Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Как оптимизировать кэш? Мнение экспертов

(Нет голосов)

11.04.2012 Количество просмотров 1311 просмотров

Еще на этапе подготовки данной публикации к печати журнал «ПЛАС» предложил ознакомиться с ее текстом ряду известных экспертов рынка и высказать свой взгляд в отношении как статьи, так и поднимаемых в ней проблем. Мнения, как и всегда в таких неоднозначных вопросах, были высказаны самые различные, в том числе диаметрально противоположные. Сегодня мы предлагаем ознакомиться с ними нашим читателям и приглашаем всех заинтересованных лиц к продолжению дискуссии на страницах следующих номеров журнала.


Сумманен Карл Тайстович, вице-президент, начальник управления банковских процессов и технологий, Банк ВТБ

Статья интересная и неоднозначная. В России действительно сложилась весьма кривая модель принудительного использования пластика, основанная на насильственной «пластификации» через зарплатные проекты. В этой модели есть много выигрывающих сторон - международные платежные системы (МПС), получающие комиссии; банки, получающие привлеченные средства; поставщики банкоматов, те, кто отвечает за закупки банкоматов. Короче, все стороны, участвующие в организации этого бизнеса. В проигрыше две стороны - клиенты и государство. В этой части я полностью согласен с автором, что надо уходить от принуждения к безналу через зарплатные проекты в духе «карточка Сбера или на улицу».

Также согласен с тем, что существующая ситуация «банкоматной войны», мягко говоря, не позволяет повысить эффективность использования банкоматной сети. В этом смысле предлагаемая автором идея коллективного развития национальной банкоматной сети выглядит вполне привлекательно. Хотя, конечно, вопрос реализуемости остается открытым, так как есть масса нюансов, например, известная неспособность российских банков договариваться и неготовность терять хоть что-то.

В частности, у меня есть большое сомнение, что мастодонты российского банковского бизнеса, вложившие огромные средства в создание собственных банкоматных сетей национального масштаба (очевидно, имея в планах монополизацию и затаптывание бестолковой банковской мелочи), добровольно согласятся на предоставление своих банкоматных империй и систем инкассации в общее пользование.

К идее коллективного управления банкоматной сетью я бы еще добавил предложения внутренней обработки «национальных» транзакций, ибо не вижу никакого экономического и политического смысла платить за внутренние транзакции МПС.

Но даже если удастся создать национальную банкоматную сеть и сделать возможным простое, удобное и дешевое получение небольших сумм наличных на всей территории страны, а также решить проблему принудительности зарплатных проектов и их привязки к одному банку, я не уверен, что все это само по себе создаст достаточные условия для перехода к модели безналичных расчетов. Скорее, как мне кажется, может начаться откат в сторону наличных расчетов, так как в такой ситуации использование наличных станет еще более удобным и безопасным – держи деньги на счете, в любом магазине быстро снимай нужную сумму и расплачивайся. Банку не надо тратиться на терминальную сеть. ТСП не теряют преимущества от использования нала. Тем более что надо отдавать себе отчет: до покрытия всей территории страны достаточно плотной терминальной сетью еще очень далеко, и удовольствие это не из дешевых.

 Поэтому я бы предложил в дополнение к описанным в статье мерам рассмотреть и другие способы стимулирования перехода к безналичным расчетам. Например, введение законодательного запрета на наличную оплату покупок свыше определенной суммы.

Запретительные меры надо дополнить другими мерами, направленными на снижение для участников (ТСП и банки) стоимости наращивания и сопровождения терминальной сети. В первую очередь это уже упомянутая внутренняя обработка транзакций (это снизит комиссионную нагрузку) и, возможно, создание национального производителя терминального оборудования, что позволит снизить его стоимость.

Также, учитывая, что наличные с нами будут еще долго, можно рассмотреть такую возможность, как выдача наличных в ТСП, что позволит, с одной стороны, ускорить формирование «квазибанкоматной» сети, а с другой – создаст для ТСП дополнительные стимулы для работы с картами.

Комментарий группы экспертов, имеющих опыт создания национальных платежных систем

Идеология, подразумевающая замыкание всех национальных транзакций на отечественном свиче, управляемом «доверенными структурами», сама по себе не нова. Как доказали бурные дискуссии, имевшие место до принятия Закона «О Наци-ональной платежной системе», этот вариант не является проходным. При этом очевидно, что «экспроприаторские» основы в менталитете участников рынка будут присутствовать всегда.

Как известно, существует значитель-ный мировой опыт по созданию различ-ных «национальных» карточных систем. Однако при попытке спроецировать его на российские реалии размер ожидаемого профита, как правило, застилает глаза «послепроходцам», желающим «свой, новый мир» построить. Кроме того, из настоящей статьи не очень понятно, какими принципами намеревается автор руководствоваться при создании очередной «национальной» системы.

