курс цб на 24.09:
57.6527
69.0737

Криптовалюта в России: законодательные перспективы «цифрового товара»

20 июня 2017 14:05 Количество просмотров4909 просмотров

О российском законопроекте о крип­то­валюте, недавнем скачке рыночной стоимости биткоина и текущей ситуации на рынке криптовалют, а также о том, может ли Россия стать одним из лидеров мирового майнинга, журнал «ПЛАС» беседует с Элиной Сидоренко, руководителем межведомственной группы Государственной думы РФ по оценкам рисков оборота криптовалюты, доктором юридических наук, профессором.

ПЛАС: В начале нашей беседы – несколько слов об основных направлениях работы межведомственной рабочей группы Госдумы РФ по оценкам рисков оборота криптовалюты. Какова ее структура? Какие вопросы и задачи входят в ее компетенцию?

Э. Сидоренко: Решение о создании межведомственной рабочей группы было принято в начале 2016 года. Группа объединила ключевые ведомства финансового и правоохранительного направлений с целью  выработки единой согласованной позиции относительно юридической природы криптовалюты и  криминологических рисков ее оборота. Изначально вопрос стоял не о подготовке проекта закона, а о выработке единой согласованной позиции ведомств относительно оборота криптовалюты. Первое заседание состоялось в начале марта 2016 года. На нем была определена основная линия работы межведомственной группы: поиск баланса между преимуществами и рисками виртуальных валют. При этом участники группы уже тогда соглашались с тем,  что существующие риски во многом обусловлены отсутствием соответствующей регуляторики и объективной невозможностью отделить «белый» сегмент криптоиндустрии от «черной» и «серой» экономики.

Благодаря общим усилиям членов группы и активности российского блокчейн-сообщества за минувший год удалось кардинально изменить угол зрения как на природу, так и на оборот криптовалюты.

Первым заметным шагом стала проведенная 2 июня 2016 года в Госдуме научно-практическая конференция «Электронная валюта в свете современных правовых и экономических вызовов». Она объединила около 300 юристов – как теоретиков, так и практиков. И именно на этой конференции была впервые озвучена мысль, составляющая квинтэссенцию нашей работы, – подавляющее  большинство рисков оборота криптовалюты может быть разрешено через создание его правовой основы.

С изменением настроений изменялись и компетенции и группы. Если раньше велась прежде всего аналитическая и организационно-политическая работа, направленная на убеждение властей в нецелесообразности установления наказания за оборот криптовалюты, то сейчас основная задача – определить пределы свободы участников рынка и выбрать наиболее обоснованную стратегию законодательной деятельности.

В группу входят депутаты профильных комитетов Государственной думы, Банка России, Минфина, Минэкономразвития, МВД, ФСБ, Росфинмониторинга и МИД. Несмотря на то что регламент группы ограничивает состав ее участников только представителями ведомств, мы открыты для диалога со всеми заинтересованными лицами. Все поступающие через открытые каналы предложения обобщаются и рассматриваются участниками межведомственной группы.

7
Россия громко и недвусмысленно заявила о своих намерениях развивать блокчейн-технологии сразу на нескольких международных площадках

13 апреля 2017 года по нашей инициативе при совместном участии депутатов Госдумы РФ и Уполномоченного при Президенте РФ по правам предпринимателей состоялся Всероссийский научно-практический форум «Блокчейн: диалог бизнеса и власти». Формат мероприятия предполагал открытый диалог между государством и предпринимательством и не имел аналогов в зарубежной практике. И хотя в силу объективного отсутствия времени нам удалось выслушать далеко не всех, форум позволил существенно продвинуться в понимании сущности блокчейна и целей регулирования.

ПЛАС: Ваша оценка текущей ситуации на рынке криптовалют? Основные на сегодняшний день криптовалюты? На какие фиатные валюты они обмениваются?

