Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Основные задачи Национального платежного совета

(Нет голосов)

22.07.2012 Количество просмотров 1965 просмотров

Андрей Емелин, президент НП "Национальный платежный совет", кандидат юридических наук.


Необходимость широкого внедрения новых банковских технологий в России рождает потребность в тесной кооперации субъектов национальной платежной системы – банков, платежных систем, телекоммуникационных компаний, операторов по приему платежей, операторов электронных денег. И первоочередной целью этой кооперации сегодня является совместная проработка системных вопросов максимально широким кругом участников рынка, при этом желательно представляющих самые различные его сегменты.


В настоящее время существует значительный пласт отношений, урегулированных или требующих урегулирования не на специальном (отраслевом), а на универсальном уровне.

К числу таких вопросов можно отнести:
1) стимулирование расширения безналичного оборота;
2) формирование комплексной и эффективной правовой базы создания и функционирования институтов национальной платежной системы, а также организации и осуществления надзорных процедур;
3) содействие формированию и развитию частных платежных систем, разработку рекомендаций по различным аспектам их деятельности;
4) содействие формированию равной и добросовестной конкуренции на рынке платежных услуг;
5) разработку стандартов платежных инструментов и стандартов передачи информации, в том числе при осуществлении расчетов по операциям с ценными бумагами;
6) внедрение новых технологий и моделей платежей, в том числе с использованием сети Интернет и мобильной связи;
7) формирование требований к безопасности при осуществлении переводов, к уровню компетенции специалистов и их сертификация;
8) борьбу с мошенничеством в сфере платежей и расчетов;
9) содействие обеспечению и защите прав потребителей при оказании платежных услуг;
10) совершенствование системы противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, а также борьбу с незаконными финансовыми операциями;
11) совершенствование законодательства о противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации;
12) совершенствование законодательства в сфере обработки персональных данных.

Универсальный характер этих проблем требует выработки единого подхода к их решению или как минимум межотраслевого согласования позиций в целях обеспечения максимально эффективного внедрения новейших технологий, минимизации издержек и повышения качества оказания финансовых услуг гражданам и организациям, а также гарантий отсутствия поводов для открытого конфликта интересов участников рынка при отстаивании своих позиций перед регуляторами.

Имевшие место за последние годы подобные столкновения интересов (установление специального режима приема платежей (ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами»), порядок приема платежей в пользу операторов мобильной связи (ст.45 ФЗ «О связи), порядок осуществления мобильных платежей и переводов электронных денег (ФЗ «О национальной платежной системе», попытка упрощения режима обработки персональных данных) явственно выявили крайне негативные для банков последствия отсутствия устойчивого и гарантированного диалога с представителями иных сегментов национальной платежной системы.

Кроме того, формирование в ряде сегментов платежного рынка собственных отраслевых ассоциаций (Ассоциация «Электронные деньги» (включающая QIWI–кошелек, Яндекс.Деньги иWebmoney), Ассоциация «Национальный платежный совет» (включающая в себя представителей Visa, MasterCard и ЗАО «Золотая Корона»), Некоммерческое партнерство «Национальное партнерство участников микрофинансового рынка») свидетельствует, с одной стороны, о повышении степени координации между представителями соответствующих отраслей, а с другой – о появившейся возможности организовать межассоциативный диалог, опираясь не на индивидуальные позиции отдельных игроков рынка, а на интегральные позиции секторов.

До последнего времени площадка для обсуждения согласования подходов и выработки консолидированной позиции различных сегментов Национальной платежной системы отсутствовала. Ее отсутствие вело и к несогласованности лоббистских усилий основных игроков в проведении необходимых и отклонении неразумных инициатив.

Представляется также крайне затруднительным и затратным индивидуальное внедрение международных стандартов в сфере платежей и расчетов, столь необходимое для создания основ формирования Международного финансового центра. Появление же национальных стандартов, равно как и адаптация международных, безусловно, требует совместной проработки для учета и баланса интересов различных групп участников рынка. По некоторым оценкам, именно из-за отсутствия необходимых стандартов в сфере услуг (в том числе финансовых) экономика РФ ежегодно теряет 1,5–2% ВВП.

В целях соблюдения равных условий конкуренции для всех участников рынка также крайне важно, чтобы решения в части внедрения новых технологий (юридические, технические, инфраструктурные) были максимально стандартизированы. Отсутствие системного подхода приводит к тому, что участники рынка дублируют друг друга, проводя независимые разработки. В то же время эволюция международных платежных систем свидетельствует, что магистральный путь – это системные решения, поддержанные всей отраслью.


НП «Национальный платежный совет»: задачи и структура.


