Google+
Журнал Плас Плас Журнал http://www.plusworld.ru/
ул. Кржижановского, д. 29, корп. 5 Москва, 117218 Россия
+7 495 961 1065 http://www.plusworld.ru/upload/templates/logo_plus_ru.png
RSS RSS RSS RSS

В сухом остатке. На пороге 2017-го: особенности национального эквайринга

23.12.2016 Количество просмотров 1403 просмотра

Новые катализаторы развития приемной сети. Samsung Pay и Apple Pay – в ожидании «третьего». Карты «Мир»: в моде Классиче­ская и Премиальная. Почем торговая уступка для народа? TRUSTECH 2016 – первый блин комом?


Итак, приближается Новый год – традиционное время подведения итогов. Не претендуя на полноту картины, попробуем сфокусироваться на тех тенденциях, которые, на взгляд наших внешних экспертов, в том или ином виде получат заметное развитие в наступающем 2017 году

Новые катализаторы развития приемной сети
Как уже неоднократно отмечал журнал «ПЛАС», российский рынок торгового эквайринга становится все более монополизированным: порядка 80% его приходится на такие структуры, как Сбербанк, UCS, ВТБ и банк Русский Стандарт. При этом доля одного только Сбербанка по состоянию на конец уходящего года оценивается уже более чем в 50%, что не может не оказывать соответствующего влияния на развитие данного направления.

Если говорить о тенденциях, которыми ознаменовался для эквайрингового бизнеса конец 2016 года, то одной из них можно назвать более вдумчивое отношение банков, в том числе к выбору точек для установки POS-терминалов в строгом соответствии с определяемыми для ТСП минимальными объемами оборотов. В тех точках, которые не дотягивают до оговоренных сумм, эквайринговое оборудование быстро снимается, чтобы быть установленным в других, более «оборотистых» магазинах. Уже сам по себе тот факт, что стоимость POS-терминала в среднем удвоилась по сравнению с ценами двухлетней давности, заставляет эквайеров намного строже подходить к вопросам монетизации своих сетей, а также рассматривать новые для себя схемы. Среди последних – плавающие ставки комиссий, поощряющие высокий оборот ритейлера, а также попытки продавать оборудование непосредственно ТСП (как отмечают эксперты, пока с переменным успехом).

Еще одним фактором, уже начинающим вносить свои коррективы в торговый эквайринг, эксперты называют развитие инфраструктуры приема национальных карт «Мир», которую команда АО «НСПК» в свое время назвала своей ключевой задачей в 2016 году.

На сегодняшний день к ПС «Мир» присоединилось 168 кредитных организаций, из которых 41 уже, по утверждению НСПК, выступает эмитентом национальной платежной системы. Напомним, что изначально в прогнозах НСПК значились 50–60 эмитентов до конца 2016 года.

Доля национальных продуктов в общем объеме карточной эмиссии российских банков сегодня практически незаметна – к настоящему времени выпущено 1,6 млн карт «Мир», при этом, согласно прогнозам НСПК, ожидается, что до конца 2016 года этот показатель достигнет отметки 2–3 млн, поскольку рост эмиссии идет в геометрической прогрессии (насколько реалистичны эти ожидания, покажет время). Несмотря на то что кобейджинговые карты «Мир»Maestro и «Мир»-JCB составляют сейчас всего 12,5% эмиссионного портфеля платежной системы, по оценкам экспертов, в 2017 году следует ожидать роста этого показателя.

Несмотря на скромную эмиссию, обороты по картам «Мир» растут «в разы», хотя в абсолютных цифрах также выглядят пока скромно. Тому есть веские причины: на сегодняшний момент свои банкоматные и терминальные сети к приему национальных карт «Мир» полностью или частично подготовили уже более 89 банков. На конец первой декады декабря к приему продуктов «Мир» было адаптировано 85% POS-терминальной сети. Планируется, что уже в I квартале 2017 года к приему национальных карт будет готово 100% POS-терминальной сети РФ.

