правок и начать свою публикацию c данного текста. Остальные отзывы также претерпели лишь незначитель­ную литературную редактуру, потому что Олег Натанович был настолько сильным, интересным и искренним человеком и специалистом, что даже самые личные воспоминания о нем лишь отражают и подчеркивают эти его прекрасные качества!

Александр Гризов, издатель «ПЛАС»


Памяти Олега Натановича Авербуха

Существует верный признак, надежный индикатор того, что жизнь столкнула вас с человеком больших дарований, огром­ного масштаба личности. Этот признак та­ков: попробовав кратко описать этого че­ловека, вы сразу встанете в тупик: с чего начать? Это еще труднее, чем описать слона. Рост, масса, хобот, ноги, уши?

Поневоле приходится яркую объемную фигуру укладывать на плоский черно-бе­лый лист, воруя одну из координат, да еще перечислять по порядку то, что в жизни присутствует все сразу, одновре­менно, и парадоксально неотделимо друг от друга. С красками, звуками, выраже­нием лица, голоса, глаз, жестами - всем тем, что навсегда западает нам в душу как образ этого человека.

Так вот, Олега Авербуха описать в сто раз сложнее, чем слона, поскольку и мас­штаб его образа в сто раз крупнее, хоть ростом Олег был и невелик. Кстати, забе­гая вперед, скажем, что его фигура - это еще одна важная деталь образа: сразу чувствовалось, что Олег спортивен, жи­лист, подвижен как ртуть, и что и об этом, как и обо всем другом в своей жизни, он тоже серьезно позаботился.

Все мы после перестройки усвоили много чужеземных слов и понятий, и, в частности, такой американизм как «self made man». Так вот, про Олега можно ска­зать, что он воплощал этот «self-made» в высшей степени! И, кстати, будучи че­ловеком словоохотливым, открытым и ум­ным, он не скрывал этого. Нет, не кичил­ся, частенько шутил, что, мол, это неиз­бежный комплекс «маленького мужчи­ны», но и вполне сознавал себе цену, трезво и бережно оценивая проделанную тяжелую жизненную работу, пройденный путь, на котором он, судя по всему, никог­да не давал себе расслабиться. Итак, перейдем к описанию по порядку удивительных черт нашего друга.

Во-первых, Олег был сверхответственным человеком, «перфекционистом», как теперь принято говорить. Любое дело, за­тею, проект он планировал до немысли­мых мелочей, а затем доводил все до не­мыслимой точности исполнения. В извест­ном смысле мир еще не рухнул только благодаря таким людям, ибо прочее че­ловечество, в основном, успешно стре­миться к тому, чтобы ничего толком не планировать, а затем - не доводить пло­хие планы до еще худшего исполнения. Разумеется, такая ответственность, как у Олега, не дает человеку по-настояще­му расслабиться никогда. Боюсь, что в большой степени ранний уход Олега от нас - это та плата, которую несут ответст­венные люди за свой дар - дар понима­ния, предвидения, тревоги за дело и доб­рое имя. Неслучайно самым страшным ругательством у Олега было: «Они «кое- какеры», у них ничего не получится».

Во-вторых, если продолжить профес­сиональную характеристику Олега, он был инженером прямо-таки на клеточно­генетическом уровне. На протяжении всей своей жизни, работая и на заводе, и в КБ, и в НИИ, я не встречал такого универсума, «ходячего учебника» физи­ки, химии, математики и всех прочих дис­циплин, без которых материальный мир немыслим. Олег жил сам и вел дела в мире точных цифр, единиц измерения, технологических процессов и т. п. Это хо­рошо знали все, с кем он сталкивался по роду деятельности.

Вот малюсенький, но характерный при­мер из жизни, который показывает, какой четкий, системный, именно инженерный ум был у Олега. Однажды он увидел у коллеги понравившуюся ему блесну и решил купить себе такую же. Как бы по­ступил в этом случае любой из нас? При­шел бы в магазин, полчаса искал бы сре­ди сотен «ту самую», не нашел бы, при­нялся бы мучить продавца, изображая на пальцах желанный образец и размер, и в результате купил бы что-то похожее, а потом выяснилось бы, что совсем не то.