Универсальной межотраслевой и межассоциативной площадкой для обсуждения согласования подходов и выработки консолидированной позиции различных сегментов Национальной платежной системы призвано стать созданное 08 февраля 2012г. (зарегистрировано Минюстом России 12 марта 2012 г.) Некоммерческое партнерство «Национальный платежный совет» (НП НПС), изначально позиционированное как федеральное межотраслевое объединение участников платежного рынка и их объединений.

Чрезвычайную заинтересованность в создании Некоммерческого партнерства «Национальный платежный совет» проявляют не только участники платежного рынка, но и Банк России, планирующий использовать НП НПС как единую интеграционную базу для выработки системных решений (в том числе в рамках разрабатываемой Стратегии развития национальной платежной системы), подготовки законодательных инициатив и согласования проектов нормативных актов Банка России. Ввиду этого официальные представители Банка России и Агентства по страхованию вкладов уже подтвердили готовность войти в состав рабочих органов НП НПС (об этом получены письма Банка России и АСВ).

Основной целью деятельности НП НПС является объединение усилий участников российской национальной платежной системы для:
• обеспечения стабильности, развития и повышения эффективности институциональной и инфраструктурной составляющих национальной платежной системы;
• консолидации позиций участников рынка по вопросам развития национальной платежной системы;
• аккумулирования, экспертизы и распространения лучших практик;
• развития и продвижения на российском рынке передовых технологий в рамках национальной платежной системы.

национальный платежный совет

В рамках достижения основной цели НП НПС решает следующие основные задачи:
• координация деятельности членов НП НПС в сфере развития национальной платежной системы, участие в разработке стратегии развития национальной платежной системы, разработка стандартов в рамках национальной платежной системы, в том числе с учетом международного опыта;
• подготовка предложений по совершенствованию законодательства о национальной платежной системе и оказании платежных и связанных с ними услуг, смежного законодательства и подзаконных актов, в том числе с привлечением на возмездной основе внешних консультантов, а также организация публичного обсуждения указанных предложений;
• организация и обеспечение общественной экспертизы проектов и инициатив, связанных с функционированием национальной платежной системы или ее отдельных сегментов, а также организация и осуществление контроля и мониторинга их реализации;
• повышение уровня безопасности услуг, оказываемых участниками национальной платежной системы, содействие борьбе с правонарушениями в сфере функционирования национальной платежной системы, выработка рекомендаций по обеспечению безопасности технологий, применяемых субъектами национальной платежной системы;
• координация деятельности членов НПС, направленная на стимулирование роста доли безналичных платежей в платежном обороте;
• выработка мер и рекомендаций по расширению использования технологий безналичных платежей при осуществлении розничных расчетов;
• представление интересов членов НП НПС в российских и международных отраслевых комитетах, а также государственных органах и международных организациях;
• анализ рынка услуг, оказываемых участниками национальной платежной системы, и его тенденций: сбор статистики, разработка рекомендаций для членов НП НПС в сфере технологического развития;
• организация отраслевых конференций, семинаров, выставок и иных мероприятий;
• организация обучения и повышения квалификации специалистов в сфере национальной платежной системы.

В состав учредителей НПС вошли: ОАО Сбербанк России, Банк ВТБ (ОАО), ОАО «Альфа-банк», ООО Дойчебанк, ОАО «Промсвязьбанк», ОАО «Вымпел-Коммуникации», ЗАО «Золотая Корона» и ОАО КБ «Юнистрим».

Членами НП НПС уже стали: Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП), Ассоциация российских банков АРБ), ООО «ХОУМ КРЕДИТ энд ФИНАНС БАНК», ЗАО «КИБЕРПЛАТ», ООО «НКО «Вестерн Юнион ДП Восток», ЗАО КБ «Ситибанк», НКО ЗАО «Лидер».

Также свою заинтересованность во вступлении в качестве членов в состав НП НПС выразили: Газпромбанк, Банк «Россия», «Мобильные телесистемы», Почта России, Ренессанс Кредит, Номос банк, Райффайзенбанк, Бинбанк, ОАО Банк ЗЕНИТ, Океанбанк, ЗАО HandySolutions, Нордеа банк, Банк «Открытие», Связь-банк, Банк Москвы, Банк «Траст» и целый ряд других организаций.

В качестве членов Наблюдательного совета в НПС готовы войти все ассоциации, действующие в рамках Национальной платежной системы: Ассоциация региональных банков России (АРБР), Национальная ассоциация участников фондового рынка (НАУФОР), Ассоциация «Электронные деньги», Некоммерческое партнерство «Национальное партнерство участников микрофинансового рынка» (НАУМИР), Россвифт, Инфокомсоюз, Ассоциация торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК).

В Наблюдательный совет НП НПС приглашены представители Банка России, Агентства по страхованию вкладов, профильных министерств и ведомств.


