Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

Развитие сети устройств банковского самообслуживания в РФ: специфика «пятого этапа»

(Голосов: 3, Рейтинг: 5)

20.07.2016 Количество просмотров 2632 просмотра
Алексей Дегтярев,
директор Департамента ДБО, Блок розничного бизнеса, ПАО «БИНБАНК»

Экономический эффект должен стать во главу угла: биометрия и cash-by-code в устройствах нужны будут только там, где есть в них потребность


Банкоматный бизнес в РФ: «межкризисные» этапы развития
Эпоху многолетнего развития банкоматных сетей и сетей платежно-информационных терминалов (так называемых устройств самообслуживания, УС) можно условно разделить на четыре основных этапа, помещающихся аккурат между кризисными периодами на российском банковском рынке.

Этап № 1 – «романтический», до 1998 года. Новенький cash-out от Diebold стоил 30 тыс. долл. США, а каждый уважающий себя банк содержал штат инженеров с паяльниками, осциллографами и запасными частями; «белой костью» считались спецы по OS/2 – именно эта операционная система устанавливалась тогда на большинство банкоматов в нашей стране. Гуру по настройке Х.25 были наперечет, а обеспечивающий связь модем подчас стоил дороже подержанной «девятки». Итог: дорого, несистемно, непрозрачно.

Этап № 2 – «начало», 1998–2004 гг. Сash-out уже стоит в районе 15 тыс. долл. США, на банкоматный рынок выходят еще два крупных игрока, NCR и Wincor Nixdorf, появляется аутсорсинг и новая «белая кость» – уже инженеры западных компаний (точнее – их российских филиалов), почтенно ремонтирующие банкоматы по всей стране методом бесконечных командировок (с запчастями в багаже и инструментами в ручной клади). В банках считается за честь пообщаться с руководителем сервисной службы и уж тем более большим успехом – добиться ремонта «вставшего» банкомата в течение хотя бы 2–3 рабочих дней. Итог: все еще дорого (хотя часть затрат уже взяли на себя сервисные компании), несистемно, непрозрачно.

Этап № 3 – «взлет», 2004–2008 гг. Крупные банки закупают банкоматы тысячами, рынок мгновенно вырастает до 100 тыс. ATM, появляются новые устройства – банковские информационно-платежные терминалы. Адреналиновой порцией идут cash-in устройства, позволяющие депонировать наличность и зачислять ее на счет в режиме онлайн, например, погашать кредиты и пополнять карты. Сервис – в основном уже полный «аутсорс», сервисные компании судорожно набирают персонал, развивают партнерские сети, насыщают склады запчастями. Основная проблема – проблема роста, причем она касается всех участников рынка без исключения. Страдает качество, падает цена. Итог: уже почти недорого (cash-out 9–10 тыс. долл., но сервисные компании еще держат цены), система управления парком УС создается по ходу, но до прозрачности еще далеко.

Этап № 4 – «стагнация», 2009–2014 гг. Крупные банки все еще закупают банкоматы тысячами, но цена на устройство достигает 6–7 тыс. долл. США (cash-out), на рынке появляются «китайцы», «корейцы» и даже «японцы». Cash-in и иные терминалы самообслуживания прочно занимают свою нишу – клиенты научились самостоятельно вносить деньги на карту, и банки без cash-in устройств на рынке уже выглядят бледно. Сервисные компании работают «в ноль», и структура рынка сервиса существенно меняется год от года. Основной вопрос – что дальше? Итог: уже дешево, более-менее системно, но – все еще непрозрачно.

Как вы могли убедиться, все перечисленные этапы объединяет одно – непрозрачность. Толком ответить на вопрос, для чего банкомат нужен банку – не получается.

Банкомату зачастую приписывают чудодейственные свойства и пытаются «поднять» фантастические проекты: старожилы помнят попытки выдавать из банкомата карты лояльности, масштабный запуск мультиков про «Масяню», а где-то за границей всерьез обсуждалась продажа женских колготок в специальных упаковках через банкоматную сеть… Экономический эффект от использования железного ящика с компьютером и парой хитроумных устройств внутри с точки зрения получения прибыли все еще непонятен.