Э. Сидоренко: Ситуацию на рынке криптовалют сегодня можно определить как «экстенсивное развитие». Как грибы после дождя появляются и растут новые криптовалюты. Лидирующие позиции на рынке по-прежнему занимает биткоин, он опережает другие популярные валюты такого рода (Ethereum, Ripple и пр.) примерно в два раза. Это обусловлено длительностью его существования, а также, как это ни странно звучит, отсутствием персонифицированного разработчика. В силу данного обстоятельства участники биткойн-сообщества изначально вынуждены существовать в условиях консенсуса. Фактически на сегодня единственной гарантией и залогом  устойчивости стоимости биткоина были и остаются только экономические ожидания игроков. Тем не менее это не позволяет ставить знак равенства между биткоином и другими валютами.  Стоимость и динамику первого  можно оценивать через состояние мирового рынка, чем многие другие валюты похвастаться не могут. Вместе с тем в условиях перегрева блокчейн-рынка разработчики нередко предлагают чрезвычайно интересные и выгодные решения, на которые стоит обратить  внимание. В частности, на рынке начинают появляться инструменты, которые подкрепляются обязательствами и даже активами компаний. Такой «гибрид» вещного и обязательственного потенциально может сделать эти новые продукты достаточно стабильными и ликвидными, но ввиду отсутствия правового статуса криптовалюты риски игроков высоки. В современных условиях им следует  более внимательно подходить к оценке появляющихся на рынке криптовалют и ориентироваться на международную динамику и опыт.

Ситуацию на мировом рынке криптовалют сегодня можно определить как «экстенсивное развитие»

Криптовалюта – пока еще кластерный продукт. Ее потребители – это преимущест-венно ИТ-специалисты и представители финтеха. И вряд ли скоро она  покинет  эти узкие рамки и выйдет в широкое социальное  плавание.

К функционалу криптовалюты добавляется обслуживание банковской инфраструктуры и внешнеэкономической деятельности ввиду того что она является хорошим финансовым транспортером. И мы, занимаясь разработкой законопроекта, считаем для себя главным не навредить, не «зарежимить» росток новой экономической философии, выраженной в криптовалюте – философии консенсуса участников транснационального рынка.

ПЛАС: Какими причинами, на ваш взгляд, обусловлен недавний скачок рыночной стоимости биткоина? Каковы основные составляющие стоимости криптовалюты?

8Э. Сидоренко: Объективных причин для такого скачка не было. Скорее всего, здесь можно говорить о спекулятивных волнах, попытке «тянуть на себя одеяло» основных  биржевых игроков (США, Китай и Япония). Возможно также, что этот скачок был обусловлен недостатком или переизбытком объема биткоинов, выставленных на продажу, или активизацией деятельности игроков на рынке. Но, еще раз повторю, он не имел объективных экономических посылок. И это не может не беспокоить государственные органы. Любой спекулятивный фактор на финансовом рынке – это сигнал ненадежности или неурегулированности вопроса.  Увеличение частоты колебаний курсов  не  может не насторожить государство. Ведь повышение стоимости биткоина способно привести к дестабилизации рынка и увеличению фактора мошенничества на фоне возросшего в десятки раз ажиотажа. Последнее повышение стоимости биткоина, по самым осторожным подсчетам, только на российском рынке привело к росту заинтересованности в его покупке примерно на 60%. При этом средняя сумма, которую люди были готовы выложить за покупку биткоинов, превышала 35 тыс. долларов США. В отсутствие необходимой регуляторики и, соответственно, гарантий защиты приобретателей криптовалюты велик риск появления на рынке недобросовестных игроков и финансовых пирамид, в чем, разумеется, отнюдь не заинтересованы ни Госдума, ни Банк России.

ПЛАС: Насколько оправданно нередко встречающееся сегодня отношение к криптовалюте как к удобному средству расчетов в криминальном сообществе?