Подводные камни Федерального закона «О национальной платежной системе»


Согласно части 4 статьи 9 Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» (далее – Закон №161-ФЗ) оператор по переводу денежных средств обязан информировать клиента о совершении каждой операции с использованием электронного средства платежа путем направления клиенту соответствующего уведомления в порядке, установленном договором с клиентом. Таким образом, порядок уведомления клиента, в т. ч. способ уведомления, должен быть согласован сторонами в договоре. При практическом применении этой нормы для кредитных организаций предпочтительно использовать два варианта уведомления клиента: направление SMS-сообщений или направление сообщений по электронной почте. В случае отсутствия факта уведомления клиента о совершенной операции кредитная организация обязана возместить клиенту сумму совершенной без его согласия операции.

Таким образом, в случае возникновения спорной ситуации кредитной организации необходимо доказать факт направления клиенту указанного уведомления. Учитывая сложившееся предвзятое отношение судов к кредитным организациям, они будут вынуждены доказывать свою правоту с точки зрения презумпции виновности.

При SMS-информировании оператор сотовой связи может подтвердить факт направления SMS-сообщения, но не сможет подтвердить текст самого SMS-сообщения, поскольку он им не фиксируется. Непонятно также, как возможно зафиксировать недоставленные SMS-сообщения при отключенном по различным причинам телефоне клиента. В этом случае в суде могут возникнуть сложности при доказывании кредитной организацией факта выполнения своих обязательств по уведомлению клиента. При выборе клиентом способа уведомления по электронной почте (e-mail) кредитная организация не сможет доказать, что она действительно направила клиенту такое уведомление, поскольку у кредитной организации сохраняются только исходящие сообщения в собственных информационных базах. В этом случае подтвердить факт отправки кредитной организацией в адрес клиента уведомления будет некому, поскольку ни один интернет-провайдер не хранит такие объемы информации в течение срока исковой давности.

В связи с изложенным возможны злоупотребления со стороны недобросовестных клиентов, которые будут отрицать факт получения ими уведомлений кредитных организаций с целью привлечения их к ответственности в виде возмещения убытков в сумме совершенной операции. Закон фактически позволяет использовать следующий механизм злоупотребления клиентом своими правами. Так, например, клиент может поручить кредитной организации перевести на счет третьего лица электронные денежные средства, а затем потребовать от кредитной организации их возврата. При этом клиент будет утверждать, что операция по переводу денежных средств была совершена без его ведома и никаких уведомлений он не получал. Риск появления таких убытков вынудит кредитные организации отказаться от предоставления услуг немедленного выполнения поручений клиентов на перевод электронных денежных средств, ограничивая свои риски получением дополнительных подтверждений от клиента, что полностью дискредитирует саму идею электронных (де-факто – онлайновых) переводов.

Данный вопрос касается и любого другого способа уведомления, факт направления которого кредитная организация подтвердить не сможет.

Кроме того, клиенты – юридические лица за короткий период времени могут совершать значительное количество операций (десятки тысяч). В этой ситуации правило об уведомлении по каждой операции в отдельности может оказаться невыполнимым. В связи с этим полагаем целесообразным разрешить включение в договоры с клиентом условий об обязанности кредитной организации уведомлять клиента о его операциях по счету путем направления ежедневной выписки по его счету, содержащей сведения о каждой произведенной клиентом операции по счету.

Еще большую озабоченность вызывает норма ч.15 ст.9 Закона №161-ФЗ. Согласно этой норме в случае, если оператор по переводу денежных средств исполняет обязанность по уведомлению клиента – физического лица о совершенной операции и клиент – физическое лицо направил оператору по переводу денежных средств уведомление в предусмотренной договором форме незамедлительно после обнаружения им факта утраты электронного средства платежа и/или его использования без согласия клиента, оператор по переводу денежных средств должен возместить клиенту сумму указанной операции, совершенной без согласия клиента до момента направления клиентом – физическим лицом уведомления. В указанном случае оператор по переводу денежных средств обязан возместить сумму операции, совершенной без согласия клиента, если не докажет, что клиент нарушил порядок использования электронного средства платежа, что повлекло совершение операции без согласия клиента – физического лица.

По мнению участников национальной платежной системы, такая норма не будет стимулировать клиентов внимательно относиться к безопасности хранения ПИН-кодов и механизмам доступа к карте, а также спровоцирует рост умышленных нарушений со стороны недобросовестных владельцев карт.


Что делать?


В этой связи, а также в целях контроля возникающих системных рисков, в рамках Комитета Национального платежного совета по стандартам ведется обсуждение необходимости корректировки правил работы с банковскими картами, включая возможное применение следующих правил:

1) при совершении операций по снятию наличных в банкоматах, расположенных вне местонахождения банка, – сокращение максимальной суммы снятия наличных средств (транзакции) до суммы, эквивалентной трем минимальным размерам оплаты труда;
2) при совершении операций с использованием банковской карты в местонахождении банка – обеспечение гарантированной идентификации лица (с обязательным предъявлением документов, удостоверяющих личность);
3) при совершении операций с использованием банковской карты вне местонахождения банка – введение требования к организациям, принимающим банковские карты для оплаты товаров (работ, услуг), о проведении стандартной идентификации владельца банковской карты, в том числе с представлением копий документов идентифицируемого лица.