Олег же первым делом сфотографиро­вал блесну на телефонный аппарат и убе­дился, что фото получилось хорошее. Все? Нет, этого осмотрительного поступ­ка показалось бы достаточно нам с вами, но не ему. Олег сфотографировал не про­сто блесну, а еще и линейку рядом с ней! И придя в магазин, показал это масшта­бированное фото продавцу, купив блесну нужного вида и размера за одну минуту.

Еще пример. Разрешите спросить: вы знаете расстояние от вашей квартиры до вашей работы? В километрах? А в мет­рах? А Олег залез в спутниковые карты Google, проложил оптимальный и самый красивый (!) маршрут с точностью до ме­тра и ежедневно проходил это расстоя­ние пешком. Но предварительно сообщил (за точность цифр не ручаюсь, ведь я - инженер не по призванию, а только по диплому): «8170 метров в день, 250 ра­бочих дней в году, итого за год 2042,5 км, или в пересчете на 365 дней в году - 5 км 595,9 м, а в високосный - 5 км 580,6 м, что гарантированно соответствует меди­цинским рекомендациям проходить еже­дневно 5 км. Таким образом, в выходные дни и отпуск я ходить пешком не обязан, могу сидеть, лежать или плавать (в отпу­ске он плавал, но об этом позже). Время в пути до работы - 43 минуты в безвет­рие, 52 минуты при встречном, и 38 ми­нут - при попутном ветре».

И можете быть уверены, что эти цыфирьки неумолимо превращались в ту спортивную, живую, подтянутую фигуру, о которой мы уже упомянули.

Так вот, удивительно вовсе не то, что человек «помешан» на цифрах, и ему вроде бы на роду написано быть скучным занудой, а то, что этот человек одновре­менно был заядлым яхтсменом и морехо­дом, то есть самым что ни на есть роман­тиком. И это еще не все: свою яхту «от ки­ля до клотика» Олег соорудил, сделал, со­брал и оснастил полностью своими рука­ми. С материей он был на «ты», настоя­щим «Кулибиным и Левшой в одном фла­коне». Можете смеяться, но «Морской волк», «Моби Дик», Жюль Верн и Джек Лондон, и даже Джек Воробей - это все про него, про таких людей, которые за сотни лет до нас выходили и сотни лет по­сле нас будут выходить в море именно на утлых суденышках под парусом, жертвуя покоем, безопасностью, иногда жизнью.

Ради чего? Это знают только они сами и Бог. Известно, что о самом ему дорогом человек не очень-то хочет или даже мо­жет рассказывать. Так и Олег, рассказы­вая о своих плаваниях, описывал прекрас­ные виды, рыбалку, трудности в шторм, особенности хода в бакштаг и бейдевинд, но как-то без романтического пафоса, чувствовалось, что главное - это не ви­ды, не навигация и погода, главное - где- то глубоко в сердце, и доступа туда нет никому из нас. В целом эта «морская» сторона жизни Олега очень явно выражалась и в строе его речи, и в оценке жизненных ситуаций. Как писал Бабель в «Одесских расска­зах»: «Он говорит мало, но он говорит смачно. Хочется, чтобы он сказал еще». Так вот, Олег говорил исключительно по- мужски, смачно, без малейшего романти­ческого «сиропа». Правды ради надо при­знать, что для более точной вербализа­ции своей мысли или рассказа Олег при необходимости мог выразиться весьма крепко. Впрочем, изнеженных и рафини­рованных особ в его окружении не было, они просто не приживались. И опять-таки нельзя сказать, что он был этаким грубым матросом или «морским волком», кото­рый, обладая железными жизненными принципами и поистине стальным харак­тером (а ведь он действительно ими обла­дал), Олег шел по жизни эдаким одино­ким героем. В том-то и дело, что все бы­ло как раз наоборот!

