Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Льготный курс расчета нормативов для кредитных организаций? Четвертому «госбанку» быть? Карта «Мир» как национальный фронт-продукт? Есть ли место мгновенным платежам в России?

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

11.02.2016 Количество просмотров 2710 просмотров

Чем ознаменовался первый месяц наступившего 2016 года для российского банковского сектора? Если говорить о финансово-экономической ситуации в целом, то, по мнению экспертов, она характеризуется прежде всего полным отсутствием каких-либо позитивных сигналов. А учитывая, что стандартная модель розничной банковской деятельности делает кредитные организации своего рода зеркалом, четко отражающим финансовое положение населения и компаний, это оставляет не слишком много поводов для оптимизма. Ведь каким бы большим и надежным ни был тот или иной банк, у него есть свой вполне определенный запас прочности.

На фоне растущей волатильности курса рубля Ассоциация региональных банков России уже предложила Центробанку продлить срок использования льготного курса для расчета нормативов: согласно ее оценкам, по итогам января риск нарушения нормативов грозил более чем 25% опрошенных банков.

Как стало известно на момент подписания этого номера, ЦБ РФ разрешил банкам в первом квартале использовать для расчета некоторых нормативов валютный курс по состоянию на 1 января 2016 года. Напомним, что на эту дату официальный курс доллара составлял чуть менее 73 рублей, евро – около 80 рублей.

В то же время, по оценкам внешних экспертов «ПЛАСа», вводить различные валютные курсы для каждого случая – занятие достаточно рискованное и отчасти напоминает попытки сбивать температуру, не леча саму болезнь, или же засовывание испуганным страусом головы в песок: риск у банков возник, но мы делаем вид, что его нет. Зачем тогда вообще нормативы, если мы станем игнорировать их именно тогда, когда они больше всего нужны? По мнению экспертов, ключевой проблемой является не столько сам по себе курс национальной валюты, сколько платежеспособность населения, его возможность получать банковские кредиты и открывать депозиты.

И здесь ситуация кардинально отличается от прошлогодней. Ведь если в 2015 году на фоне аналогичной волатильности рубля банки еще неплохо зарабатывали на активизировавшихся валютных операциях населения, то сейчас активность потребителей в этом плане невысока, поскольку денег у них сильно поубавилось. Сегодня среди источников дохода на первый план выходит комиссионный бизнес, связанный с обслуживанием регулярных платежей, включая ЖКХ и т. д. И если у банка это направление было хорошо развито, он располагает некой подушкой безопасности. А вот тем, кто делал акцент на инвестиционной деятельности, выживать гораздо сложнее – рассчитывать на доступные кредиты уже не приходится. Поэтому ключевой вопрос сегодня: как развивать комиссионный бизнес? Ответ на него представляется не слишком простым, особенно на фоне проекта поправок в Закон «О банках и банковской деятельности», подготовленного группой депутатов от фракции «Справедливая Россия». Этот законопроект, который в ближайшее время планирует рассмотреть Госдума, предусматривает ограничение банковских комиссий при оплате ЖКХ величиной 0,01% от суммы платежа.

По мнению экспертов, данная инициатива отрицательно скажется на рынке банковских услуг и платежной системе страны в целом, так как комиссия в размере 0,01% не позволит банку даже покрыть затраты за проведение операций по оплате коммунальных услуг. Иными словами, мы имеем дело с очередным проявлением популизма: коммерческие организации хотят заставить выполнять операции с определенной себестоимостью, но при этом запрещают компенсировать понесенные расходы. Если депутатам очень хочется проявить заботу о малообеспеченных слоях населения, можно было бы заставить ДЕЗы и прочих муниципальных и государственных получателей платежей принимать платежи через кассу и без комиссии. А население уже само выбрало бы, что ему удобнее, сэкономить 30 рублей комиссии и провести два часа в очереди или заплатить комиссию, но сэкономить время.

Ключевой проблемой является не столько курс национальной валюты, сколько платежеспособность населения, его возможность получать банковские кредиты и открывать депозиты

Но вернемся к общеэкономической ситуации. В условиях резкого снижения финансовой обеспеченности населения закономерно падение рынка потребительского кредитования, автокредитов и ипотеки с одновременным снижением покупательской активности в ритейле. Отсюда – снижение оборотов по кредитным картам и уменьшение среднего числа карт, приходящихся на одного держателя (сейчас этот показатель сильно завышен из-за маркетинговой политики банков, которые стараются открыть как можно больше кредитных карт). При этом общее число держателей таких продуктов вряд ли снизится.