Э. Сидоренко: Опасения о том, что криптовалюта может использоваться как средство платежа в криминальном мире, стали высказываться  еще в 2008 году. Первые серьезные цифры были озвучены  Европолом и Интерполом в 2014–2015 годах.  Однако мир не стоит на месте, и показатели меняются. Но очевидно одно: криптовалюта не является изначально повышенно криминогенной. Биткоин используется преступниками ровно так же, как и иные платежные инструменты, а равно фиатная валюта. Преступники лишь выбирают наиболее удобный для них способ. Чем может быть привлекательна криптовалюта в криминальном мире? В первую очередь отсутствием регуляторики. Без нее государственные органы  не смогут четко и однозначно выявить нарушения и перекрыть платежный канал.  Но нельзя не сказать и о том, что  опасения в отношении биткоина в ряде случаев преувеличены. Сегодня главным средством отмывания преступных доходов, финансирования террористов и т. п. по-прежнему остается фиатная валюта. Поэтому биткоин для преступников, конечно, интересен, но его использование не является для них чем-то принципиальным. Хуже обстоит дело в сфере оборота наркотиков. Псевдонимность криптовалюты и активное развитие теневого интернета в совокупности образуют благоприятную среду для наркотизма, и, к сожалению, ни в России, ни в мире пока не найдены эффективные механизмы выявления и пресечения торговли наркотиками в криптовалюте.

9Биткоин зачастую используется и при вымогательстве, но исключительно по причине своей анонимности и транснациональности. Ввиду недостаточной технической оснащенности правоохранительных органов невозможно найти конечного получателя перевода.

В случае же создания адекватной регуляторики, придания дополнительных гарантий и утверждения технических требований на конкретные инструменты, создания публичных ключей и т. д. проблема может быть решена.

Но видеть в природе криптовалюты порок криминогенности – это путь в никуда. Ведь в этом же духе  можно рассуждать и о рисках использовании интернета при совершении преступлений. Согласно статистике, интернет используется в 100% случаев для совершения преступлений и специальных видов мошенничества в сфере компьютерной информации, в 40% случаев мошенничеств и в 30% –  заказных убийств (как канал общения с заказчиком). Но при этом никто (по крайней мере, из числа здравомыслящих специалистов) не говорит о том, что интернет необходимо запретить. Аналог с криптовалютой здесь вполне уместен. Мы должны не запрещать криптовалюту, а обеспечивать гарантии ее безопасности!

ПЛАС: Совсем недавно зампред Банка России Ольга Скоробогатова в рамках отчета в Государственной думе анонсировала разработку российского законопроекта, в рамках которого криптовалюты предложено рассматривать как «цифровой товар». Как идет работа над законопроектом в целом?

Э. Сидоренко: Совместную с ЦБ работу над проектом закона о криптовалютах мы начали еще в 2016 году. Уже в начальном этапе  нами были определены реперные точки, некоторые из которых и были озвучены Ольгой Скоробогатовой. Будет ли криптовалюта называться цифровым товаром или цифровым активом – не суть важно. Важно, что это будет новая  сущность, имеющая отношение к товару ровно настолько, насколько это не ущемляет ее природу и не нарушает общую логику финансового права. В контексте предварительного анализа такой товар не является товаром с точки зрения «чистой» цивилистики и внешнеэкономической деятельности (ВЭД), договора бартера, как и не является валютой в прямом смысле этого слова. Наша основная задача сейчас  – уйти от слова «валюта», т. к. оно неизбежно вызывает ассоциацию с эмиссией. Но в случае с криптовалютой имеет место отнюдь не эмиссия! И пока мы будем оглядываться назад, мыслить старыми категориями, называть криптовалюту суррогатом и определять через слово «эмиссия», мы будем всякий раз опасаться уголовной ответственности.

Мы должны не запрещать криптовалту, а обеспечивать гарантии ее безопасности!