Что же касается самих фактов, которые автор приводит в статье, – в целом они корректны, однако сделанные выводы излишне драматизированы и достаточно субъективны. Например, банки не распространяют POS-терминалы не потому, что они хотят расставлять банкоматы. А потому, что это по различным причинам невыгодно – торгово-сервисные предприятия не хотят или не могут принимать карты из-за низкой маржинальности и антиналоговых схем, население не имеет устойчивых доходов и не охвачено банковскими услугами, обороты невелики и т.д.

 Бороться с кэшем, ограничивая его, можно только в определенных ситуациях, вспомним опыт Узбекистана, при этом результат, как правило, не очевиден. Убежден, что одной из составляющих успешного изменения структуры розничных финансовых потоков должна стать возможность повсеместного получения кэша. Если добавить к этому возможность оплаты значительного пакета услуг на устройстве самообслуживания в безналичной форме, то люди сами постепенно разберутся, что делать одну операцию проще, чем две: снял и здесь же заплатил кэшем. Безусловно, должна быть реализована государственная политика стимулирования безналичных операций. Но никакой диктат и тем более репрессии в этой области означенной цели достигнуть не помогут. И, наконец, в нашем открытом информационном обществе гораздо целесообразнее использовать опыт ЕС и объективную статистику ЕСБ, аналитические обзоры и т.п., которые свидетельствуют о том, что доля безналичных платежей даже на самых зрелых рынках составляет сегодня не более 30–40%. И здесь показателен опыт Великобритании, которая имеет более чем 350-летний опыт использования личных банковских чеков как средства платежа и, по недавнему заявлению Совета Великобритании по платежным системам, намерена полностью отказаться от них в пользу электронных платежных инструментов не раньше 2018г. И это при том, что первую кредитную карту в Европе выдала назад именно британская компания Finders Services 60 лет назад – в 1951г.!

Что же касается сегодняшней ситуации в России, то можно привести данные ЦБ РФ. Они более чем убедительны – даже в динамике. В частности, в 2008 г. в структуре карточных платежей в РФ 23,4% от общего количества транзакций приходилось на оплату товаров и услуг в ТСП и 76,6% – на операции по снятию наличных. По объему транзакций доля карточных платежей в ТСП и операций снятия наличных соотносились как 7,4% и 92,6%, соответственно. Однако уже к 20 января 2011 г. структура карточных платежей претерпела серьезные изменения – 39,7% от общего количества транзакций пришлось на оплату товаров и услуг в ТСП, и 60,3% – на операции по снятию наличных. По объему же операций паритет выглядел как 12,8% и 87,2%, соответственно. Таким образом, можно сделать обоснованный вывод, что реальный эффект достигается не репрессиями, а взвешенным и последовательным стимулированием безналичных расчетов. Сами же по себе зарплатные схемы – направление, имеющее в России свою историю, традиции и пр. Поэтому конкуренция здесь была, есть и всегда будет, однако ее нельзя назвать войной, как, впрочем, и движущим фактором наращивания банкоматного парка.

 И никакая новая схема дебетования не сможет одномоментно изменить одного фактора – большинству наших граждан, по большому счету, абсолютно все равно, на карту какого банка ему перечисляют деньги. Качество сервиса, набор услуг ипр. у всех примерно одинаковы. Клиента в большей степени заботит размер кредитовой транзакции, а не БИК.

Василий Григорьев, генеральный директор, БПЦ Банковские Технологии

На мой взгляд, статья весьма неоднозначна. Действительно, распределение банкоматов в России неравномерно и неоптимально, но согласиться с заявлением, что число устройств в России одно из максимальных в мире, не могу- достаточно посмотреть на количество банкоматов в США, а также в странах Азиатско-Тихо-океанского региона.

Снижение комиссий, в том числе оптимизация схемы межбанковских комиссий, по моему мнению, не является стимулом к перераспределению сетей АТМ.

Я считаю, что для эффективного функционирования сетей банкоматов на территории России необходимо появление на нашем рынке независимых операторов сетей АТМ - небанковских структур, которые владеют (или имеют в распоряжении на правах агентов) некое количеством устройств.Модель работы таких компаний схожа с моделью сети терминалов QIWI. При этом система агрегаторов должна быть многоуровневой, а сам банкомат может принадлежать обычному юридическому лицу – мерчанту. Применение подобной схемы в настоящее время невозможно в связи с особенностями законодательной базы РФ, несмотря на то, что эффективность работы независимых сетей подтверждается опытом США, где эта модель используется очень активно. Возможно, именно этот путь будет способствовать развитию сетей банкоматов в «удаленных» районах нашей страны.