Сегодня среди источников дохода для кредитных организаций на первый план выходит комиссионный бизнес


Туманными становятся в России и перспективы карточных предоплаченных продуктов: очевидно, что это направление развивается только при активном участии ритейлеров. Последние выступают основным каналом продаж предоплаченных карт и, одновременно, основными точками их использования при оплатах. Именно ритейлеры добавляют value для пользователей таких продуктов – скидки различных типов, программы лояльности и т. п. Между тем у них сегодня нет свободных средств, чтобы инвестировать в долгосрочные технологичные проекты. По оценкам экспертов, в 2016 году в лучшем случае следует ожидать развертывания не более одной-двух таких программ.

Неслучайно позитивные ожидания участников рынка сегодня все чаще связываются прежде всего с развитием Национальной системы платежных карт, масштабной эмиссией карт «Мир» и наращиванием инфраструктуры их обслуживания. Отдельные топ-менеджеры даже озвучивают мнение, что текущая волатильность валютных курсов, притом что основные операции внутри РФ совершаются в рублях, в сочетании с рублевыми тарифами ПС «Мир» дает банкам хороший стимул для перевода эмиссии на национальную карту.

Присоединение же Сбербанка России к проекту эмиссии карты «Мир» сделало ее, по мнению ряда экспертов, реальным фронт-продуктом, который будет определять развитие отрасли в обозримой перспективе. Ключевыми факторами здесь выступают «востребованность» национальной карты со стороны бюджетных организаций (обусловленная обязательностью ее приема) и, конечно же, готовность банков ее массово поддержать (по тем же причинам).

Что же касается развития сети приема, то работа по адаптации существующей инфраструктуры для обслуживания карты «Мир» неоднородна по сложности стоящих задач. Так, банкоматные сети еще можно будет адаптировать удаленно, через хосты, гораздо сложнее обстоит дело с наземным эквайрингом. Здесь все зависит от возможностей конкретных моделей оборудования (в первую очередь ПИН-падов). Некоторые из них поддерживают возможность дистанционной загрузки ключей, однако многие не поддерживают. Тем более что речь идет не только о ключах, но о необходимости обновления ПО в целом. В результате значительное число банков-эквайеров не сможет провести удаленное обновление ПО POS-терминальных устройств для приема карт «Мир», и им придется осуществлять эту процедуру в ручном режиме, с перезагрузкой непосредственно в торговых точках, что займет существенное время и ресурсы с учетом масштаба и территориальной распределенности POS-терминальных сетей. Высказывается также мнение, что в данный момент развитие приемной инфраструктуры карт в значительной степени ограничено пропускной способностью технологических подразделений НСПК, осуществляющих тестирование и сертификацию. Однако это именно тот случай, когда «лучше меньше, да лучше», т. к., отказавшись от тотального тестирования, мы будем иметь заметный процент отказов в обслуживании, что однозначно скажется на потребительском имидже НСПК и даст дополнительный повод для негативных высказываний скептикам.

Если же говорить о масштабной эмиссии карт НСПК, начало которой запланировано на этот год, то здесь вызывают вопрос те перспективы, с которыми данная инициатива связывается у российских производителей карт. Учитывая, что их совокупные производственные мощности многократно превышают потребности рынка в картах «Мир» (принимая в расчет ожидаемый общий объем эмиссии банковских карт в РФ на 2016 год в размере 120 млн штук), можно прогнозировать следующее. С одной стороны, на фоне острой конкуренции среди производителей стоимость эмиссии карт «Мир» для банков несколько оптимизируется. С другой стороны – заказов, включая заказы карт международных платежных систем и ритейла, явно не хватит, чтобы в полной мере задействовать мощности всех отечественных производителей, число которых в последние годы существенно возросло, и обеспечить им приемлемый доход. Кроме того, некоторые эксперты высказывают опасение, что производителям могут попытаться навязать не слишком выгодные расценки на заказы по картам «Мир», используя административные меры. В результате кому-то из них, возможно, придется либо уйти из бизнеса, либо попытаться выжить благодаря поставкам на внешние рынки Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Что же касается перспектив выхода отечественных производителей на рынки дальнего зарубежья, то они пока представляются сомнительными. Действительно, в стране уже несколько лет существует избыток производственных мощностей, поэтому текущий курс доллара – это возможность для поставщиков расширить свое присутствие на международных рынках. Однако для того, чтобы полноценно использовать этот шанс, нужно приложить усилия и обеспечить не только хороший клиентский сервис, но и стабильность качества, в том числе на небольших тиражах. Несмотря на то, что стоимость рабочей силы в России сегодня даже ниже, чем в Китае, отсутствие широкого опыта работы на международном рынке и неэффективные механизмы администрирования не дают оснований говорить о каких-либо реальных конкурентных преимуществах российских игроков. Так, например, обязательный при экспорте возврат НДС производителя у нас порой затягивается фактически на год, и т. п.