Что касается адаптации банкоматной сети, то здесь полный переход к обслуживанию карт «Мир» ожидается уже к Новому году.

Следует отметить – по мнению наших внешних экспертов, в текущих условиях ограниченных ИТ-бюджетов необходимость приема всех видов карт «Мир» является одним из немногих стимулов для развития банками своей эквайринговой инфраструктуры, которое будет продолжаться и в 2017 году.

Еще один гипотетический стимул – ожидаемое снижение планки минимального оборота для ТСП, который позволяет им отказываться от приема карт. Несмотря на то что у экспертов существуют разные позиции по поводу правильности такого рода административных мер, если соответствующие поправки будут приняты, число потенциальных мерчантов, обязанных обеспечить обслуживание карточных платежей, заметно возрастет.

И наконец, очевидный повод ожидать роста приемной сети – вступление с 1 февраля 2016 года в силу поправок в Закон 54ФЗ, в том числе обязывающих обзавестись кассовой техникой широкий спектр ритейлеров, включая индивидуальных предпринимателей. Если кассовые вендоры будут предлагать недорогие интегрированные эквайринговые решения, реализация на современной ККМ приема карт уже не будет казаться таким ритейлерам непосильным и экономически неоправданным шагом. В результате сеть мерчантов в РФ также дополнительно увеличится.

Samsung Pay и Apple Pay – в ожидании «третьего»
Стартовавшая осенью активная экспансия Samsung Pay иApple Pay также представляется весьма позитивным трендом, который, правда, сегодня по понятным причинам получил сколько-нибудь заметное распространение пока только в крупнейших городах страны, включая обе столицы, и в меньшей степени – в городах-миллионниках. В остальных регионах распространение данных сервисов ограничено как узким кругом держателей смартфонов соответствующих моделей, так и более низким уровнем развития бесконтактной инфраструктуры платежей. Впрочем, со временем здесь может помочь более демократичный с точки зрения стоимости девайсов Android Pay, который в 2017 году должен прийти и в РФ. По мнению некоторых экспертов, именно он будет способствовать минимизации географической и социальной ограниченности такого рода сервисов в России.

В целом перспективы их продвижения представляются сегодня практически безоблачными благодаря простоте и удобству, а также тому обстоятельству, что рынок просто не успел столкнуться с обратной стороной медали в виде новых форм мошенничества и связанных с ними потерь средств. Как бы то ни было, за этими сервисами будущее, особенно на фоне динамичного развития в России бесконтактной инфраструктуры. Последнее во многом обусловлено и реализацией в ПС «Мир» платформы для бесконтактных платежей. После успешно завершенного пилота по эмиссии технология выведена в производственную среду, опубликованы стандарты, и в 2017 году ожидается массовый выпуск бесконтактных национальных карт.

Карты «Мир»: в моде Классическая и Премиальная
Как известно, ключевым моментом эквайринговой стратегии ПС «Мир» изначально называлась низкая ставка межбанковской комиссии, предусмотренная для дебетовых и Классических дебетовых продуктов. Как показывает практика, банки уже отреагировали на эту «особенность национального эквайринга», активно выпуская карты «Мир» категорий Классическая кредитная и Премиальная, interchange fee по которым заметно выше и сопоставим со ставками международных платежных систем. В то же время порядка 60% портфеля эмиссии карт «Мир» приходится на дебетовые карты с минимальной ставкой межбанковской комиссии. Так или иначе, эмитенты, скорее всего, будут продолжать голосовать за более доходные для них национальные продукты, точно так же, как они делают это в рамках своих программ с МПС, переводя даже зарплатников на карты более высоких категорий – c Maestro и Electron на Mastercard Standard и Visa Classic соответственно, а держателей Mastercard Standard и Visa Classic – на премиальные продукты. Именно держателям этих продуктов банки имеют возможность предлагать за счет максимального значения interchange fee всевозможные привилегии, включая cashback до 7% и т. д., которые сегодня получили такую популярность на фоне вновь ожесточившейся борьбы за клиента.