По мнению специалистов, ужесточение мер контроля и усложнение процедур хотя и серьезно затруднят пользование картами, но позволят хотя бы отчасти снизить риск совершения неправомерных операций в случае столь радикального изменения системы распределения рисков между клиентом – владельцем карты и банком. Иного выхода в данном случае просто не представляется.


Юридические казусы и способы их разрешения


В соответствии с частью 21 статьи 4 Федерального закона от 03.06.2009 №103-ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами» (далее – Закон №103-ФЗ) кредитные организации не вправе выступать операторами по приему платежей или платежными субагентами, а также заключать договоры об осуществлении деятельности по приему платежей физических лиц с поставщиками или операторами по приему платежей.

Однако Закон №103-ФЗ не регулирует порядок осуществления безналичных расчетов (часть 2 статьи 1 Закона №103-ФЗ). В этой связи в Письме Банка России от 21.11.2011 №166-Т «По вопросам применения законодательства о национальной платежной системе» (далее – Письмо №166-Т) указано, что кредитные организации вправе осуществлять банковскую операцию по переводу денежных средств, получателем средств по которому может являться поставщик или управомоченное им лицо, в том числе платежный агент, при условии указания физическим лицом в распоряжении о переводе средств в качестве получателя средств поставщика или управомоченного им лица. Такой перевод денежных средств осуществляется как при наличии договора с поставщиком или его управомоченным лицом, так и при отсутствии указанного договора. Например, в соответствии с Информацией Банка России от 12 августа 2011 года банки вправе заключать с поставщиками договоры об обмене информацией.

Банки, участвующие в осуществлении перевода денежных средств без открытия счета по распоряжению физического лица – плательщика, также вправе заключать соответствующие договоры. Как правило, в качестве такого договора используется договор корреспондентского счета или договор об информационно-технологическом взаимодействии (об обмене информацией). В любом из указанных договоров банки вправе предусмотреть возможность «укрупнения» клиентских платежей с оформлением одного сводного платежного поручения банка (банка-посредника).

Таким образом, обе описанные схемы перевода средств без открытия банковского счета соответствуют законодательству.

Вместе с тем следует отметить, что кредитные организации неоднократно указывали на противоречивость законодательства, регулирующего деятельность банков по осуществлению переводов денежных средств в пользу поставщиков услуг.

В частности, банки обращали внимание на противоречивость норм Закона №161-ФЗ. Так, по мнению ряда банков, имеется противоречие между указанным выше запретом на осуществление кредитными организациями функций платежных агентов (субагентов) и нормой части 1 статьи 4 Закона №161-ФЗ, которой предусмотрено, что оператор по переводу денежных средств оказывает услуги по переводу денежных средств на основании договоров, заключаемых с клиентами и между операторами по переводу денежных средств, в рамках применяемых форм безналичных расчетов в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации. Данная норма позволяет банкам осуществлять перевод средств по распоряжениям плательщиков. Этот же случай квалифицирован в Письме Банка России №166-Т как допустимый для банков. Однако статьей 4 Закона №103-ФЗ банкам запрещено выполнять функции платежных агентов, но одновременно не запрещено совершать операции по переводу средств без открытия счета или совершать переводы в рамках иных форм безналичных расчетов.

В случае заключения банком организационного договора с поставщиком, предметом которого являются переводы получателей услуг, при одновременном выполнении банком распоряжений плательщиков о переводе средств на расчетный счет этого же поставщика, возникает проблема разграничения этой деятельности с деятельностью платежных агентов.

По нашему мнению, представляется, что никаких противоречий между статьей 4 Закона №103-ФЗ и статьей 4 Закона №161-ФЗ не усматривается.

При этом проблема разграничения банковской деятельности и деятельности платежных агентов может быть решена следующим образом.

Ограничение, установленное статьей 4 Закона №103-ФЗ, касается только операций по приему наличных денежных средств физических лиц с целью их дальнейшего перевода во исполнение агентского договора. В результате собранные от населения наличные платежи агент обязан перечислить на специальный банковский счет поставщика услуг, открытый в банке.

Однако если указанные платежи осуществляются в безналичном порядке, то Закон №103-ФЗ не применяется. К безналичным платежам относится, в частности, перевод денежных средств без открытия банковского счета, совершаемый в пользу поставщика или уполномоченного им лица через кредитную организацию. В этом случае переводимые средства подлежат зачислению на обычный банковский счет поставщика или его представителя. Представляется, что именно этот последний случай подразумевается в предпоследнем абзаце Письма №166-Т.