Практическое исчезновение конкуренции между эмитентами карт «Мир» за счет снижения ставки interchange fee (фактически – ее госрегулирования) нежелательно по целому ряду причин

Еще одним небесспорным аспектом в продвижении карт «Мир» выглядит объявленная величина interchange fee, которая заметно ниже, чем у международных платежных систем. По замыслу операторов проекта, это должно сделать карту «Мир» более привлекательной для торгово-сервисных предприятий и эквайеров, чем карточные продукты международных платежных систем. Таким образом, на первый взгляд, снижение уровня межбанковской комиссии на российском рынке, инициируемое НСПК, добавляет национальным картам конкурентоспособности. Правда, некоторые участники рынка относятся к этому утверждению со скепсисом. По их словам, стоит ли называть конкурентоспособностью обязательства, налагаемые государством в плане эмиссии национального карточного продукта? Ведь это явно нерыночные механизмы, а конкуренция – термин сугубо рыночный. Да, именно по этому пути в свое время пошла китайская UnionPay, но нельзя забывать, что Китай всегда отличался авторитарного характером своего государственного устройства – то, что имеет успех в стране, первого коммунистического руководителя которой прозвали «Красным императором», вовсе не обязательно приживается при иных, более либеральных режимах.

В любом случае в такого рода подходах необходимо соблюдать крайнюю осторожность. Нельзя забывать, что за счет доходов от interchange финансируется обеспечение безопасности транзакций, развитие инфраструктуры, а также целый ряд таких преференций для держателей карт международных платежных систем, как программы лояльности, льготный период кредитования и многое другое, включая кампании по повышению финансовой грамотности населения. Для платежных систем это в первую очередь инструмент, который позволяет поддерживать баланс интересов эмитентов и эквайеров с целью достижения стратегических задач платежной системы. Таким образом, практическое исчезновение конкуренции между эмитентами карт «Мир» за счет снижения interchange (фактически – его госрегулирования) нежелательно по целому ряду причин.


Опыт США 1930-х показывает: кризис – лучшее время для модернизации национальной технологической инфраструктуры


При этом, говоря о российском рынке, нельзя напрямую сопоставлять interchange международных платежных систем и национальной платежной системы. У МПС часть комиссий платежей номинирована в валюте, и за счет того, что тарифы ПС «Мир» номинированы в рублях, доходность по ряду продуктов, реализованных на картах «Мир», может быть для банков выше даже при более низком interchange.

Если обратиться к опыту ЕС, где в ходе принятия ряда директив ставка interchange fee по карточным платежам снижена принудительно, то, как мы уже отмечали в прошлом номере «ПЛАСа», основной целью там ставится либерализация рынка безналичных платежей и стимулирование выхода на него провайдеров с альтернативными платежными инструментами. Давление госрегулирования заставляет банки и ритейлеров искать новые схемы проведения платежей – без участия карточных платежных систем, но с использованием их инфраструктуры, а также инфраструктуры телеком-операторов. В качестве примера здесь можно привести мгновенные платежи, позволяющие физлицам оплачивать товары и услуги без использования банковских карт и аналогичных им форм-факторов, используя лишь свои счета, открытые в кредитной организации, с которых в режиме реального времени поступают деньги на счета ТСП.

При всей внешней привлекательности такого подхода, в том числе и в России, нельзя забывать – реализация сколько-нибудь масштабного проекта по внедрению мгновенных платежей (с неясными, стоит признаться, результатами) сегодня будет противоречить четко прописанным целям и задачам дальнейшего развития НСПК как системы на базе банковских карт «Мир». Очевидно, что продвигать две альтернативные инициативы национального уровня государству, как и участникам рынка, окажется просто не под силу в нынешний период сжимающегося рынка. Тем более что все эксперименты такого рода делаются, как известно, за счет конечных потребителей, и нет никаких гарантий, что внедрение мгновенных платежей не будет компенсировано за счет скрытых комиссий и пр.