Олег Тишаков, председатель правления, НКО ОРС

Основной концепт данной статьи: «банкоматов у нас в стране много! Поэтом надо убрать причину, заставляющую банки наращивать собственные сети, а сэкономленные средства вложить в инфраструктуру, обслуживающую безналичный платежный оборот».

На мой взгляд, предложен уж очень спорный механизм по оптимизации банкоматных сетей.Например, предлагается снизить комиссию за использование чужих банкоматов с 90 рублей до 60 рублей, что должно в три раза увеличить межбанковский оборот. При этом совершенно не рассматривается никаких решений по интенсификации безналичных расчетов с использованием карт, темп развития которых тормозится неразрешимыми на сегодняшний день противоречиями между интересами банков-эмитентов и банковэквайеров, обусловленных тарифной политикой международных платежных систем. Торговый эквайринг все менее и менее экономически привлекателен для банков. Сбербанк здесь является исключением, поскольку при его доминирующей эмиссии карт на российском рынке он имеет возможность устанавливать ставку merchant discount ниже IRF, что убыточно для всех других банков.

Спорным представляется и целый ряд отдельных тезисов статьи. Например, о нарушении конституционных прав граждан в ходе реализации зарплатных проектов. Нельзя забывать, что работник принимает решение о работе на конкретном предприятии самостоятельно, исходя из комплексной оценки условий. Он может дать постоянное поручение «зарплатному» банку на перевод всех поступлений по его счету в любой другой банк. В КЗоТе была установлена норма, возлагающая все расходы по выплате зарплаты на работодателя. Сегодня таких ограничений не существует, и банки вправе взимать с зарплатников комиссию за выдачу наличных, но они по вполне понятным причинам этого не делают. Таким образом, об ущемлении конституционных прав нет и речи.

Обращает на себя внимание и упомянутая автором прогнозная сумма общих инвестиций в развитие банкоматной сети. Откуда такие цифры? Сегодня в России установлено порядка 120 тысяч АТМ. На указанную сумму можно приобрести порядка 150* тысяч банкоматов. То есть заменить все существующие и расширить действующий парк. Такой прогноз представляется откровенно недостоверным.

 Далее автор утверждает, что при условии, что межбанковские расчеты будут осуществляться через корреспондентские счета банков в ЦБ РФ и в день совершения операции, это позволит повысить ликвидность банков и банковской системы РФ в целом. Но, как хорошо известно любому сведущему специалисту, такое возможно только в том случае, если расчеты будут проводиться в режиме реального времени, что на сегодняшний день абсолютно нереально.

В целом же вероятность того, что держатели карт вдруг активно начнут пользоваться банкоматами чужих банков на новых условиях, по моему мнению, очень и очень низкая. Это может иметь место только в том случае, если за снятие наличных в своих банкоматах с них также будут взимать 1%.


Когда верстался номер

Алексей Паршин, внешний эксперт журнала «ПЛАС»

Еще в ходе работы над этим материалом у меня как у автора возникли предположения, что некоторые моменты публикации вызовут у моих коллег ряд вполне закономерных вопросов, поскольку тема была выбрана, с одной стороны, весьма острая, а с другой – весьма неоднозначная. На завершающем этапе подготовки публикации журнал «ПЛАС» предоставил мне возможность ознакомиться с отзывами оппонентов, что полностью подтвердило мои изначальные предположения. Поэтому я принял решение «задним числом» уточнить некоторые моменты, представляющиеся в первоначальной редакции не слишком подробно разъясненными и оттого спорными.

 Так, давая прогноз суммарного объема инвестиций в развитие банкоматной сети российских банков, я исходил не из каких-то собственных умозаключений, но исключительно из сведений ЦБ, размещенных в открытом доступе**. Сегодняшний парк банкоматов оценен ЦБ в 107 тысяч устройств по состоянию на 01 октября 2011г. Поэтому, если оценивать потенциал рынка при сохранении текущих темпов прироста банкоматного парка, получается, что к концу 2014 года дополнительно будет установлено около 40 тысяч банкоматов. Если исходить из средней оценки стоимости банкомата в 26000 долл. США (а именно такова цифра средней стоимости контракта Сбербанка России), то прямые инвестиции в «железо» составят более 1 млрд долл. И это без учета систем видеонаблюдения, коммуникаций, ИБП, стоимости установки и монтажа, комплекта ЗИПа ипр.! Суммарные же затраты будут раза в полтора выше... Именно поэтому в публикации я привожу цифру, сопоставимую с 1,5–2 млрд. долл. Если же доля банкоматов с поддержкой cash-in будет увеличиваться, то затраты окажутся еще выше. К тому же надо учитывать, что порядка 10–15 тысяч банкоматов уже требуют замены или реинжиниринга (те, чей срок эксплуатации уже превышает на сегодняшний день 10 лет...). Таким образом, озвучиваемая мною сумма пусть и носит оценочный характер, но вполне обоснована. Конечно же, можно предположить, что некоторые банки будут ориентироваться полностью на реинжиниринговые банкоматы на базе устаревших моделей, цена «железа» которых весьма низка. И при таком подходе можно приобрести и 100 тысяч устройств… Но, во-первых, такого объема реанимированных банкоматов не найти, а во-вторых – стоимость последующего их обслуживания несопоставима с новыми. К сожалению, этот вывод я делаю, исходя из собственного опыта.