Новый подход к chargeback


Чрезвычайно актуальными являются проблемы, возникающие у кредитных организаций при возврате ошибочно осуществленных платежей. По нашему мнению, особое внимание следует уделить рассмотрению вопроса возврата денежных средств при осуществлении мошеннических операций, закрепив на законодательном уровне право кредитной организации блокировать до выяснения обстоятельств зачисление денежных средств клиенту в случае, если совершаемая операция носит признаки мошеннической, что соответствует международной практике проведения расчетов.

Повышению эффективности возврата ошибочно осуществленных платежей будет способствовать решение данного вопроса с использованием механизма взаимодействия между банками, предоставленного Банком России в рамках Указания Банка России от 27.12.2010 №2550-У «О порядке подтверждения кредитными организациями (филиалами кредитных организаций) и другими клиентами Банка России правильности реквизитов расчетных документов при осуществлении электронных расчетов через расчетную сеть Банка России», а именно посредством использования транспортной системы Банка России и расширения перечня кодов запросов и ответов, используемых в настоящее время, предоставив кредитным организациям право направления сообщений о возврате денежных средств.

В связи с изложенным считаем необходимым предусмотреть отдельный формат для направления кредитными организациями сообщений о возврате денежных средств, в том числе при осуществлении мошеннических операций, и закрепить его использование путем внесения соответствующих изменений в Указание №2550-У, расширяющих область его применения.


Основные направления совершенствования правового регулирования


В качестве основных направлений совершенствования правового регулирования национальной платежной системы можно выделить следующие:
1. Комплексный пересмотр нормативных актов Банка России (Положения №2-П, 222-П, 36-П, 225-П идр.), в том числе в части требований об отражении на внебалансовых счетах неоплаченных расчетных документов, с целью их приведения в соответствие с Федеральным законом №161-ФЗ, разработки единого документа для физических и юридических лиц, синхронизации с международными стандартами, расширения использования электронного документооборота.
2. Внесение изменений в Гражданский кодекс РФ, предусматривающих:
• исключение неопределенности в отношении распространения действия норм ГК РФ о безналичных расчетах на отношения, возникающие при проведении платежей публичного характера, а также норм о моменте исполнения денежного обязательства на некоторые виды безналичных расчетов;
• уточнение правовой конструкции норм пункта 2 статьи 866 и пункта 3 статьи 874 ГК РФ об ответственности банка за неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения клиента при расчетах платежными поручениями и в порядке инкассо;
• урегулирование порядка осуществления операций по переводу денежных средств, полученных банками от плательщика на основании инкассового поручения, а также о правах и взаимной ответственности банков при передаче на инкассо ценных бумаг;
• расширение круга банковских счетов, развития и регламентации уже предусмотренных законодательством видов банковских счетов;
• развитие регулирования отношений по договору корреспондентского счета;
• регулирование отношений по специальному целевому (номинальному) счету, денежные средства на котором не принадлежат его владельцу, предусмотрев развернутый правовой режим счета;
• регулирование открытия временного (накопительного) счета создаваемого юридического лица и регулирование публичного депозитного счета нотариуса и суда;
• унификацию подходов к очередности списания денежных средств со счета с очередностью удовлетворения требований кредиторов, установленной для случаев несостоятельности и ликвидации юридического лица, а также в исполнительном производстве;
• установление принципа «prior tempore – potior jure» – «преимущество имеет тот, который поступил ранее» – при множественности арестов средств на счете, при этом учитывая приоритетность требований кредиторов первой и второй очереди;
• приведение аккредитивной формы расчетов в соответствие с международными стандартами;
• урегулирование правового режима вкладов и счетов в драгоценных металлах, в том числе для физических лиц, существенных условий договора обезличенного металлического счета, видов обезличенных металлических счетов, порядка проведения банковских операций с драгоценными металлами.
3. Разработка изменений в Положение Банка России №222-П в целях регламентации порядка осуществления переводов nв иностранной валюте.
4. Разработка проекта положения «О внесении изменений в Положение Банка России от 26 марта 2007 года № 302-П «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории Российской Федерации»:
• в части счетов гарантийных фондов платежных систем;
• в части осуществления клиринга и расчета в платежных системах.
5. Внесение изменений в Федеральные законы «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами» и «О банках и банковской деятельности» в части возможности заключения прямых договоров между поставщиками товаров/работ/услуг и кредитными организациями для осуществления переводов денежных средств от физических лиц без открытия счета, с возможностью оплаты комиссий кредитных организаций за счет поставщика товаров/работ/услуг.
6. Установление порядка представления отчетности операторами платежных систем и операторами услуг платежной инфраструктуры.
7. Установление порядка осуществления Банком России надзора за небанковскими операторами платежных систем.
8. Установление порядка осуществления наблюдения в национальной платежной системе, установление порядка привлечения Банком России операторов услуг платежной инфраструктуры.
9. Установление порядка взаимодействия операторов услуг платежной инфраструктуры.
10. Установление требований по обеспечению защиты информации (безопасности) при осуществлении переводов денежных средств и организации контроля соблюдения установленных требований.
11. Установление порядка осуществления Банком России контроля соблюдения требований по обеспечению защиты информации (безопасности) при осуществлении переводов денежных средств.
12. Разработка поправок к Федеральному закону № 152-ФЗ «О персональных данных» в целях учета особенности защиты информации в кредитных организациях, изменения условий обработки персональных данных и исключение необходимости получения в ряде случаев согласия субъекта персональных данных на их обработку.
13. Разработка поправок в статью 26 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» в целях установления исчерпывающего перечня органов государственной власти, имеющих право получать от банков сведения, составляющие банковскую тайну, и единых требований к порядку их предоставления.
14. Законодательное установление порядка и условий блокировки средств до зачисления на счет получателя, механизмов безакцептного списания незаконно присвоенных средств и их возврата законным владельцам, закрепление составов преступлений, связанных с мошенничеством с картами и платежами, ужесточение наказания за подобные преступления.
15. Внесение изменений в Федеральный закон №115-ФЗ, предусматривающих:
• сокращение перечня операций, подлежащих обязательному контролю;
• совершенствование механизмов рискориентированного подхода при идентификации клиентов, представителей клиентов, выгодоприобретателей;
• расширение оснований, по которым кредитные организации вправе отказаться от заключения договора банковского счета (вклада) и выполнения распоряжения клиента о проведении операции;
• предоставление кредитным организациям права отказываться от исполнения договора банковского счета (вклада).
16. Расширение перечня форм расчетных документов, используемых в электронном виде при проведении расчетов как через систему БЭСП, так и федеральную компоненту расчетной системы Банка России (платежные требования, инкассовые поручения).
17. Расширение возможности использования расчетной системы Банка России для обмена информационными сообщениями (о возврате или незачислении денежных средств, в том числе при осуществлении мошеннических операций) и реализации прочих сервисов.