Экономический смысл продажи актива «госбанков» по минимальной цене непонятен: все имеющиеся дырки в бюджете все равно «заткнуть» не получится

Однако ряд экспертов придерживаются диаметрально противоположной точки зрения. Они указывают, что создание альтернативных инструментов (например, технологии кредитового розничного трансферта), по крайней мере на первом этапе, не создаст значительной конкуренции картам, но станет значительным технологическим прорывом. Ведь как таковая карта «Мир», при всем нашем уважении к команде, столь эффективно реализующей проект, – пока лишь просто повторение технологий, разработанных много лет назад в развитых странах, и называть ее крупным рывком вперед в технологическом плане неправильно. При этом, как показывает опыт США 1930-х годов, кризис – это самое подходящее время заняться проектами по модернизации национальной технологической инфраструктуры и радикальным повышением национальной операционной эффективности.

Кстати, аналогичный вопрос можно задать и в отношении вводимой сегодня в России «онлайн-фискализации», которая, по сути, приравняла безналичные платежи к платежам наличными: за чей счет будут осуществляться необходимые инвестиции в POS-инфраструктуру? Ответ видится однозначным…

При этом отдельные участники рынка предлагают в качестве альтернативных вариантов задуматься над внедрением электронных чеков, подписанных ЭП ТСП, автоматически направляемых покупателю, ФНС и в любой контролирующий орган или передаваемых на мобильный телефон покупателя.

Параллельно с планомерным поступательным движением НСПК обращает на себя внимание и то развитие, которое получил Сервис по передаче финансовых сообщений (СПФС) – российский аналог SWIFT, о необходимости реализации которого в свое время так много говорилось, в том числе и на страницах журнала «ПЛАС». С января 2015 года по январь 2016-го количество банков, подключенных к СПФС, увеличилось с 91 до 330 кредитных организаций. Таким образом, к СПФС на текущий момент подключено 46% российских банков.

Означает ли это, что России удалось в той или иной мере обезопасить свою банковскую систему от угрозы отключения от SWIFT? Вопрос по-прежнему остается открытым. Однако очевидно, что такая мера явно не выглядит лишней на фоне текущей геополитической ситуации.

Чем еще запомнился конец января участникам рынка? Буквально на днях в СМИ появилась информация, что меры по спасению столкнувшегося с финансовыми проблемами ВЭБа могут привести к появлению в России нового крупного госбанка, который должен будет попытаться составить конкуренцию двум лидерам рынка – Сбербанку и ВТБ. Согласно этим предположениям, АСВ, получив активы от ВЭБа, присоединит их к своему банку «Российский капитал», а затем объединит с последним Связь-Банк и «Глобэкс», санацией которых ранее занимался ВЭБ. По мнению экспертов, перспективы появления четвертого «госбанка» заставляют всерьез задуматься: то ли эра коммерческих банков подходит к концу, то ли в стране остались только государственные деньги? В таком случае, откуда возьмется пресловутая здоровая конкуренция? Сегодня она наблюдается только в части доступа к госресурсам, которые отнюдь не безграничны…

Разумеется, вопрос звучит риторически, но поводов для размышлений возникает действительно много. Например, как все это отразится на клиенте (читай – населении России). Или – как будут меняться (и реализовываться) требования к максимальной нагрузке банковской ИТ-инфраструктуры с учетом масштабов бизнеса «старых» и новых госбанков, к которым неизбежно придет многочисленная клиентура тех средних и мелких коммерческих банков, которые остались «за чертой» санации ЦБ РФ (на фоне недавнего отзыва лицензии у Внешпромбанка становится очевидным, что на их месте может оказаться любой, и размеры структуры не являются здесь панацеей).

Очевидно, что госбанк по определению должен будет ориентироваться преимущественно на локальные софтверные продукты, что открывает перед отечественными разработчиками весомую долю рынка. Для них, по всей видимости, вообще настают неплохие времена, включая такой «бонус», как низкий курс рубля. Правда, при этом не стоит забывать, что в глобальном мире программисты могут жить в одной стране и зарабатывать в другой, поэтому особого снижения требований по зарплате (в долларах США или евро) ждать не стоит. Тем более что в сфере высоких технологий рабочая сила составляет сегодня очень невысокую долю расходов.

