Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Александр Юров: «Актуальные вопросы НДО в России сквозь призму мировых трендов»

(Нет голосов)

06.11.2012 Количество просмотров 2339 просмотров

Взаимодействие структур, изготавливающих наличные деньги, регулятора и производителей оборудования для их обработки стало настоятельной необходимостью, уверен директор Департамента наличного денежного обращения ЦБ РФ Александр Юров. В своем интервью журналу «ПЛАС» он рассказывает о современной ситуации и перспективах оптимизации НДО в России и правовых особенностях регулирования операций с наличными денежными средствами при использовании терминалов.


НДО в России

ПЛАС: Какова оценка Банком России ситуации с НДО в стране? Находятся ли процессы НДО в России под влиянием общемировых трендов налично-денежного обращения, и если да, то в какой мере?     
А. Юров: В России наряду с зарубежными странами наблюдается тенденция роста количества наличных денег в обращении. За последние 5 лет в нашей стране количество наличных денег (в стоимостном выражении) выросло в 2,3 раза, за 2011 год прирост данного показателя составил 19,2%, за 2010 год – 25,1%.    
Количество наличных денег в обращении в ведущих экономиках мира за последние два года росло разными темпами. Максимально высокие темпы прироста наряду с Россией наблюдались в Бразилии, Индии и Китае. Что касается развитых стран с рыночной экономикой, то в 2011 году максимальный темп прироста сложился в США (9,6%), минимальный – в Японии (1,9%). В ведущих экономиках Еврозоны темпы прироста в 2010–2011гг. находились в диапазоне 4–6%.     
 
Уровень достаточности наличных денег в экономике, рассчитанный как отношение наличных денег в обращении (вне касс банков) к ВВП, в Российской Федерации за 2010–2011 годы существенно не изменился и составил около 11%. Примерно такой же уровень достаточности наблюдался в Индии, в Китае чуть больше – 12%, в Японии еще больше – почти 19%. В ведущих экономиках Еврозоны уровень достаточности находился в диапазоне от 8 до 10%, в США он составил около 7%, в Бразилии – 4%.

ПЛАС: Как вы оцениваете существующие темпы и уровень автоматизации и унификации обработки наличных в разрезе НДО в России? В частности, по таким направлениям, как пересчет, логистика, инкассация, хранение банкнот и т. д.?    
А. Юров: В качестве одной из мер, принимаемых для повышения эффективности автоматизации обработки денежной наличности и для увеличения производительности труда, используется объединение счетно-сортировальных машин в аппаратно-программные комплексы, в состав которых включаются автоматизированные рабочие места по подготовке и сверке банкнот, средства программного контроля за процессом обработки, а также уничтожения ветхих банкнот (в случае, если учреждение Банка России наделено правом уничтожения ветхих банкнот).    
Другим аспектом улучшения производительности труда кассовых работников является оптимизация логистических операций, в том числе применение транспортно-складских комплексов, обеспечивающих автоматизированный прием и выдачу денежной наличности в кассовых центрах учреждений Банка России.  
Такая технология применяется в кассовых центрах с большими объемами обработки банкнот и в головных расчетно-кассовых центрах территориальных учреждений Банка России. В остальных расчетно-кассовых центрах Банка России используются ССМ, обеспечивающие автоматическую отсортировку ветхих банкнот и отбраковку банкнот, вызывающих сомнения в их подлинности и платежеспособности. Начиная с 2009 года также организовано оснащение подобными ССМ сети кредитных организаций. Типовые требования к ССМ, применяемым в кредитных организациях, размещены на сайте Банка России в сети Интернет. В целом существующие темпы и уровень автоматизации и унификации обработки денежной наличности мы считаем удовлетворительными.

ПЛАС: Ваша оценка ситуации с налично-денежным обращением в России под углом зрения постоянного противоборства между государством и преступными сообществами. Можно ли держать под контролем активность фальшивомонетчиков в определенном, контролируемом коридоре, когда криминалу не удается нанести серьезного экономического и репутационного ущерба налично-денежному обращению в России, несмотря на совершенствование техники и оборудования для изготовления фальшивых денежных знаков?