ДБО: новое юридическое поле для новых рисков


В последние годы наблюдается активное развитие технологий дистанционного банковского обслуживания клиентов (ДБО). Наиболее динамично развиваются системы электронного банкинга, основными составляющими которых можно назвать: интернет-банкинг (управление банковскими счетами и картами через Интернет и web-браузер в режиме online) и мобильный банкинг (управление банковскими счетами и картами с КПК, коммуникаторов, смартфонов и иных коммуникационных устройств, поддерживающих мобильную связь).

С развитием ДБО важнейшее значение приобретают вопросы, связанные с безопасностью предоставления и использования такого рода услуг и с появлением новых видов банковских рисков.

Хищения денежных средств через системы электронного банкинга стали повседневной угрозой для большинства банков и их клиентов, которые работают со своими счетами через Интернет и средства сотовой связи.

Количество выявленных попыток мошенничества по отношению к каждому отдельному банку варьируется в зависимости от количества клиентов и общего уровня защищенности его системы электронного банкинга. Так, в кредитных организациях, имеющих развитую систему ДБО, фиксируется от 6 до 8 попыток проникновения в системы ДБО в неделю. При этом убытки от противоправных действий киберпреступников в рамках ДБО клиентов в среднем для одного банка могут на сегодня составлять около 10 млн руб. в год. При этом суммы финансовых потерь от этого вида преступлений увеличиваются из года в год.

По экспертным оценкам, к концу 2011 года количество активно действующих киберпреступников составило около 20 тыс. чел. При этом ответственность за свои действия в среднем несут только 5–7 преступников, что не составляет даже 0,1% от общего количества. Это, в свою очередь, является фактором роста числа новых противоправных действий.

Компьютерные преступления в системах ДБО квалифицируются как мошенничество, расследованием этих так называемых киберпреступлений занимается подразделение «К» Бюро специальных технических мероприятий (БСТМ) МВД России. Однако на практике возникает целый ряд проблем, осложняющих расследование. Этому способствуют и новизна сферы, и специфичность состава преступлений, и малочисленность состава специальных подразделений органов внутренних дел, ответственных за расследования, и другие факторы.

К числу наиболее актуальных проблем, требующих решения, следует отнести:

1. Отсутствие на законодательном уровне определения места совершения киберпреступления.

В соответствии со статьей 159 УК РФ мошенничеством признается хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Согласно пункту 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (далее – Постановление) мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество или право на него другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами. Таким образом, обман и злоупотребление доверием – это способы совершения мошенничества.