Но ответственность в данном случае никто сейчас не несет и не будет нести в будущем. Это первый уверенный вывод. Пришло время повторить, что майнер не берет  на себя функцию эмитента. А второй вывод заключается в том, что  понятие «цифровой товар» в разрабатываемом законопроекте  не однозначно понятию «товар», а скорее близок к понятию «вещи» и, следовательно, вещному праву. Это некая новая сущность, которая должна быть урегулирована в законодательстве надлежащим образом.

Термин «товар» хорош тем, что позволяет  довольно четко рассмотреть юридическую природу майнинга. Мы должны понимать, что майнинг – это не эмиссия, а товаропроизводство.

Как будет выглядеть статус криптовалюты в законе? Скорее всего, мы пойдем по уже проторенной дорожке Канады и Японии, которые не стали заниматься определением сущности как таковой, а пошли через указание на ключевые идентификационные признаки сущности. Возможно, это будет выглядеть так: цифровой товар – это …, он может являться:

  • средством накопления;
  • должен производиться в рамках майнинга и т. д.

Надо ли оглядываться на другие страны? Полагаю, что да. Если мы хотим создать единое правовое пространство, обеспечить полную транспарентность криптосреды, мы должны четко понимать, что наше определение должно коррелировать  с уже сложившимися подходами. Япония успешно идет по этому пути, демонстрируя невероятную по темпам капитализацию рынка. Полагаю, что и нам ничего не помешает последовать ее примеру, консолидировать свои усилия для создания необходимой системы финансовой безопасности.

ПЛАС: Насколько сегодня справедливы ожидания, что законодательное регулирование операций с криптовалютой позволит не только контролировать, но и сделает российский рынок привлекательным для инвестиций, которые позволят развивать систему российского ICO, краудфандинга, криптобиржи и пр.?

Э. Сидоренко: Это наша основная задача. Цифровая валюта выгодна государству лишь при условии отсутствия рисков вывода реальных активов и фиата за рубеж. Но это возможно только тогда, когда существуют лояльные и ясные  правила для инвестиций. Если просто вводить регуляторику и при этом не предоставлять возможности для ее развития, она становится сугубо силовой, охранительной. Но это тупиковый вариант.

 

Геополитическое положение России создает уникальную среду для активного развития товарооборота и криптооборота при условии «удобного» законодательства. Понимая необходимость развития отечественной экономики в условиях санкций, мы ставим перед собой цель  создать такие условия, чтобы «белый» бизнес мог смело заявить о себе. Мы надеемся вывести основных криптоигроков из тени в «белый» сектор и позволить участникам рынка (обменным площадкам и биржам)  идентифицироваться и персонифицироваться. Только в таком случае можно надлежащим образом обеспечить интересы как игроков экономического рынка, так и государства по идентификации и выявлению лиц, использующих криптовалюту в преступных целях.

ПЛАС: Различными экспертами высказывается мнение о том, что Россия может стать одним из лидеров мирового майнинга. Как регулятор смотрит на вопросы майнинга? В каком направлении движется законодательство?

Э. Сидоренко: С точки зрения майнинга, Россия – привлекательное государство. С одной стороны, у нас достаточно дешевая электроэнергия, с другой – выделяемое при майнинге тепло может быть использовано с пользой для экономики.  Многие  очень серьезные зарубежные игроки смотрят на нашу страну как на перспективную площадку для майнинга. Единственное, что тормозит этот процесс – правовой вакуум. И хотя майнинг в России не наказуем, можно понять опасения участников рынка, начинающих работать в нерегулируемой сфере.

Сегодня мы делаем многое для того, чтобы Россия действительно стала одним из лидеров мирового майнинга. В законодательстве будут определены две сущностные вещи. Первое, майнинг ненаказуем и разрешен. Майнинг – это необлагаемая налогом сфера. И второе – майнинг будет входить в сферу контроля лишь тогда, когда  «добытые» таким образом «деньги» будут заходить на обменные площадки и на биржи. Думаю, это хороший старт для  производителей криптовалюты. Никто изначально не будет их облагать налогами или иными сборами. По крайней мере, сейчас мы не думаем ни о системе сертификации, ни о системе лицензирования, ни о системе дополнительного контроля. Если они будут обеспечивать технические параметры безопасности, других требований со стороны государства к ним не будет. До той поры, пока они не обнаружат себя на отечественных или зарубежных обменных площадках.