Сегодня соотношение выдача/внесение в банкоматах с функцией cash-in в России составляет 70/30


Эталонная себестоимость операции выдачи наличных в крупном банке составляла в 2013 году 0,13% от суммы операции, в мелких – еще больше

Этап № 5 – «прозрение», с 2015 года и по сей день. Начиная с 2015 года в стране массово сокращается количество установленных банкоматов, да и платежных терминалов становится меньше. Склады сервисных компаний переполнены б/у устройствами, которые становятся донорами запасных частей, окончательно обрушивая стоимость сервиса на рынке. В нескончаемых спорах подразделений внутри банков верх на этот раз одерживает бизнес – расчет экономики в разрезе УС становится обязательным, а соответствующий отчет с завидной регулярностью ложится на стол самого высокопоставленного банковского руководителя. Требуется: дешево, системно, прозрачно.

На протяжении всего периода развития российского банкоматного рынка вопросами стоимости владения устройств (так называемого TCO – total cost of ownership) стали интересоваться приблизительно на этапе № 4, то есть после 2008 года. Формула проста: берем все расходы на содержание сети (не забываем при этом фондирование или «отвлеченку») и делим на количество устройств. Посчитав ТСО на одно устройство в крупном банке, в 2009 году вывели цифру 40 тыс. рублей в месяц – именно во столько обходилось содержание одного банкомата «под ключ». А более продвинутые участники стали считать стоимость операции выдачи и внесения наличных в cash-in банкомате и в платежном терминале, а также стоимость сервисных и платежных транзакций, оценивая их в проценте от суммы операции.

Снижать стоимость операции можно было двумя способами:

• сокращать собственно расходы на содержание устройства (ТСО);
• повышать объем операций в устройстве.

В определенных случаях работали оба метода – ТСО в эффективно выстроенной сети не растет быстрее объема операций: эталонная себестоимость операции выдачи наличных в крупном банке составляла в 2013 году 0,13% от суммы операции; пополнения карты наличными – 0,22%. Следует признать, что достижение таких показателей за счет насыщения устройства транзакциями почти всегда приводило к росту очередей и недовольству клиентов – следующим шагом необходима была оптимизация банкоматного меню и так называемые «предодобренные» транзакции, при этом уже требовалось сокращать время обслуживания одного клиента.

А как быть с доходной частью? Вот тутто все обстоит гораздо сложнее. Если обратиться к классике жанра – экспертизе платежных систем Visa/MasterCard, то на бизнес-семинарах на протяжении всех описываемых этапов звучала одна парадигма. Как известно, межбанковская комиссия (она же – пресловутая interchange fee) за каждую операцию выплачивается банком-эмитентом карты банку – владельцу банкомата. Размер комиссии фиксирован и составлял в разное время от 0,5 до 1,5 доллара США за операцию; примерно до 2005 года эта комиссия могла не только покрывать стоимость владения ATM, но и обеспечивать на одном устройстве в целом неплохой экономический эффект – среднее число таких операций составляло 1000 транзакций на один банкомат в месяц (при условии его установки в месте с хорошим потоком клиентов).

К сожалению, период «взлета» размыл количество доходных операций снятия наличных, а банки-эмитенты предпочли направлять своих клиентов в свои же банкоматные сети, предполагая таким образом заработать очки лояльности: клиенты буквально зомбировали банки первым же вопросом: сколько у вас банкоматов? Этап «взлета» был настолько стремительным, что про падение доходов от interchange fee, которое их неминуемо ждало и начало проявляться с 2007 года, банки просто впопыхах забыли, а когда вспомнили – получили убыточную, раздутую и непрозрачную «сетку».