 А. Юров: Основное влияние на ситуацию с фальшивомонетничеством оказывает в первую очередь общая криминогенная ситуация в стране или в отдельном регионе и недостаточный уровень противодействия правоохранительных структур изготовлению фальшивых денег. Только при наличии этих двух составляющих потенциальные фальшивомонетчики начинают использовать ту самую совершенную технику и новые полиграфические технологии, которые действительно сейчас развиваются очень быстро. Поэтому ваш вопрос скорее следует адресовать представителям органов внутренних дел. Хотя со своей стороны можем отметить, что уровень фальшивомонетничества в России не достиг таких значений, чтобы нанести репутационный ущерб Банку России. Что касается экономического ущерба от этого явления, то он наносится не всему наличному денежному обращению, а отдельным его участникам. По мнению некоторых из профессиональных участников цикла наличного денежного обращения, ущерб от фальшивомонетничества на сегодня для них несравнимо меньше, чем от мошенничества в сфере безналичных платежей.

ПЛАС: Ваша оценка утверждений отдельных экспертов о том, что в странах с развитой экономикой наметилась тенденция более эффективного взаимодействия структур, разрабатывающих и изготавливающих наличные деньги, с сертифицирующими подразделениями регулятора, а также с вендорами систем автоматизации НДО? Возможна ли синергия от такого рода консолидации? Будут ли ощущаться результаты данной кооперации только в работе против фальшивомонетчиков? Или же вендоры и, как следствие, банки, использующие все возможные системы автоматизации обработки наличных и банковского самообслуживания, смогут более эффективно готовиться к различным новым модификациям банкнот в производстве наличных денежных знаков?

 А. Юров: Трудно говорить о ситуации во всех странах с развитой экономикой, но в России в последнее время сложилась ситуация, когда взаимодействие структур, изготавливающих наличные деньги, разрабатывающих их, сертифицирующих подразделений регулятора и производителей оборудования для обработки денежных знаков, в том числе валидаторов для вендинговых машин, стало настоятельной необходимостью. Правильная организация взаимодействия между всеми звеньями этой цепи, несомненно, даст свой эффект. И вы совершенно правы, что он не должен сводиться только к борьбе с проникновением поддельных денежных знаков в наличное денежное обращение через устройства автоматического приема наличности. Несомненно, коммерческие банки смогут более эффективно готовиться к введению в обращение новых денежных знаков, но следует отметить, что в решении этой проблемы во главе угла стоит добрая воля и желание самих коммерческих банков заниматься этим вопросом.

 ПЛАС: Ваша оценка современного уровня защищенности российских банкнот в сравнении с ключевыми зарубежными валютами (евро и доллары США, шведские кроны, канадские доллары, фунты стерлингов, швейцарские франки). Меры, предпринимаемые сегодня Банком России по дальнейшему повышению качества и защищенности банкнот, перспективы использования инновационных технологий в этой области. Ждут ли НДО в России серьезные эволюционные изменения в процессе изготовления и обращения банкнот? Будет ли принято решение об эмиссии новых модификаций печатных купюр, не похожих на образцы прошлых лет, с целью повышения защищенности от подделок? Собирается ли Банк России создавать базу фальшивых купюр, чтобы использовать ее при разработке (тестировании) прошивок устройств приема наличных (для повышения надежности распознавания фальшивых купюр)?

Планируется ли переход с бумаги на пластик при изготовлении наличных, применимый для изготовления дензнаков? Возможно ли использование встроенных в банкноты чипов для повышения стойкости банкнот к подделке, совершенствование существующих признаков платежеспособности купюр и т.д.?

А. Юров: На наш взгляд, очень трудно найти тот критерий, который позволил бы с полной объективностью сравнить уровень защищенности денежных знаков различных государств. Можно, конечно, посчитать количество защитных признаков, включенных в отдельные банкноты или монеты, но как быть с тем, что одни из них более эффективно противостоят попыткам имитаций, а другие – менее? Более того, поскольку некоторые из них предназначены для противодействия только определенным способам воспроизведения изображения, то в одной стране они могут быть эффективными, а в другой (при иной ситуации с фальшивомонетничеством) – совершенно бесполезными. В качестве меры для сравнения не совсем правильно использовать и такой распространенный показатель, как количество выявленных подделок на миллион банкнот в обращении, т.к. он сильно связан не только с криминогенной ситуацией, но и с уровнем организации системы выявления подделок. Если сравнивать по этому показателю Россию с США или Еврозоной, где количество поддельных банкнот составляет около 40–55 на миллион, то мы со своими значениями 15–21 подделка на миллион банкнот в обращении можем считать, что наши банкноты гораздо более защищены.