Криптовалюта выгодна государству лишь при условии отсутствия рисков вывода реальных активов и фиата за рубеж

Куда лучше сбывать «намайненную» валюту? Пока нет соответствующего законодательства, этот вопрос не имеет конкретного ответа. Майнинг не будет считаться незаконным предпринимательством, поскольку его попросту не существует в праве. Однако я считаю, что по мере создания законодательства майнерам будет значительно выгоднее заниматься обменом и созданием бирж именно в РФ. В рамках существующего таможенного законодательства при транспортировке криптовалюты через границу ЕАЭС придется решать сложные вопросы ВЭД. Поэтому я думаю, что уже в обозримом будущем майнерам будет намного выгоднее обменивать крипто-валюту на российском рынке.

ПЛАС: Возможна ли кража криптовалюты в принципе? Можно ли защитить права граждан, у которых уже похитили или могут похитить криптовалюту?

Э. Сидоренко: Отсутствие правового статуса криптовалюты практически сводит на «нет» существующую квалификацию хищений и других посягательств на собственность. В случае если криптовалюта используется для вымогательства, весь вопрос заключается лишь в сути доказательства получения конкретных сумм. Необходимо установить личность человека, который получил наличные деньги в результате обмена криптовалюты, и через него – так называемую мотивационную цепочку, которая приведет к виновному. Серьезная проблема возникает именно тогда, когда криптовалюта становится предметом преступления, например, при краже. Ввиду отсутствия правового статуса  ее можно оценивать через так называемую модель легитимационных знаков.

Легитимационный знак – это вещь,  имеющая либо чрезвычайно ничтожную стоимость, либо вовсе не имеющая рыночной цены. Однако кража этой вещи может напрямую свидетельствовать об умысле лица на совершение другого преступления. В результате такие действия оцениваются как стадия неоконченного преступления. Легитимационным знаком является, например, номерок гардероба с указанием номера вешалки, на котором висит шуба. Лицо, укравшее такой номерок, шубу фактически еще не похитило, но мы можем оценить это действие как стадию приготовления к мошенничеству. Такая же модель может быть использована и в отношении криптовалюты. Если привлечь к ответственности преступника за воровство криптовалюты пока невозможно, за покушение на кражу денежных средств действующее законодательство его привлекать позволяет.

Почему еще так важен этот вопрос? Потому что пока у нас не существует пространства криптовалюты, все собственники криптовалюты никаким образом не защищены. Но как только правовой статус криптовалют  будет введен в правовое поле, криптовалюта сразу станет имуществом, имеющим свою экономическую цену и материальные признаки.

ПЛАС: Как сейчас выглядит регулирование криптовалюты в России и мире?

Э. Сидоренко: Кроме рекомендаций ЦБ и ФНС, не имеющих правовой основы, регулирование криптовалют в России в настоящее время полностью отсутствует. Но рекомендации ЦБ и ФНС не являются законом. На них можно ориентироваться, но не более того. Что же касается зарубежного законодательства, то все страны, за исключением нескольких (Бангладеш и др.), ушли от запрета на криптовалюту. Если первое время многие ее запрещали, то сейчас ряд государств согласны с тем, что мы можем лишь очерчивать зону особой опасности, определять какие-либо позиции так называемой особо опасной зоны криптовалюты, но никто не считает целесообразным для себя устанавливать ответственность, тем более уголовную, за ее оборот. Россия идет в этом же направлении. А единственной страной, которая уже решила этот вопрос на законодательном уровне, сегодня выступает Япония.