Напрашивается интеграция зоны 24x7 в отделении банка с СУО, которая будет направлять клиентов в зависимости от вида и суммы операции к тому или иному устройству

В поисках дохода
Этап № 4 породил несколько подходов к расчету доходной части УС. Где-то в доход начисляли «аналитические» 0,4–0,5% по «своим» картам, а кто-то брал за показатель некий «виртуальный» доход в виде аналитической компенсации от соседнего подразделения банка. Но все методики расчета финансового результата объединяло одно: крупные банки были готовы мириться с убытком от содержания собственной сети УС, мало кто морально был готов пойти на сокращение и отказ от установки собственных устройств – придумывались различные, порой нелепые обоснования дополнительного дохода от кросс-продажи банковских продуктов (хотя как продает «железный ящик», никто не знает), от демонстрации рекламных роликов (вспомним «Масяню»), просто от факта присутствия стикера банка там-то и там-то. Но разразившийся затем кризис поставил все на свои места – убытки необходимо было сокращать, чем банки и стали активно заниматься.

Платежные системы – прекрасные регуляторы. Понимая проблемы банков и то, что объем операций в банкоматной сети недостаточен для поддержания ее собственной экономики, Visa и MasterCard приняли решение поменять структуру interchange fee с фиксированной на процентную – с 2016 года, вне зависимости от суммы операции в банкомате, выдача наличных обходится эмитенту карты в 0,4–0,5% от суммы операции. Эта величина сопоставима с себестоимостью операции в «своем» для банка банкомате в 2015 года, и эмитенты один за другим стали говорить: наша сеть банкоматов – вся страна, все 100 с лишним тысяч ATM, пользуйтесь на здоровье и на домашних условиях, то есть – при одинаковых тарифах за снятие. Одновременно эмитенты стали массово сокращать свои банкоматные парки, отдавая их за бесценок сервисным компаниям, сдавая на металлолом и утилизируя тысячами штук. Финансовый результат банкоматной сети стал выравниваться за счет сокращения затрат, но вот работы над увеличением доходной частью пока что не происходит.

Несомненно, стойкие cash-out устройства, расставленные за приемлемую арендную плату в крупных торговых центрах, на станциях метро и около них, в парках и на стадионах, которых не коснется рука бережливого банкира, со временем выйдут «в ноль» и, возможно, снова начнут приносить доходы своим владельцам. Произойдет это просто потому, что число таких устройств значительно сократится. Однако просчитать это время и нужное количество банкоматов на рынке – задача не из простых. В нашей стране до 80% всех операций по картам все еще банкоматные, тогда как на Западе сопоставимая доля относится к «безналу». Но в России доля «безнала» тоже растет, чему способствуют государственное регулирование и активное развитие эквайринга банками. Как результат, востребованность функции снятия наличных постепенно падает, и полагаться на доход именно от этой операции я бы не стал. Роль же банкомата как платежного инструмента тоже сомнительна: платежи – удел интернет-банкинга, платежные терминалы нужны лишь на переходном этапе. Рекламные заставки, кросс-продажи и прочее – там особой экономики нет, а новомодные фантазии на тему биометрии и обналичивания мобильных счетов пока что существуют на уровне идей и точечных пилотных проектов. Про что мы забыли? Мы забыли про внесение наличных на банковский счет или карту!

Пополнение карты как эффективный комиссионный бизнес
Посмотрим на карточный мир под несколько другим углом. Платить картой в магазине сегодня удобнее – это быстро (3–5 секунд против 15–20 наличными), более безопасно и подчас более выгодно – если банк, например, начисляет за покупки баллы лояльности или кэшбэк. Безналичная оплата начинает превалировать – в крупных продуктовых сетях до половины всех операций совершаются по картам. Многие клиенты предпочитают не держать в кошельке наличные – всего лишь несколько сотен рублей «на маршрутку», ведь даже перекусить практически везде можно, рассчитавшись картой.

В то же время объем наличных в экономике остается высоким: крупные покупки недвижимости и автомобилей, и напротив – микропокупки совершаются в основном за наличные. Тренд оплаты при помощи карты в совокупности с высоким объемом наличных средств создаст одно уникальное бизнес-направление, связанное с получением комиссионного дохода именно от пополнения карт в устройствах самообслуживания. И сегодня банки имеют все необходимую инфраструктуру для этого сервиса, который они изо всех сил хотят превратить в доходный бизнес.