МПС умеют эффективно управлять размером interchange, о чем свидетельствует мировая практика


Очевидно, что «побочным эффектом» такой политики эмитентов становится рост стоимости эквайринговых услуг для ТСП. Сказывается здесь и желание международных платежных систем повысить доходность своих эмиссионных программ на территории России. Так, например, в 2015 году Mastercard перестала возвращать банкам в случае возврата покупки держателем сумму, уплаченную в качестве межбанковской комиссии по операциям с кредитными картами. В результате в случаях, когда держатель карты возвращает купленный товар в магазин, эквайеру приходится платить interchange fee дважды. В свою очередь, Visa с 1 апреля 2017 года вводит для отечественных эквайеров новый тариф, предусматривающий взимание комиссии за каждую авторизацию. Уже сегодня можно предположить, что эквайеры в ответ станут практиковать репрайсинг, вводя те или иные дополнительные сборы для ТСП. В конечном итоге, как показывает практика, платить за все придется конечным пользователям, поскольку ТСП, в свою очередь, постараются заложить новые расходы в свои розничные цены.

Почем торговая уступка для народа?
Здесь уместно было бы вспомнить и почти курьезный, но тоже во многом по-своему показательный момент – в конце ноября общественная организация по защите малого и среднего предпринимательства «Опора России» заявила о своем намерении подать жалобу в ФАС на международные платежные системы Visa и Mastercard. Последние якобы завышают некие комиссии за обслуживание для предприятий МСБ.Во время выступления на совместном заседании президиума ФАС и президиума правления «Опоры России» президент организации Александр Калинин заявил, что МПС берут комиссию в 1,5% за обслуживание крупного бизнеса и до 2,5% – малого. На его взгляд, налицо явная дискриминация. Несмотря на утверждение руководителя Федеральной антимонопольной службы России Игоря Артемьева о том, что ФАС готова проверить обоснованность тарифов Visa и Mastercard, никакого официального заявления в ФАС от «Опоры России» до сих пор подано не было, соответственно, ни одна из упомянутых платежных систем не получала от ФАС соответствующих запросов.

Напомним, что разговоры такого рода отнюдь не новы – не далее как четыре года назад, в октябре 2012 года, Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ) уже грозилась обратиться в ФАС и Госдуму с просьбой изучить положение на рынке платежных систем в РФ. Тогда в адрес МПС выдвигались те же самые подозрения в завышении комиссий за обслуживание ТСП, отягощенные попытками «принудительно распространить прием безналичных платежей на всю российскую торговую сеть». В тот раз дело кончилось ничем. Судя по всему, сейчас результат будет точно таким же.

Давайте разберемся, что мешает «Опоре России» сделать первый конкретный шаг в заявленном направлении. Первым таким препятствием, как ни парадоксально, нам представляется элементарная логика. Судя по всему, речь идет о разнице в величине торговой уступки, которая выплачивается крупными торговыми предприятиями и ритейлерами из числа МСБ банкам в рамках заключенного договора на эквайринговое обслуживание. Но в этом случае любые юридические претензии к Visa и Mastercard представляются бесперспективными: как известно, размеры торговой уступки определяются только участниками конкретных коммерческих отношений, а именно – банком-эквайером и ТСП. Сами международные платежные системы не имеют к торговой уступке никакого отношения, поскольку вообще не взимают комиссий с торгово-сервисных предприятий за пользование услугами своей процессинговой сети.

Казалось бы, вопрос закрыт уже на терминологическом и понятийном уровне. Но, возможно, мы имеем дело с подменой понятий (случайной или умышленной – это уже другой вопрос). Так, платежным системам ставится на вид якобы чрезмерный уровень торговой уступки, в то время как на самом деле речь идет об обоснованности размеров межбанковской комиссии – interchange fee. Данная комиссия действительно существенно влияет на торговую уступку, и в отличие от последней ее размеры действительно определяются МПС. Однако в этом случае следует учитывать несколько важных моментов.