ПЛАС: В Париже на пленарном заседании ОЭСР вы заявили о намерении России стать передовой страной в плане развития блокчейн-технологии. Как сделать так, чтобы данная технология логично вошла в правовое поле и взаимодействовала с другими существующими законами (о персональных данных, о национальной платежной системе и пр.)? Где именно должны быть отражены технические и юридические аспекты правовой работы технологии блокчейн?

pinterest-comЭ. Сидоренко: Россия громко и недвусмысленно заявила о своих намерениях развивать блокчейн-технологии сразу на нескольких международных площадках. Первая из них – Международная организация по стандартизации (ISO). По инициативе Австралии в сентябре 2016 года были созданы специальные комитеты по техническим параметрам криптовалюты. Второе направление – Международный союз электросвязи (ITU). Обе эти организации занимаются технической поддержкой. Но сегодня есть серьезная потребность в экономической адаптации криптовалюты. Поэтому на первое место выходит вступление России в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в рамках которого важным блоком является цифровая экономика. Россия, являясь постоянным членом профильного комитета ОЭСР, инициировала продвижение вопроса о развитии и использовании технологии блокчейн. На следующем заседании комитета, который состоится в ноябре 2017 года, представители нашей страны выступят с докладом на эту тему. Планируется, что в его рамках мы сможем уже анонсировать внесение нашей межведомственной группой законопроекта о криптовалютах на рассмотрение в Госдуму.

Мы очень надеемся, что содержание нашего законопроекта о легализации криптовалюты окажется и разумным, и нравственным

Нам действительно есть о чем рассказать. Например, о Мастерчейне, – недавно внедренном ЦБ инструменте взаимодействия между участниками финансового рынка, использующем технологию распределенных реестров. Он позволяет проводить платежи в режиме онлайн, оперативно подтверждать актуальность данных о клиенте или сделке, а также быстро создавать финансовые сервисы.  По своим производственным мощностям это очень перспективная технология. Для российского мегарегулятора Мастерчейн сегодня не только средство оптимизации межбанковского сотрудничества, но система, имеющая очень высокий потенциал, вплоть для создания новых нодов и токенов. Более того, в случае возникновения острой необходимости государство сможет решить вопрос создания собственной национальной криптовалюты – технологически система позволяет это сделать.

ПЛАС: Особенности принятого Японией 1 апреля 2017 года закона, регламентирующего оборот криптовалюты? Что это дает мировой практике и России в частности? Каковы основные направления международного сотрудничества? Как выглядит мировой опыт легализации криптовалют на примере США и Китая?

Э. Сидоренко: Сегодня в мире можно выделить три основные модели оборота криптовалюты, каждая из которых имеет свою специфику. Так, США изначально пошли по легкому пути. Объявив криптовалюту фьючерсом, коммодити, они ограничили ее оборот биржевым полем. Брокеры быстро и охотно приняли правила игры. Сегодня американская модель характеризуется качественной инфраструктурой и хорошим  экспертным сопровождением.

13Китаю, ввиду особенностей страны (перенаселение, перепроизводство и пр.), было необходимо выпустить часть пассионарной энергии, в том числе и через механизм отсутствия контроля. Поэтому КНР привлекла на свой рынок заинтересованных лиц за счет больших активов и отсутствия регуляторики. В отличие от США китайский рынок изначально развивался стихийно, в большей мере спекулятивно. Но после того как США изменили подход к криптовалютам, и суды в отдельных случаях стали их рассматривать как средство платежа применительно к отмыванию и легализации преступных доходов, рынок почувствовал себя неспокойно. Система прецедентного права США позволяла ожидать резкого изменения в подходах к криптовалюте. Осознание данного факта игроками привело к перетеканию части капитала в Китай. Но в связи с наплывом большого количества новых игроков мегарегулятор Китай был вынужден ужесточить правила оборота криптовалюты. Результатом стало снижение стоимости биткоина, что было связано с некоторыми опасениями рынка.

