курс цб на 22.11:
59.4604
69.8184

«Выживут только структуры, которые станут работать в парадигме цифрового банка»

1 февраля 2017 10:49 Количество просмотров229 просмотров

Тот, кто понимает, что без финтеха у банков не будет нормального развития, этим уже активно занимается. Но ожидать чего-либо революционного сегодня не стоит.


О том, в каком направлении сегодня развивается финтех в банковском секторе, какое будущее у применения технологии блокчейн и насколько реально использование в России криптовалют, журнал «ПЛАС» беседует с Сергеем Никитиным, экспертом Future Fintech и советником председателя Совета директоров Российского национального коммерческого банка (РНКБ) по инновациям.

ПЛАС: Каков потенциал небанковского финтеха в России – кто его целевая аудитория?

С. Никитин: Есть два магистральных пути развития бизнеса современного цифрового банкинга. Первый подход – создание маркетплейса, когда кредитная организация продает все, начиная от финансовых продуктов и заканчивая, например, билетами на самолет.Конечно, для этого банк должен быть очень крупным и обладать мощной инфраструктурой, иметь свои собственные ИТ-разработки и хороший маркетинг. При этом его специалисты должны реально понимать и оценивать то, что они делают, и в то же время у них должно быть «право на ошибку».

Второй подход фактически противоположен первому. Далеко не у каждой кредитной организации есть возможность заниматься созданием некого маркетплейса. Банки, у которых нет возможности содержать «песочницы» по 300 специалистов, а есть небольшие команды, должны сосредотачиваться на развитии именно тех компетенций (платежные сервисы и т. п.), которые у них уже есть. Банк может позволить себе создавать и предлагать новые продукты и, условно говоря, «покупать» внимание своих клиентов только тем, что он умеет делать действительно хорошо. Вэтом случае любое действие банка клиентом воспринимается как «достойное». Если же банк вдруг начнет продвигать продукты, в которых он не силен, то он рискует просто испортить свой имидж.

Сегодня банкам необходимы «нетяжелые» сервисы, которые, с одной стороны, не будут казаться каким-то «космосом» и быстро войдут в обиход, с другой – позволят сэкономить временные и финансовые ресурсы. Основное, что может «выстрелить» в ближайшее время с точки зрения «банковского» финтеха, это некие сервисные разработки, востребованные у клиентов. Да, у банков уже имеются свои разработки в этой области, но для того чтобы использовать их более эффективно, они могут отдавать некоторую часть работы на аутсорсинг.

Я придумал такую аллегорию: автоматизация от диджитализации отличается так же, как канал от канализации. Если раньше банки активно занимались автоматизацией, у них были мощные in-house ИТ-подразделения, то сейчас пришло время, когда вокруг большое количество различных готовых решений. Однако банки далеко не всегда могут воспользоваться этими предложениями, так как чересчур зарегламентированы. Финтех, наоборот, свободен в своей деятельности, но очень часто работает впустую с коммерческой точки зрения. Стартапы не всегда имеют возможность внедрить свой готовый продукт, потому что банку необходимо очень много времени для согласования его со своими внутренними процедурами, при этом результат далеко не всегда гарантирован. Помимо этого финансовой организации зачастую требуется полностью перестраивать процессы, которые будут задействованы в реализации того или иного сервиса.

Еще одна проблема заключается в том, что отсутствие реального спроса на свои предложения финтех-разработчики зачастую маркируют как некомпетентность в финансовых сервисах самого населения или консерватизм банков. Но это ошибочная оценка: если вы предлагаете то, что не имеет спроса у конечного пользователя, ваше решение не будет востребовано и банком. К сожалению, многие стартаперы предлагают сегодня именно такие решения. И наоборот – сервисы, которые будут востребованы клиентами, очень нужны банкам, и они готовы их покупать.


Не все услуги, регламентирующиеся законодательством как сугубо банковские, являются таковыми по своей сути


Если подвести итог, то кредитные организации заинтересованы в приобретении сервисов, которые упрощают работу банка, одновременно предлагая клиентам удобство и выгоду. Речь идет о тех структурах, которые не просто продают некий финтех-продукт, но и предоставляют возможность клиенту использовать его, задействуя банк как сервис (банковская лицензия, инфраструктура: процессинг и т. д.).

ПЛАС: На какие финтех-разработки сегодня есть спрос со стороны банков?

С. Никитин: На мой взгляд, не все услуги, которые регламентируются действующим законодательством как исключительно банковские, являются таковыми по своей сути. Например, платежи – не совсем банковская услуга. Эту функцию могут выполнять и небанковские организации. И здесь как раз открывается широкое поле для финтех-стартапов.

Также небанковскому сектору можно отдать, например, лидогенерацию.

Сегодня банки работают в режиме жесткой экономии и в первую очередь думают о сокращении расходов. Когда у банка недостаточно сил и средств, он может вступить в партнерство со специализированной финтех-компанией, которая будет дополнительно продавать в существующей клиентской базе банка какие-либо финансовые продукты. При этом такая компания может даже не являться владельцем продукта.