Во-первых, межбанковская комиссия, как известно, отнюдь не является в широком смысле доходной статьей международных платежных систем как коммерческих структур. Она распределяется между участниками платежной системы в установленном порядке. Основная роль interchange fee – создавать выгодные условия для всех сторон, четко регулируя баланс финансовых интересов эквайеров и эмитентов платежных карт. За счет доходов от interchange финансируется обеспечение безопасности транзакций, развитие инфраструктуры, а также целый ряд таких преференций для держателей карт международных платежных систем как программы лояльности, льготный период кредитования и многое другое, включая кампании по повышению финансовой грамотности населения. О том, насколько эффективно МПС умеют управлять размером interchange, свидетельствует мировая практика: любые попытки госрегулирования в этой области на самых разных страновых рынках приносят только или в основном негативный результат. И здесь даже такие развитые страновые рынки, как рынки стран-членов Европейского союза, не исключение, а скорее подтверждение.

Во-вторых (и это главное), масштабы обслуживаемого эквайером ТСП на размеры interchange fee никак не влияют, будь то предприятие малого бизнеса или крупная федеральная сеть. Таким образом, межбанковская комиссия в любом случае не может быть причиной якобы имеющей место дискриминации МСБ (малого и среднего бизнеса), о которой поспешила заявить «Опора России».

С чем же тогда связана упомянутая разница в торговой уступке? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить все составляющие данной комиссии. Помимо заложенной в нее эквайером interchange fee – основной части торговой уступки, которая является своего рода константой, в эту комиссию входит и другая, гораздо более разнящаяся от договора к договору часть. В нее входят так называемый эквайринговый markup – собственно маржа банка от предоставления торговому предприятию эквайринговых услуг (в некоторых случаях она может стремиться к нулю, если это предусматривает бизнес-модель банка), а также стоимость закупки и обслуживания банком POS-терминального оборудования, установленного в торговых точках ТСП.

Как известно, в России мерчанты практически не закупают и не обслуживают эквайринговое оборудование самостоятельно, и в первую очередь это касается предприятий МСБ. Именно здесь, на взгляд внешних экспертов «ПЛАСа», и лежит ключ к разгадке якобы выявленного «ценового неравенства». Очевидно, что окупаемость терминального оборудования в магазине с потоком клиентов 1000 человек в день на POS-терминал будет гораздо быстрее, чем в аналогичной по своему ассортименту торговой точке с ежедневным потоком 20 покупателей на одно устройство. Таким образом, закладывая в торговую уступку разные условия окупаемости оборудования, банки компенсируют свои затраты на оборудование и сервис с поправкой на окупаемость их в каждом конкретном ТСП. Да, предприятия МСБ оказываются здесь в менее выгодных условиях, чем крупные торговые сети, но в противном случае эквайеры были бы вынуждены попросту отказать им в обслуживании. Кроме того, в случае, если небольшой магазин самостоятельно закупит POS-терминал и обеспечит его обслуживание, он сможет претендовать на получение от банков гораздо более привлекательных предложений по торговой уступке.

Стоит учесть и еще один момент – в торговую уступку банк закладывает и риски, связанные со стабильностью самого ТСП. Стоит ли сомневаться, что в случае МСБ они, безусловно, выше, чем при сотрудничестве с ритейлером федерального уровня?

Таким образом, мы имеем дело с сугубо рыночными моментами, и ни о какой дискриминации по масштабу бизнеса в данном случае не может идти и речи. Остается лишь пожелать, чтобы у различного рода компетентных структур всегда хватало компетенции самостоятельно или при поддержке квалифицированных экспертов разобраться в таких вопросах.