Сокращая банкоматные «сетки», банки в первую очередь отказываются от мест установки с дорогой арендой


Будучи не только прекрасными регуляторами, но и новаторами, платежные системы разработали и предложили банкам механизм онлайн-пополнения любой карты Visa/ MasterCard. Не прокладывая межхостовых соединений, используя стандартные механизмы обработки транзакций платежных систем (включая претензионную работу, борьбу с мошенничеством и т. п.), технически в cash-in банкоматах и терминалах некоторых крупных банков уже сегодня можно пополнить абсолютно любую карту Visa/MasterCard. Комиссия составляет порядка 1%, но партнерские договоренности между банками, заинтересованными в пополнении своих карт во внешних каналах, и владельцами сети устройств могут сократить такую комиссию вдвое, сделав этот сервис полностью бесплатным для клиента!

Растущая потребность пополнения карт в целом повторяет тенденции развития западных рынков устройств самообслуживания. Соотношение выдача/внесение в банкоматах с функцией cash-in в России составляет порядка 70/30 по объему транзакций, а вот западные рынки привыкли к обратному распределению – 30/70 в пользу пополнения карт. Именно поэтому на Западе большой популярностью пользуются ресайклинговые устройства: они появляются и у нас, и их экономический эффект зависит от соблюдения баланса выдача-прием.

Универсальный механизм пополнения карт Visa/MasterCard в дальнейшем позволит запускать сервисы самоинкассации с привязкой к соответствующей карте; пополнять, к примеру, топливные или транспортные карты, имеющие логотипы платежных систем. При этом банкам нет необходимости изобретать «свои» карты, строить межхостовые системы, разрабатывать операционные процессы для урегулирования клиентских претензий, и т. д. И возможно, эта технология позволит сохранить многолетним трудом созданную сеть самообслуживания, превратив ее в полноценный канал операций с наличными для наших с вами клиентов.

Отдельно стоит отметить изменение трендов в условиях, на которых устройства самообслуживания размещаются в торговых центрах и других арендуемых площадях. В период «взлета» спрос на торговые площади среди банкоматчиков подстегнул стоимость аренды: в московском аэропорту она зашкаливала за 100 тыс. рублей в месяц – представьте, какой объем операций с доходностью 0,5% необходим, чтобы окупить такое дорогое место? Сокращая банкоматные «сетки», банки в первую очередь отказываются от мест с дорогой арендой, которая как грабли больно бьет по карману арендодателей.

Союз банка и арендодателя?
Сегодня схема с арендой площади себя полностью изжила, и ставки аренды для банкоматов постепенно будут идти вниз. Возможно, со временем торговые центры станут если не доплачивать, то как минимум соглашаться на безвозмездную установку банкомата с целью привлечь клиентов – особенно если ATM будут обладать полным функционалом, включая насыщенное платежное меню, а также упомянутую возможность пополнения карт Visa/MasterCard любого банка РФ. Идея кажется несколько утопической, но полнофункциональное ресайклинговое устройство на территории торгового центра может сослужить ему хорошую службу: привлечь дополнительных клиентов, предложить сервис самоинкассации арендаторам – торговым точкам, и даже проинформировать ТСП о его постоянных клиентах, включая их контактные данные (если, конечно, сами клиенты не будут против). Единичный спрос на платежные терминалы при условии «обратной аренды» (когда владелец помещения платит банку, а не наоборот) также имеет место, но не имеет практической пользы: ни банк, ни арендодатель никогда не поймут ценообразование друг друга и не будут вникать в технические детали. Владелец помещения предпочтет более дешевый вариант, не разбираясь в функционале и особенностях устройства; банк, скорее всего, не станет инвестировать в технологии и софт, поставив самое дешевое оборудование из того, что есть.