В пункте 12 Постановления разъяснено, что безвозмездное обращение лицом в свою пользу или в пользу других лиц денежных средств, находящихся на счетах в банках, совершенное с корыстной целью путем обмана или злоупотребления доверием (например, путем представления в банк поддельных платежных поручений, заключения кредитного договора под условием возврата кредита, которое лицо не намерено выполнять), квалифицируется как мошенничество.

В соответствии со статьей 140 ГК РФ платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов, то есть находящиеся на счетах в банках денежные суммы могут использоваться в качестве платежного средства.

Исходя из этого, с момента зачисления денег на банковский счет лица оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например, осуществлять расчеты от своего имени или от имени третьих лиц, не снимая денежных средств со счета, на который они были перечислены в результате мошенничества. В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного.

В случаях, когда указанные деяния сопряжены с неправомерным внедрением в чужую информационную систему или с иным неправомерным доступом к охраняемой законом компьютерной информации кредитных учреждений либо с созданием заведомо вредоносных программ для электронно-вычислительных машин, внесением изменений в существующие программы, использованием или распространением вредоносных программ для ЭВМ, содеянное подлежит квалификации по статье159 УК РФ.

При совершении киберпреступления происходит завладение обманным путем секретных реквизитов пострадавшего (логином, паролем и закрытым ключом) и совершение от его имени денежных переводов в системе ДБО.

При этом Уголовный кодекс РФ не содержит нормы, определяющей место совершения киберпреступления.

В этой связи в Постановлении определяется момент окончания мошенничества и отличие его от других преступлений. Мошенничество считается оконченным, когда у мошенника возникает юридически закрепленная возможность вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным.

Исходя из позиции Верховного Суда РФ, изложенной в Постановлении, сложилась практика, что расследование киберпреступлений должно проводиться по месту окончания мошенничества, где было проведено обналичивание денежных средств, для чего материалы доследственной проверки, по обращению пострадавшего в правоохранительные органы, передаются в территориальные подразделения «К» по месту съема похищенных средств.

Однако такая практика приводит к децентрализации проведения расследования, если по одному инциденту было проведено несколько мошеннических переводов с различными местами обналичивания, и передачей материалов до следственной проверки в территориальные подразделения БСТМ или ГУЭБиПК МВД России, которые не обладают необходимым потенциалом для расследования подобных дел. Необходимо также отметить: при таком определении места совершения киберпреступления значительное время затрачивается на передачу этих материалов из одного подразделения МВД России в другое, что не способствует необходимой оперативности по проведению расследования и поиску преступников.

В этой связи местом совершения киберпреступления следует считать местонахождение банка, обслуживающего лицо, со счета которого произошло незаконное списание денег.

В целях решения рассматриваемой проблемы необходимо внести в часть 1 статьи 159 УК РФ изменения, дополнив ее примечанием следующего содержания:

«При совершении мошенничества с использованием электронных средств связи в системах дистанционного банковского обслуживания местом его совершения признается местонахождение банка, обслуживающего лицо, со счета которого произошло незаконное списание денег».

2. Отсутствие единого порядка взаимодействия кредитных организаций и правоохранительных органов.

Существующая на данный момент нормативная правовая база позволяет банкуполучателю незаконных платежей в ряде случаев отказывать в законном праве лица, со счета которого были мошенническим путем списаны денежные средства (далее – Плательщик), на возврат незаконно перечисленных денежных средств.

В этой связи существует необходимость в методических рекомендациях, разработанных при участии БСТМ и представителей служб информационной безопасности банков, о порядке обращения в правоохранительные органы в связи с совершением мошеннических действий в системах дистанционного банковского обслуживания, направленных на оперативную организацию и эффективное проведение проверок и принятие процессуальных решений по фактам совершения мошеннических действий в системах ДБО.

Представляется, что такие рекомендации должны содержать следующие положения:
1) рекомендации лицу, со счета которого были незаконно списаны денежные средства (далее – Плательщик):
• по обеспечению сохранности необходимой доказательной базы по факту мошенничества;
• по оперативному оформлению заявления в правоохранительные органы о возбуждении уголовного дела по факту совершения деяний, предусмотренных статьей 159, а также статьями 272 и/или 273 УК РФ, в связи с созданием, использованием и распространением неустановленными лицами вредоносных компьютерных программ, повлекшим неправомерный доступ неустановленных лиц к компьютерной информации, что, в свою очередь, привело к несанкционированному переводу денежных средств;
• по оперативному обращению в суд с исковым заявлением в отношении получателя денежных средств, а также о принятии судом мер по обеспечению иска в виде ареста денежных средств на счете получателя в сумме неосновательно полученного обогащения;
• по оформлению письменного заявления в обслуживающий банк с просьбой о содействии в возврате денежных средств;
2) рекомендации банку Плательщика и банку получателя средств по обеспечению формирования необходимой доказательной базы факту мошенничества;
3) рекомендации банку Плательщика:
• по оформлению письма в банк получателя с просьбой о приостановлении прохождения платежа и возврате средств или о применении к получателю мер контроля в рамках системы ПОД/ФТ в связи с совершением операции, в отношении которой возникают подозрения в ее совершении в целях отмывания доходов, полученных преступным путем, или финансирования терроризма;
• по обращению в БСТМ с заявлением об оказании содействия в расследовании факта мошенничества с подробным описанием обстоятельств его совершения и приложением необходимых документов;
4) рекомендации банку получателя по оказанию в рамках действующего законодательства РФ любого возможного содействия Плательщику и банку Плательщика в целях предотвращения факта мошенничества, а при невозможности его предотвращения – в целях максимально оперативного расследования факта мошенничества и возврата неосновательно полученных сумм. Соответствующие «Методические рекомендации о необходимых действиях в связи с совершением хищения денежных средств в системах дистанционного банковского обслуживания, использующих электронные устройства клиента» уже подготовлены при активном участии БСТМ МВД России совместной Рабочей группой НП «Национальный платежный совет» и Ассоциации российских банков по предотвращению мошенничества в платежных системах.