Часть глобальных вендоров отработали свое участие в форуме TRUSTECH 2016 достаточно успешно


TRUSTECH 2016 – первый блин комом?
Еще одно событие года – 2 декабря в Каннах завершился форум TRUSTECH 2016. По мнению посетивших его внешних экспертов «ПЛАСа», уже сам факт, что успешная на протяжении почти трех десятилетий выставка мигрировала из круглогодично привлекательного Парижа в «несезонные» Канны, свидетельствует о том, что в Европе также ощущаются серьезные проблемы экономического характера. С одной стороны, попытка поддержать национальные курортные районы в зимний период заслуживает одобрения. С другой стороны, TRUSTECH 2016 продемонстрировал не полную приспособленность новой площадки к задачам и масштабам крупнейшего в мировой индустрии мероприятия. То, что для этих целей был задействован дворец, в котором традиционно проходит Каннский кинофестиваль, положение не спасло. Низкие потолки, узкие проходы и длинные очереди на вход наряду с запутанной схемой ориентирования в череде экспозиций, развернутых сразу в двух зданиях, – все это, по мнению участников выставки, не способствовало поддержанию плодотворной рабочей атмосферы.

В результате многие весьма ожидаемые эксперты мирового уровня из ряда регионов мира, включая Западную Европу, в этом году на выставку не приехали, сославшись на новую, не слишком привлекательную для них географию.

При этом некоторые участники мероприятия утверждают, что выставка начала «сдавать» не только в организационной части, но и в идеологическом плане. По их словам, TRUSTECH 2016 продемонстрировал острую нехватку предложений в виде полностью готовых комплексных решений с реальным детально проработанным бизнес-обоснованием. А по-прежнему многочисленные экспонаты в виде отдельных «коробочек» с тем или иным узким функционалом банки сегодня уже не привлекают. В сегодняшних условиях для них на первый план встали такие вопросы, как, например, поиск способа быстро и с минимальными затратами реализовать новое направление бизнеса и получить дополнительный доход. «Коробочки», увы, ответа на них дать не могут. Поэтому реальная конкуренция между вендорами уже переходит из области «железа» в сферу сложных программно-аппаратных продуктов «под ключ» с конкретным бизнес-приложением (т. е. именно тех решений, которые и принято традиционно наименовать «solutions»).

К такому развитию событий сегодня оказались готовы далеко не все вендоры, при этом эксперты прогнозируют, что уже через 2-3 года ИТ-структуры, которые не перестроят свои стратегии, начнут ощутимо терять позиции на рынке. К сожалению, TRUSTECH 2016 нельзя было назвать исчерпывающей выставкой в плане подобных предложений. Хотя часть глобальных вендоров даже в условиях непростой экономической ситуации на многих рынках, по имеющейся у нас информации, отработали свое участие в TRUSTECH 2016 достаточно успешно. Среди них, например, компания Ingenico, с большим успехом продемонстрировавшая в Каннах свой POS-терминал, управляемый ОС Android – APOS, а также Verifone, представивший принципиально новое для себя решение – мобильную кассу CARBON (планшет на ОС Android + ПИН-пад), а также последнюю линейку своего POS-терминального оборудования ENGAGE-line.

Что касается представленных на выставке решений отечественных компаний, то, на взгляд экспертов, их продукты, бесспорно, имеют право на жизнь, но для экспансии на международный рынок нуждаются в значительных доработках. Последнее касается прежде всего части аппаратных решений – с российским софтом все обстоит несколько лучше. По этой же причине вопрос реального импортозамещения в российской платежной индустрии пока остается открытым.

Не было представлено на TRUSTECH 2016 и сколько-нибудь прорывных решений – практически все вендоры продолжают совершенствовать или расширять имеющийся модельный ряд.

На этом фоне, судя по отзывам российских делегатов, внимание участников отечественной и мировой индустрии начинают привлекать новые форматы, включая, например, уже прошедший в Лас-Вегасе и ожидаемый теперь в Копенгагене форум Money 20/20, и т. д.

На Cobalt ссылайся, а сам не плошай
К сожалению, уходящий 2016 год нельзя назвать благополучным с точки зрения вопросов безопасности. В конце ноября Reuters со ссылкой на отчет Group-IB заявила о том, что международная преступная группа Cobalt совершила ряд централизованно управляемых кибератак на банкоматы 13 стран, включая Россию, государства СНГ и Евросоюза. По утверждению Group-IB, атаки производились с использованием вредоносного программного обеспечения, перехватывающего управление диспенсером банкомата и заставлявшего его по команде преступников выдавать все наличные, имеющиеся на момент атаки в кассетах.