Очень удачно этот момент уловила Япония. Еще в 2016 году она объявила о разработке дополнений в действующее законодательство. Обещанный пакет поправок вышел в 2017 году. Япония предпочла изначальную стабильность и прозрачность через установление статуса криптовалюты. Как результат – закон привлек на рынок Японии часть игроков американского и китайского рынка, которые захотели легализоваться и работать в правовом поле. Это также говорит об ожиданиях рынка – он жаждет работать в «белой» зоне.

Ввиду отсутствия мировой регуляторики Япония, по сути, негласно призвала другие страны последовать ее примеру

И еще один посыл для скорейшего принятия закона. Установив достаточно лояльные правила, Япония четко определила, что они могут распространяться только на тех участников рынка, которые имеют аналогичную регуляторику в своих странах. Но ввиду отсутствия мировой регуляторики, по сути, Япония негласно призвала другие страны последовать  ее примеру.

Кроме того, легализовав криптовалюты и определив основные параметры ее легитимности, Япония, тем не менее, некоторые вопросы пока оставила открытыми, посчитав, что уже сам рынок определит, в каком векторе они должны развиваться. Учитывая этот опыт, России нет необходимости принимать законодательство, которое полностью, в одночасье разрешит все вопросы, стоящие перед рынком. Наша задача – определить некий рамочный закон, и уже в его рамках сам рынок очень быстро определится, что для него важно, а что нет. Главное, что создание таких рамок уже позволит «включить свет в комнате и понять, какая кошка белая, а какая серая». Пока же мы пытаемся «ловить черных котов в темной комнате».

Нравы – это люди, а вот законы – это разум страны. И мы очень надеемся, что содержание нашего законопроекта о легализации криптовалюты окажется и разумным, и нравственным.




В рубриках:
ЖУРНАЛ ПЛАС №5
Форум экспертов
Искусственный интеллект: какой основной функционал нужен онлайн-банкингу
Генеральный директор агентства БюроБюро Иван Кривушин  — о том, как по его мнению будет проходить диджитализация банковского сектора.
21 сентября 2017 15:27
Удаленная идентификация в онлайн-кредитовании: станет ли панацеей развитие VR-технологий?
Проблема удаленной идентификации клиентов в финансовой отрасли является одной из самых сложно решаемых. Крупные компании финтех-сферы готовы вкладывать в решение этой проблемы большие средства, но поиск объекта вложений ограничен довольно узким кругом технологий, имеющих необходимый потенциал. Кроме того, положительный эффект вложений в развитие той или иной технологии не гарантирован.
20 сентября 2017 13:03
Краудфандинг и краудинвестинг в России. Проблемы, которые можно решить с помощью блокчейна и не только
О проблемах практического финансирования в рамках краудфандинга и краудинвестинга в России и путях их решения порталу PLUSworld.ru рассказывает Денис Курильчик, генеральный директор ООО «МУЛЬТИПЕЙ».
19 сентября 2017 13:31
Лента новостей
ЖУРНАЛ ПЛАС №5
Регуляторы ЦБ объявил о начале санации Бинбанка
21 сентября 2017 13:29
Количество просмотров 217 просмотров
Технологии iOS 11 будет доступна 19 сентября с 20:00 мск
19 сентября 2017 19:57
Количество просмотров 314 просмотров
Мероприятия Новые разработки на BIS Summit 2017
19 сентября 2017 12:01
Количество просмотров 200 просмотров
Мероприятия II CryptoBazar Pre-ICO Day в Москве
19 сентября 2017 11:01
Количество просмотров 178 просмотров
Банки и МФО Nordea уйдет с российского рынка?
19 сентября 2017 09:31
Количество просмотров 173 просмотра
Регуляторы ЦБ снизил ключевую ставку до 8,5%
15 сентября 2017 13:34
Количество просмотров 345 просмотров
Регуляторы Банкиры будут отвечать имуществом?
15 сентября 2017 10:51
Количество просмотров 217 просмотров
Банки и МФО Куда уходят VIP’ы?
14 сентября 2017 12:24
Количество просмотров 343 просмотра