Что касается перспектив совершенствования российских денежных знаков, то работы в этом направлении ведутся постоянно. И в части повышения их износоустойчивости, и в части усиления защищенности, что, кстати, совсем не обязательно должно сопровождаться введением денежных знаков нового образца. В современных условиях большинство стран идут по пути постепенной модернизации банкнот, хотя, естественно, очень сложно организовать процесс обращения и, в первую очередь, обработки наличности в условиях совместного обращения множества модификаций банкнот или монет. Поэтому рано или поздно их приходится заменять денежными знаками нового образца.

Что касается эволюционных или серьезных революционных изменений в процессе изготовления купюр, то можно сказать, что в банкнотном производстве революции происходят крайне редко. Практически все основные технологические приемы печати банкнот были отработаны десятилетия, если не века назад. И следует иметь в виду, что во всем мире банкноты печатаются, а монеты чеканятся по одинаковым технологиям. Поэтому, если говорить о серьезных изменениях, то если они и будут происходить, то во всем мире одновременно, и мы уверены, что процесс будет скорее эволюционным, чем революционным.

 Банк России регулярно отслеживает ситуацию со всеми новинками, которые появляются в этой области, в том числе такими, как использование пластиковых или гибридных бумажно-пластиковых субстратов для печати, использование внедренных в банкноту чипов и т.п. Однако факт использования различных новшеств в изготовлении денежных знаков должен быть обоснован либо требованиями соответствующих инновационных технологий в наличном денежном обращении, либо экономической целесообразностью. Само же появление таких новых технологий только отчасти может быть инициировано центральным банком. Гораздо в большей степени активаторами подобных процессов являются участники коммерческого сектора обращения наличности. Задача же центрального банка – вовремя заметить эти процессы и ответить на вызовы времени. В соответствии с действующим законодательством все денежные знаки, имеющие признаки подделки, выявленные в банковской системе, должны передаваться органам внутренних дел. Поэтому Банк России не имеет возможности при тестировании прошивок устройств приема наличных использовать фальшивые купюры. Исключение составляют подделки из уголовных дел, по которым уже закончился процесс судопроизводства и которые не рассматриваются далее как вещественные доказательства. Однако с учетом сложившихся сроков рассмотрения таких дел эти подделки уже не представляют интереса с точки зрения разработки или тестирования валидаторов банкнотоприемных устройств.

ПЛАС: Безопасность инкассации – какую роль здесь отводит сегодня Банк России таким инновационным технологиям, как интеллектуальные кассеты для банкнот, автоматическое окрашивание банкнот несмываемыми спецчернилами в случае попыток несанкционированного доступа к наличным и т.д.? Разработан ли сегодня в России юридический механизм официального обмена банком окрашенных несмываемой краской банкнот на платежеспособные? Будут ли сформулированы требования или рекомендации Банка России по физико-химическому составу краски (свечение), которая должна использоваться в системах окрашивания банкнот при их похищении?

А. Юров: Вопрос эффективности использования интеллектуальных кассет со спецчернилами для транспортировки банкнот (ISNB) сегодня является по-прежнему дискуссионным, несмотря на то, что все центральные банки в принципе поддерживают их использование. В России вопрос применения таких кассет всегда остается на усмотрение организации, осуществляющей транспортировку наличности. Юридический механизм официального обмена окрашенных спецкраской банкнот на платежеспособные банкноты установлен Указанием Банка России от 5 июня 2009 года № 2248-У, в соответствии с которым поврежденные спецкраской банкноты принимаются только по заявлению кредитной организации, заранее заявившей о том, что она применяет такие контейнеры в своей работе, в противном случае выявленные при пересчете денежной наличности банкноты, окрашенные спецкраской, признаются неплатежеспособными.

При рассмотрении вопросов, связанных с использованием спецконтейнеров, мы, в том числе, учитываем и опыт использования подобных устройств в других странах, где в экспертные подразделения центральных банков поступает огромное количество банкнот, окрашенных спецкрасками в результате случайных событий, не связанных с криминальными действиями. В некоторых исследованиях сообщается, что в 65% случаев банкноты, окрашенные спецкраской, принимаются автоматическими устройствами приема платежей как годные или ветхие, и только в 3% случаев они признаются поддельными и в 32% их номинал не распознается. Вопрос унификации физико-химических свойств специальных красок для таких кассет сейчас обсуждается на международном уровне, и в этой ситуации целесообразно принимать решение, которое распространялось бы на ряд стран.