В то же время опрошенные нами российские эксперты в области безопасности отметили, что не имеют достоверной информации о том, что какая-либо атака группы Cobalt нанесла урон участникам российского рынка. По словам Алексея Голенищева, директора дирекции мониторинга электронного бизнеса Альфа-Банка, в РФ были зафиксированы два случая получения преступниками удаленного доступа к банкоматам с целью инициирования «сброса» размещенных в них денежных средств, однако оба прецедента были связаны с инсайдом.

Зато подтвержденные случаи удаленного взлома корпоративной сети с целью перехвата управления системой выдачи наличных на банкоматах выявлены в Европе, включая Белоруссию и Румынию. Там преступники получили доступ к компьютеру, обеспечивающему управление банкоматами, путем его заражения вредоносным ПО, и смогли обеспечить «сброс» наличных одновременно на многих устройствах самообслуживания, активируя их дистанционно в определенное время и координируя действия с «получателями» денег с помощью мобильных телефонов. Таким образом, в отличие от Black Box, данные атаки носили централизованный характер.

По словам А. Голенищева, в Румынии даже был зафиксирован случай, когда по ошибке преступников наличные стал «выдавать» не тот банкомат, который они готовились обчистить, – случайные прохожие были удивлены банкнотами, в огромном количестве выдаваемыми «невидимому клиенту».

Эксперты обращают внимание на широкие возможности последних поколений вредоносных программ, которые не только внедряются в корпоративные сети, но и самостоятельно находят там существующие уязвимости (так называемые программы-разведчики). После обнаружения таких «дыр» в ход идет основное вредоносное ПО, после чего преступники могут осуществлять практически любые несанкционированные операции, будь то управление банкоматами или, что еще более опасно для банков, перевод средств с корсчетов и т. д. Именно таким образом были похищены в конце ноября более 100 млн рублей с корсчета одного из российских банков с использованием уязвимости сети доступа к автоматизированной банковской системе (АБС).

По мнению экспертов, противодействовать такого рода атакам можно только комплексно, с использованием всего арсенала программных, организационных и иных мер, включая наличие и строгое соблюдение эффективных политик безопасности.

Как правило, крупные банки обладают всем арсеналом таких средств и хорошо защищены от преступных действий на уровне корпоративных сетей, в том числе, сводят к минимуму возможные риски инсайда. Однако небольшие банки, экономящие на системах и средствах безопасности, а иногда попросту нарушающие существующие требования, зачастую несут значительные потери от киберпреступлений, чем не только ставят под угрозу свое существование, но и оказывают негативное влияние на банковскую систему РФ, частью которой они являются.

На этом фоне недавнее подписание Президентом России Владимиром Путиным указа об утверждении Доктрины информационной безопасности России, а также внесение правительством РФ на рассмотрение в Госдуму законопроекта об уголовной ответственности за создание программ для атак на критическую информационную инфраструктуру России выглядят знаковыми событиями. Они наглядно показывают, что тема кибербезопасности получила самый высокий приоритет не только среди участников рынка, но и у государственной власти.

О том, как будет развиваться ситуация, мы продолжим информировать вас на портале PLUSworld.ru и, конечно же, на страницах номеров «ПЛАСа» в наступающем 2017 году!

С Новым годом вас и Рождеством! Не забывайте, мы всегда с вами!

Полный текст статьи читайте в журнале «ПЛАС» № 12 (235) ’2016 стр. 2


Комментарии (0):

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные Пользователи


Читайте в этом номере:
обновить

а вы знаете, что...

… первая в мире массовая коммерческая эмиссия чиповых карт состоялась в США в 1986 г. (банками-эмитентами выступали Bank of Virginia и Maryland National Bank с чипами Bull CP8, а также First National Palm Beach Bank и Mall Bank – с чипами Casio)?