Очередной дар Олега - редкий дар рассказчика - просто притягивал к не­му людей, да и сам он не мог удержать­ся от интересного рассказа, и это дела­ло его необычайно общительным. Спро­сите любого про Авербуха, и услышите: «А, Авербух! О! Авербух! Ну, сказал! Ну, рассказал! Ну, припечатал! А слышали анекдот Авербуха?» Но это, так сказать, лишь самая первая, непосредственная реакция на глубокий талант, если не сказать, дар слова.

Олег был удивительным и, если можно так выразиться, непрерывным рассказ­чиком. Это было удивительное слияние афористичности повествования и почти библейской его эпичности, умения фик­сировать и выделять типичные явления и ситуации и запечатлевать их в чисто авербуховских притчах и афоризмах, де­лать их наглядными и запоминающими­ся навсегда. Передать свойства этого да­ра невозможно, настолько он необычен и ярок, но можно попытаться привести примеры. Расхожая фраза советских вре­мен и соответствующего отношения к ев­реям: «Я стал начальником лаборатории, и мне говорят: надо вступить в партию. Я говорю: а что изменилось? У меня что, национальность изменилась?» В наше время: «Врач спрашивает: импланты или съемный протез? Т. е. держать зубы в ру­ке и чистить как ботинки?! Ставьте импланты». Сотрудник мается с выбором автомобиля: «Послушайте, Саша, не хочу вас огорчать, но, боюсь, Porshe не выпу­скает автомобилей класса «В». Про иди­отизм некоторых клиентов: «Можно ли на «Альфа-Ромео» возить дрова? Можно, только их надо пилить покороче». Руча­юсь, вы эти «ботинки» и «дрова» уже ни­когда не забудете.

Разящая сила его юмора умножалась еще и тем, что Олег умел самые смеш­ные вещи произносить абсолютно без улыбки, на что способны лишь великие рассказчики и мастера. Этим Олег мог довести слушателя просто до колик. «Комик без улыбки» - так звали Басте­ра Китона. Олег был из этой «суровой» породы шутников.

А застолья Авербуха, а моря и озера напитков, а его копченая собственными руками рыба, а собственноручные ва­фельные торты в виде банкоматов разме­ром примерно в 1/3 натуральной величи­ны! Нет сомнений - будь Олег профессиональным строителем, в его именинных тортах проживали бы люди.

Как алмаз режет стекло, так и Олег все­ми острыми гранями своей натуры остав­лял на всех окружающих людях свои ца­рапины, зарубки и отметины. Именно по­этому, наверное, проститься с Олегом пришла такая толпа народа.

Сплошь превосходные степени многих талантов Олега вполне сгодились бы для романтического жизнеописания рокового одинокого героя, но Олег и тут парадок­сально сломал схему. У него был «скуч­ный», «заурядный», иными словами, сов­сем не «геройский» талант хорошего му­жа, отца и дедушки. Чем тут можно гор­диться, скажете вы, что за доблесть та­кая - «хороший дедушка»? Еще один на­стоящий иудейский патриарх? А гордить­ся тут можно хотя бы тем, что не будь Адам дедушкой, а Ева - бабушкой, мы бы с вами не пришли в этот мир, и что хорошие внуки, правнуки и так далее до конца времен будут существовать только до тех пор, пока будут на Земле хорошие дедушки. Зная Олега много лет, берусь со всей ответственностью утверждать, что все свои многочисленные таланты, увлечения, достижения, да и саму жизнь он, не раздумывая, отдал бы за жизнь и здоровье близких.

Собственно, это и произошло, когда од­нажды его сердце не выдержало долгой, колоссальной ответственности, жизнен­ной борьбы и заботы о близких ему лю­дях. Родным Олега Авербуха есть о ком горевать. И есть кем гордиться.

Царствие ему Небесное!



Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

…первая система бесконтактной оплаты в мире была внедрена в США в 1997 г., она называлась Speedpass, использовалась на АЗС, а форм-фактором платежного инструмента был RFID-брелок для ключей автомобиля?