 ПЛАС: Каковы, на ваш взгляд, перспективы развития систем автоинкассации в России? Находит ли это направление поддержку со стороны регулятора? Или же Банку России, возможно, видятся здесь некие подводные камни, о которых не упоминают заинтересованные участники рынка? Перспективность online автоинкассации с возможностями уплаты налоговых обязательств в режиме реального времени и соответствующей отчетностью?

 А. Юров: Нормативными актами Банка России предусмотрено применение как кредитными организациями, так и хозяйствующими субъектами при осуществлении кассовых операций программно-технических средств, оснащенных, в том числе, функцией приема наличных денег. В настоящее время на территории Российской Федерации активно применяются такие программно-технические средства, как банкоматы и платежные терминалы. Кроме того, получают распространение другие программно-технические средства, осуществляющие в автоматическом режиме прием наличных денег, пересчет, проверку платежеспособности и зачисление денежных средств на банковские счета.

 Программно-технические средства, конструкция которых предусматривает полистное вложение наличных денег клиентом и выдачу принятых наличных денег клиенту без обработки в кредитной организации, внутренним структурным подразделением (ВСП), оснащаются функцией распознавания не менее четырех машиночитаемых защитных признаков банкнот Банка России, перечень которых установлен Указанием Банка России от 6 октября 2008 года № 2087 У «О перечне машиночитаемых защитных признаков банкнот Банка России, подлежащих проверке кредитными организациями». Кредитными организациями также применяется технология приема от клиентов наличных денег, вложенных в сумки, посредством автоматических сейфов.

В целях обеспечения доступности банковских услуг в труднодоступных и малонаселенных местностях кредитными организациями используются передвижные пункты кассовых операций, функционирующие на базе автотранспортного средства. Такие передвижные пункты кассовых операций могут осуществлять операции с наличными деньгами с участием кассового работника кредитной организации или оборудоваться программно-техническими средствами, функционирующими в автоматическом режиме.

ПЛАС: В чем состоит причина того, что в России, в пересчете на душу населения, монетных дензнаков значительно больше, чем в других странах БРИКС – Бразилии и Индии? В связи с этим следует ли адаптировать в России опыт зарубежных компаний, например CoinsStar, по сбору и рециркуляции наличных денег в монетной форме (он может быть востребован и реализован в российских реалиях – в виде чистой госпрограммы или же в форме ГЧП) или же перспективнее избрать путь стимулирования банков к более эффективному приему мелкой монеты у населения? Почему 10-рублевые купюры снова появились в обороте, насколько продолжительна эта тенденция?

 А. Юров: В настоящее время в обращении находится достаточное количество монеты Банка России для обеспечения платежного оборота. Так, по состоянию на 1 января 2012 года на каждого жителя России приходилось по 357 штук монет, в том числе только 10-копеечной монеты – по 145 штук. Возвратность монеты в кассы кредитных организаций и структурных подразделений Банка России в последнее время увеличилась.

Проблема роста количества монет низких номиналов, приходящихся на душу населения, актуальна не только для России. Во многом она связана с вопросами снижения покупательной способности таких монет вследствие инфляционных процессов. Каждая страна находит свои пути экономически целесообразного решения этой проблемы. Накопление большого количества монеты на руках у населения или в точках розничной торговли в значительной степени связано с затратностью процессов обработки монеты в коммерческих банках и транспортировки ее между банками, что не делает экономически привлекательным для них не только организацию сбора монеты у населения, но и ее инкассацию из торговых точек.

В зарубежных странах одной из мер стимулирования коммерческих банков к активизации операций по сбору монеты является введение платы за ее выдачу. Банк России обеспечивает наличное денежное обращение монетой на бесплатной основе.

Другим возможным путем решения данного вопроса, как подсказывает зарубежный опыт (например, опыт Сингапура), может быть установка кредитными организациями монетопринимающих устройств. Однако организация сбора монеты от населения экономически выгодна только в тех точках, которые приближены к основным ее потребителям – крупным ритейлерам, супермаркетам и т. п. Наиболее удобной для населения может быть организация сбора монеты, например, через отделения Почты России. Однако все эти способы находятся вне зоны компетенции Банка России.