3. Отсутствие механизма блокирования незаконно списанных денежных средств и предотвращения их последующего вывода из системы на счета третьих лиц.

В целях решения проблемы, связанной с приостановлением дальнейших операций при совершении незаконного списания денежных средств со счета Плательщика, а также с возвратом ему полученных в результате совершенного киберпреступления денежных средств, необходимо на законодательном уровне закрепить модель, допускающую право приостановления и возврата незаконно списанных денежных средств Плательщику.

Кроме того, необходимо в Федеральном законе «О банках и банковской деятельности» установить механизмы взаимодействия Плательщика, банка Плательщика и банка получателя при участии Банка России, а именно:
• установить формат заявления Плательщика (указание точного времени и даты незаконного платежа, осуществленного с его счета, наименование банка Плательщика, точное наименование организационно-правовой формы (фамилии, имени, отчества) Плательщика, включая ИНН, номер счета идр. реквизиты Плательщика, сумма платежа, осуществленного со счета Плательщика);
• определить сроки и порядок действий банка Плательщика, предпринимаемых им после поступления заявления Плательщика о незаконном списании с его счета денежных средств, а также сроки их реализации. В частности, банку Плательщика следует незамедлительно обратиться в банк получателя или банккорреспондент с заявлением о приостановлении платежа и возможном обратном его истребовании с использованием любых доступных каналов связи, с последующим представлением в течение одного рабочего дня оригинала заявления плательщика и подтверждающих документов;
• регламентировать полномочия Банка России по временному приостановлению платежа независимо от наступления его безотзывности и окончательности;
• регламентировать сроки исполнения банком получателя (банком-корреспондентом) заявления банка Плательщика, установив момент начала и окончания приостановления платежа;
• установить сроки принятия банком получателя (банком-корреспондентом) на основании представленных банком Плательщика документов решения о возврате платежа Плательщику или об отказе в возврате этого платежа;
• установить сроки возврата банком получателя (банком-корреспондентом) денежных средств Плательщику в случае принятия банком получателя (банком-корреспондентом) решения о возврате;
• определить сроки и действия банка получателя (банка-корреспондента) по уведомлению банка Плательщика после получения его заявления об отсутствии денежных средств на счете получателя;
• в целях защиты прав добросовестного получателя установить ответственность Плательщика за убытки, причиненные получателю в результате необоснованного применения процедуры установления обоснованности платежа.

Все вышеизложенное свидетельствует о широте и многообразии проблем, стоящих сегодня перед Национальным платежным советом. Не все они могут быть разрешены оперативно, большинство из них потребует проведения длительных многосторонних консультаций как между участниками рынка, так и с регуляторами. С этой целью в рамках НП НПС формируется Наблюдательный совет, войти в состав которого приглашены представители Банка России, обеих палат Федерального Собрания Российской Федерации, Минфина России, Минэкономразвития России, Федеральной антимонопольной службы, Росфинмониторинга, Роспотребнадзора, ФСТЭК России и др.

Одним из первых проявлений кооперации в рамках НП НПС стало создание в июне 2012г. совместной Рабочей группы Банка России и НП НПС по разработке Стратегии развития национальной платежной системы на срок до 2020 года.

В целом основным залогом успеха Национального платежного совета видится готовность крупнейших представителей всех сегментов платежного рынка России и регуляторов к профессиональному диалогу и поиску компромиссных решений, учитывающих интересы всех участвующих сторон.

Полный текст статьи читайте в журнале «ПЛАС» № 6 (182) ’2012 стр.14


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… первые успешные проекты мобильных кошельков развились не на развитых рынках, и задолго до их появления в Европе или США – это были M-PESA в Кении а также Globe GCASH и SMART Money – на Филиппинах.