Оптимальной схемой взаимодействия двух субъектов – владельца помещения и банка – видится партнерское соглашение, при котором банк делится с владельцем помещения комиссионным доходом от операций снятия наличных, пополнения карт и платежей. При этом арендодатель прекрасно понимает, что операций должно быть много (чем больше – тем ему лучше), а следовательно, банкомат должен работать в режиме 24?7, иметь полный функционал, подключаться к надежному источнику электропитания и к не менее надежному каналу связи. Задача арендодателя в данном случае – создать для банкомата идеальные условия, установив его на самое видное и проходное место, возможно – усилив навигацию к устройству путем размещения вывесок и указателей.


Ресайклеры стоят тех же денег, ломаются реже, и в любом случае эффективнее cash-in устройств


Владельцы розничных торговых сетей с высокой проходимостью могут заключать стратегические партнерства с банками на условиях своего участия в комиссионном доходе от операций. В этом случае задача банка – обеспечить как можно более полный функционал, востребованный в зависимости от локации торговой точки и ее направленности. Задачей же розничной сети является маркетинговое продвижение проекта в своей клиентской базе и на рынке с целью максимального насыщения транзакциями устройств, установленными в ее торговых точках. Именно такая схема взаимодействия обеспечит взаимовыгодные и равноправные условия сотрудничества для арендодателя и арендатора и не приведет к деградации клиентского сервиса. Посудите сами: много ли вы знаете в Москве торговых центров с банкоматами и терминалами на самых видных и проходных местах, а не под лестницей или у парковки? Можете ли вы пополнить наличными вашу карту в любом аэропорту, на вокзале? Погоня арендодателей за высокими арендными ставками идет вразрез со стремлением банков улучшить финансовый результат, и всем участникам рынка определенно нужно искать общие точки соприкосновения.

Прогнозы и перспективы
Какое же оно, будущее российского банкоматного бизнеса? Совершенно очевидно, что объем наличных операций в ближайшие несколько лет существенно не изменится, по крайней мере – точно не сократится. Но стремление участников рынка улучшить финансовые показатели вкупе с новыми технологиями платежных систем, их подходом к тарификации и методологии превратят банкомат в прежде всего экономически эффективный инструмент. Исчезнут в прошлое убыточные cash-out устройства, установленные в аэропорту за сто тысяч рублей ежемесячной аренды. Обычные cash-in терминалы тоже начнут исчезать – сегодня ресайклеры стоят тех же денег, ломаются реже, и в любом случае (даже при минимальном балансе «выдача/ прием») работают эффективнее cash-in устройств. А в тех случаях, когда прием пачкой невостребован, спасать ситуацию будут дешевые, но производительные и эффективные банковские платежные терминалы.

Торговые предприятия поймут преимущества самоинкассации, а ресайклинговая технология позволит выдавать затем «самоинкассированные» деньги самим клиентам. Экономический эффект должен стать во главу угла: биометрия и cash-by-code в устройствах нужны будут только там, где есть в них потребность. Говорящий банкомат, терминал-робот и сканер сетчатки глаза – технологии, безусловно, перспективные, только востребовано ли их использование сейчас в полном объеме?

По-настоящему эффективные технологии и востребованный функционал превратят каждый банкомат в мощный бизнес-объект, приносящий прибыль его владельцу

С другой стороны, на рынке присутствуют и активно востребованные уже сегодня инновации. Например, один западный банк, установивший в ряд четыре ресайклера, регулирует в них баланс, поочередно отключая функции приема или выдачи таким образом, чтобы не допускать переполнения и/или опустошения кассет. Над каждым банкоматом расположено светодиодное табло, информирующее клиентов о доступности в настоящий момент функций выдачи и приема наличных. На отечественном рынке таких решений нет, но напрашивается интеграция зоны 24х7 в офисе банка с системой управления очередью, которая будет направлять клиентов в зависимости от вида и суммы операции к тому или иному устройству. Клиент подходит за талончиком в СУО (систему управления очередью), выбирает нужную операцию (например: выдать 10 тыс. рублей), затем проходит к банкомату, где видит уже «предодобренную» транзакцию – операция затем совершается в одно нажатие. Такое интеллектуальное регулирование потока операций позволит не только оптимизировать баланс в случае с «ресайклингом», но и сократить время обслуживания клиента у банкомата, а следовательно, и стоимость одной операции без потери качества клиентского сервиса.