Для оптимального обеспечения платежного оборота денежными знаками номиналом 10 рублей в отдельных регионах наряду с монетой номиналом 10 рублей небольшими партиями выпускается банкнота того же номинала.

 ПЛАС: К нам обращаются представители российского банковского сообщества, которые отмечают, например, что в документах Банка России, представленных на сайте ЦБ РФ в разделе «Оборудование для обработки денежной наличности», присутствуют два списка счетно-сортировальных машин: «Список счетно-сортировальных машин, прошедших испытание в Банке России, которые могут применяться в кредитных организациях» и «Список счетно-сортировальных машин, прошедших испытание в Банке России, рекомендованных для применения кредитными организациями, а также филиалами и внутренними структурными подразделениями». Не могли бы вы разъяснить различия в оценке оборудования, присутствующего в названных списках? Может ли оборудование из первого списка Банка России быть рекомендовано к применению филиалами и внутренними структурными подразделениями кредитных организаций, несмотря на возникающее недопонимание?

 А. Юров: В настоящее время на официальном сайте Банка России размещены:

 • список счетно-сортировальных машин, прошедших испытание в Банке России, которые могут применяться в кредитных организациях;

 • список счетно-сортировальных машин, прошедших испытание в Банке России, рекомендованных для применения кредитными организациями, а также филиалами и внутренними структурными подразделениями кредитной организации, не имеющими отдельного помещения для обработки денежной наличности.

 Счетно-сортировальные машины из первого списка могут применяться филиалами и внутренними структурными подразделениями кредитной организации, в том числе не имеющими отдельного помещения для обработки денежной наличности.

Область применения счетно-сортировальных машин из второго списка ограничена подразделениями с небольшим оборотом наличных.

 ПЛАС: Планирует ли Банк России принять решение об обслуживании модулей приема наличных и соответствующих программных прошивок только организациями, авторизованными производителями данных устройств (в целях эффективной реализации всех возможностей купюроприемных устройств в части распознавания фальшивых банкнот)?

А. Юров: Проверка программно-технических средств, конструкция которых предусматривает полистное вложение наличных денег клиентом и выдачу принятых наличных денег клиенту, а также соответствующего программного обеспечения осуществляется в Сервисном центре Банка России (г. Санкт-Петербург). Обслуживание данного оборудования, работа с программным обеспечением для него, а также принятие решений по обслуживанию модулей приема наличных теми или иными организациями, в том числе авторизованными, не относится к компетенции Банка России.

ПЛАС: Предполагается ли запретить с точки зрения безопасности НДО использование в банкоматах сейфов типа UL-291 в планируемых Банком России рекомендациях по размещению банкоматов и требований к их охране?

 А. Юров: В соответствии с Положением Банка России от 24 апреля 2008 года № 318-П «О порядке ведения кассовых операций и правилах хранения, перевозки и инкассации банкнот и монеты Банка России в кредитных организациях на территории Российской Федерации» конструктивное исполнение и регламентированные защитные свойства сейфов, встроенных в программно-технические средства, определяются кредитной организацией совместно с организацией, осуществляющей охрану кредитной организации.

Принимая во внимание возможность возникновения операционных рисков кредитных организаций при работе с наличными деньгами с использованием программно-технических средств, Департамент наличного денежного обращения совместно с другими структурными подразделениями Банка России рассматривает вопросы повышения уровня защищенности банкоматов и платежных терминалов. Так, в разрабатываемых в настоящее время рекомендациях по повышению уровня безопасного использования банкоматов и платежных терминалов кредитным организациям предлагается применять банкоматы со встроенными сейфами не ниже 3-го класса устойчивости к взлому по ГОСТ Р 50862-2005 «Сейфы, сейфовые комнаты и хранилища».


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… каури были не только «туземным» средством расчета, но также в ходу в Средней Азии, Европе и даже Руси? На Руси в XII-XIV веках, в так называемый безмонетный период, каури были деньгами под названием ужовок, жерновков или змеиных головок. Их до сих пор находят при раскопках в Новгородских и Псковских землях в виде кладов и в погребениях. Только в XIX веке в Западную Африку ввезли не менее 75 млрд раковин каури общим весом 115 тысяч тонн?