Разумеется, предлагаемая в публикации оптимизация тарифной политики – лишь один из рычагов, который способен переломить сложившиеся тенденции в банкоматном парке. Но эта оптимизация возможна только при условии, что эти изменения будут сделаны повсеместно, а не как в случае с ОРС, банкоматы которого потребителю не так просто отыскать, потому что сеть ОРС составляет лишь 12–14% российского парка банкоматов. Без сомнения, у ОРС есть потенциал роста, но не столь значительный для перелома ситуации в целом, да и сама архитектура ОРС вызывает массу вопросов... Конечно, оптимизацию тарифов и комиссий в силах провести сами МПС, но пойдут ли они на эти шаги? Суть оптимизации межбанковских комиссий – сделать доступным для населения получение малых сумм в сторонних банкоматах. Это способ уйти от гипертрофированного раздутия банкоматных сетей. То, что суммарно при снятии тех же самых 6000 рублей потребителю придется платить 60 рублей, а не 90–100, не так уж принципиально важно. Суть в том, что при снятии 500–1000 рублей он заплатит 5–10 рублей, а не 100. Именно такая сумма нужна, чтобы купить сигареты, букет цветов и т. д., иными словами, расплатиться в сегментах, куда POS-терминал не доберется даже в пятилетней перспективе...

Что же касается достижимости осуществления межбанковских расчетов через корреспондентские счета банков в ЦБ РФ день-в-день, то оно как раз не вызывает сомнений. Если посмотреть на БЭСП, то в протоколе уже есть дебетовая транзакция, а расчеты в БЭСП осуществляются в реальном времени. Если же обратиться к опыту Евросоюза, то нетрудно заметить, что некоторые процессоры и расчетные банки (естественно, через TARGET2) производят расчеты по операциям снятия наличных несколько раз в день на основании промежуточных клирингов. Надо просто внимательно проанализировать международный опыт, который весьма детально представлен в соответствующем разделе сайта ЦБ РФ***. Итак, задача вполне выполнима, было бы желание и стремление ее реализовать. Более того, используемая сейчас в РФ базовая схема расчетов через корреспондентские счета в расчетном банке уже давно не соответствует современным тенденциям.

В заключение еще раз подчеркну: я всегда исходил из позиции, что рыночные отношения – важный двигатель развития банковских сервисов. Но не всегда рыночные механизмы способны создать системы, характеризующиеся низкими операционными затратами и стимулами, способными развивать качество сервисов для всех участников рынка. Платежная индустрия – именно та область, где государство должно участвовать в создании инфраструктуры (причем не обязательно инвестициями), которая направлена на благо всех участников рынка. Яркий пример подобного подхода – Германия. Эта страна именно так и поступила в свое время на рынке кредитных историй. У нас, в России, исходили из либеральных ценностей и выпустили на рынок много БКИ. В результате работы рыночных механизмов и почти 10-летних баталий осталось несколько более-менее эффективных БКИ с большой клиентской базой. А в Германии – одно на всех и безо всяких рыночных механизмов. Зато стоимость запроса в германском БКИ почти в 3 раза ниже, чем у нас. Согласитесь, что на фоне этого небольшого примера предложенные в моей статье меры отнюдь не представляются утопическими.

Эти и другие темы будут рассматриваться на 4-м Международном ПЛАС-Форуме 2012 «Банковское самообслуживание, ритейл и НДО» (29–30 октября 2012г.).


* В изначальной редакции статьи Алексея Паршина объем инвестиций оценивался в 2,5 млрд долл. США

** www.cbr.ru/statistics/PrintYG.aspx?Year=2011&pid=psRF&sid=ITM_22791


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… папуасы Новой Гвинеи изобрели собственную ракушечную «валюту» тамбу, которой пользуются до сих пор? Эти деньги изготавливают из раковин моллюска аркуллярия каллоза. Красивые ракушки очищают, отбеливают, просверливают и нанизывают на шнуры. В таком виде они и являются «тамбу», что на языке папуасов означает «деньги», «богатство».