Например, в сегменте прикладного ПО российские ИТ-компании вполне могут составить конкуренцию западным, за исключением каких-либо уникальных решений. При этом возможен поиск синергии – крупный мировой поставщик будет искать в России локального партнера-интегратора для принципиальной кастомизации своих решений. В качестве примера можно привести компанию SAP, которая работает по этому сценарию уже достаточно давно.

Ни для кого не секрет, что в условиях глобализации международные софтверные компании всегда будут иметь преимущества перед локальными игроками за счет доступа к лучшей экспертизе, количества заказов и разнообразия реализуемых проектов. Тем не менее следует отметить, что некоторые западные компании, имеющие значительные контракты в РФ, для сохранения имеющейся доли рынка будут вынуждены локализовать часть разработки в РФ. Что, безусловно, создаст дополнительные рабочие места и будет способствовать повышению уровня экспертизы в российской ИТ-индустрии.

Что же касается обратной тенденции – продолжающихся разговоров о приватизации Сбербанка – то здесь эксперты отсылают к печально известному опыту частичной приватизации другого «госбанка». Как все хорошо помнят, тогда в числе понесших убытки новоявленных акционеров ВТБ оказались столь влиятельные покупатели акций, что становится очевидным – от проблем из-за участия в приватизации госбанков не застрахован никто. Тем более что, как заявил на днях замминистра финансов Алексей Моисеев, приватизация госдоли в ВТБ и Сбербанке крайне затруднена сегодня санкционными ограничениями. Впрочем, возможности самой продажи он не исключил.


Не перетянет ли к себе Почта Банк часть клиентов региональных и муниципальных банков, а также ВТБ24 и Сбербанка?


Некая точка в этом вопросе была поставлена 29 января, когда на совещании с президентом России Владимиром Путиным глава Центробанка Эльвира Набиуллина в ответ на его просьбу высказать свое мнение о необходимости приватизации Сбербанка призналась, что считает приватизацию части пакета акций Сбербанка вопросом преждевременным. Она отметила, что доверие вкладчиков к банку основывается на том, «что там есть контрольный пакет государства». Президент РФ согласился с этой позицией, добавив, что в ближайшей перспективе этот вопрос подниматься не будет.

Действительно, экономический смысл продажи актива по минимальной цене непонятен: все имеющиеся дырки в бюджете все равно «заткнуть» не получится, в результате выиграть от таких сделок могут лишь чьи-то личные интересы – купить сейчас дешево, чтобы потом продать дорого.

В заключение отметим, что другая свежая государственная инициатива – создание Почта Банка – наконец-то обрела 28 января реальные черты. Почта России и ВТБ24 подписали документы о создании новой кредитной организации – Почта Банка, которую возглавит Дмитрий Руденко. При этом Почта России в лице своей 100%-ной дочерней компании приобрела 50% минус одну акцию будущего Почта Банка за 5,5 млрд руб. Сделка получила одобрение Центрального банка, Федеральной антимонопольной службы и Министерства связи и массовых коммуникаций РФ.

К операционной деятельности в сети почтовых отделений Почта Банк приступит уже в первом квартале 2016 года. За 8 лет работы Почта Банка планируется привлечь 15 млн новых уникальных клиентов. Основной упор будет сделан на 3 основных клиентских сегмента – пенсионеров (которые сейчас получают пенсию и осуществляют коммунальные платежи в отделениях почты), людей среднего возраста от 25 до 50 лет (которые постоянно пользуются услугами почты – делают или получают почтовые отправления) и тех, кто использует современные виды услуг (интернет-покупки, онлайн-торговля).

При этом некоторые опрошенные нами эксперты высказывают опасение, что в случае успеха проекта Почта Банк может перетянуть к себе значительную часть клиентов региональных и муниципальных банков, а также ВТБ24 и Сбербанка. Такой передел рынка будет иметь негативные последствия для российской банковской системы в целом, и государству нужно быть к нему готовым, имея некий антикризисный план. Насколько этим прогнозам суждено сбыться, покажет время.


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… в Китае в XXV веке до н.э., наряду с бартером, начинают развиваться денежные отношения? Роль "посредничающего" товара, который можно свободно обменять на любой другой, играют в основном ракушки каури, добываемые на близлежащих островах в Тихом океане. Со временем каури становятся основным платежным средством во всем Китае.