Другой востребованной инновацией является применение бесконтактной технологии для совершения быстрых и простых операций, к примеру – пополнения карты на небольшую сумму, оплату мобильного телефона или услуги SMS-оповещения, получения мини-выписки и баланса. Действительно, традиционные моторизованные картридеры в банкоматах откровенно устарели и утратили свою актуальность, сегодня захват и удержание карты в ATM лишены практического смысла, а сам модуль является дорогим и относительно ненадежным (в среднем до 10% всех простоев сети устройств связано с неисправностью этого узла) по сравнению с бесконтактными считывателями. Бесконтакт к тому же обеспечит интерфейс устройства с картой и тогда, когда форм-фактор пластиковой карты уйдет в прошлое – она мигрирует в сотовый телефон с NFC, в браслет, в смарт-часы и тому подобное.

Период «прозрения» научил банки отказываться от журнальных принтеров внутри банкомата – им на смену пришел электронный журнал, и экономический эффект был очевиден: стоимость узла в составе банкомата достигала 500 долл. США, а его неисправности (включая окончание бумаги) составляли добрых 5–6% от всех простоев сети. Следующим шагом, очевидно, должен стать отказ от моторизованных ридеров в пользу бесконтактных, тем более что большинство крупных эмитентов уже активно снабжают рынок бесконтактными картами.

Сегодня много инноваций также посвящено аспектам безопасности: мощные активные антискиммеры (напоминающие по принципу действия устройства постановки помех – не удивлюсь, если технология действительно перекочевала из РЭБ), системы повреждения банкнот при попытке их хищения (спецкраски, склеивание купюр специальным термоклеем), системы предотвращения доступа в сервисную часть и даже установка антигазовых систем пожаротушения, препятствующих попыткам подрыва сейфа банкомата бытовым газом.

В период «взлета» многие банки с головой уходили в фантастические проекты, создавая по технологии действительно банкомат будущего, отпугивающий мошенника сиреной и облучающий скимминговые устройства мощной электромагнитной волной. А в Бразилии, стране с высоким уровнем преступности, просто поместили ресайклер в железобетонный блок метровой толщины: инкассация этого устройства происходит через щель приема-выдачи купюр, а надежность такая, что его почти не приходится ремонтировать. Зато последний метод обеспечивает наивысшую надежность, как показала практика, простая стальная пластина, устанавливаемая внутри сейфа спереди кассетного модуля, – взорвав или вскрыв банкомат, мошенник настолько удивляется неприступному виду этого «инновационного модуля», что решает не тратить свое время на дальнейшие шаги по вскрытию, а скорее удалиться.

Антискимминг покорился простому решению – нестандартной накладке на картридер, в которую не получается вмонтировать устройство хищения данных с карты и которую трудно незаметно снять и подменить скиммером, в отличие от стандартных, массово выпускаемых антискимминговых накладок. Мошенники предпочитают не связываться с нестандартными решениями – это касается, в том числе, программного обеспечения, если оно надежно защищено на уровне операционной системы. Дешевые, простые и эффективные решения – вот инновации, которые всегда были и будут востребованы в индустрии.

Пятый этап развития банкоматных сетей в нашей стране я не случайно назвал «прозрением». Мы начали понимать необходимость экономической оценки наших устройств, тщательного планирования затрат и доходов, аккуратного подхода к внедрению инноваций. Это период осознанного развития, и его результат не заставит долго ждать – по-настоящему эффективные технологии и востребованный функционал превратят каждый банкомат в мощный бизнес-объект, приносящий прибыль его владельцу. Уверен – ждать этого осталось недолго. В конце концов, вся розничная банковская индустрия так или иначе работает на такой результат!


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… первую в мире действующую систему дистанционного банковского обслуживания для юрлиц запустил в Великобритании в 1983 г. Bank of Scotland (для компаний, входящих в National Building Society), причем в системе для приема и отправки дистанционных распоряжений по счетам использовались тогда… телефон и телевизор?