Сервисные компетенции возникают и вокруг давно и успешно существующих компаний, которые еще недавно сами были стартапами, штат которых в настоящий момент уже измеряется сотнями сотрудников. В силу того что они выросли, собственных сил на все начинает не хватать, и вокруг них образуются своего рода «дилеры», которые готовы помогать вести им бизнес, предлагая банкам тот же самый продукт, но более высокого качества, вкладывая уже свои силы и компетенции в добавочные сервисы. Учитывая, что у них есть необходимая для таких продаж компетенция, но нет собственных эффективных разработок, они продают чужой продукт и выстраивают отношения со своим клиентом – банком, помогая ему решать задачи дополнительных продаж. Соответственно, банк получает в итоге допроданный продукт и делится комиссией с этим «дилером». Это может быть любой другой сервис для клиента банка, включая облачную бухгалтерию, – все зависит от продуктовой линейки банка, которая предлагается клиентам, и от того, что именно он еще не допродал.

Подчеркну, что финтеху всегда необходимо отталкиваться от того, что уже есть в банках. Не зная реальных запросов банка, такие компании очень часто «стреляют в никуда». Поэтому лучше вначале обратиться в банк, узнать, что именно ему требуется сегодня, и затем доработать и предложить свое решение.

ПЛАС: Нет ли ощущения, что сегодня интерес к блокчейну снижается именно в банковских кругах, учитывая недавний выход двух глобальных банков из R3? Не связано ли это с тем, что банки не видят перспектив в коммерческих результатах использования технологии?

Финтех, в отличие от банков, свободен в своей деятельности, но очень часто работает впустую с коммерческой точки зрения

С. Никитин: Вопрос, на мой взгляд, нужно рассматривать в несколько иной плоскости. Могу констатировать факт, что российские банки из топ-10 не всегда понимали, что такое блокчейн и для чего эта технология нужна. Банки не успели разочароваться в блокчейне, потому что им были «очарованы» прежде всего представители финтех-сообщества, которые стоят на передовом рубеже инноваций и хорошо понимают, что эта технология может дать в теории. Когда бум спал и процесс перешел в стадию нормативно-технологического осмысления, часть банков приступила к созданию реальных решений, образовав во главе с Банком России консорциум по изучению финансовых технологий, в рамках которого разрабатывается платформа Мастерчейн, другие остались «в режиме ожидания». По моему мнению, абсолютно неважно, какое в итоге технологическое решение примет ЦБ, как назовет и что будет положено в основу данной разработки. Главное, чтобы платформа была общедоступной, и к ней смогли присоединиться как можно большее число участников, что значительно повысит ее безопасность. Скорее всего, это будет какой-либо квази-вариант с распределенным реестром.

Как только решение будет акцептовано и все нормативные акты будут приведены к общему знаменателю, из среды финтеха будут привлечены специалисты (ИТ-архитекторы, стратеги), и оно будет реализовано в виде платформы, на которой и станут работать финансовые организации.

Другой вопрос, что банки сегодня еще не очень понимают, как изменится с появлением такой платформы банковский бизнес. Переход к распределенному реестру может привести к полному отказу от собственной бухгалтерии, в классическом понимании этого слова, и банковские сотрудники, которые всю жизнь этим занимались, попросту останутся без работы. Впоследствии эти изменения наверняка коснутся и корпоративной среды. Когда все будет храниться «в блокчейне», отпадет необходимость дополнительной проверки информации. Любая банковская операция будет совершаться в режиме реального времени, и контролирующие органы смогут наблюдать онлайн, что именно делает банк в любую минуту.

Если еще в 2015 году на первом казанском Форуме инновационных финансовых технологий термин «блокчейн» был почти ругательным и все избегали его произносить, то уже на Finnopolis 2016 был размещен огромный стенд, посвященный данной технологии, на котором присутствовали представители ЦБ и участники консорциума Мастерчейн. Это яркое доказательство кардинальных изменений во взглядах и подходе к задаче.

Что же касается вопроса о выходе нескольких глобальных банков из консорциума R3, здесь есть два варианта. Первый – им стало не очень интересно данное направление, и они продолжают заниматься его развитием в фоновом режиме. Есть и другой взгляд, также имеющий право на существование. Представьте, что вы обнаружили в технологии нечто ценное, чем вы не желаете делиться с участниками консорциума. И сиюминутная прибыль здесь не самое главное, банки видят саму технологию и возможность ее применения. А это не просто деньги – это захват рынков. Резонно предположить, что кто-то подумает: а зачем я буду этим с кем-то делиться? Иными словами, «период хаоса» прошел, все набрали дополнительные компетенции, многое друг у друга подсмотрели, а теперь решили заняться разработками обособленно.

ПЛАС: Какие наиболее яркие работающие примеры применения технологии блокчейн в России и мире сегодня можно назвать? В каких сферах банковской практики блокчейн может быть внедрен наиболее быстро, и просто и где может дать наибольший коммерческий эффект?

С. Никитин: В России блокчейн в финансовой сфере, к сожалению, пока не используется. Существуют примеры применения этой технологии в «нетрадиционных» областях. Например, Петродворцовый часовой завод «Ракета» внедряет блокчейн-технологии в производстве часов, или одно из фермерских хозяйств использует в своей работе платформу Blockchain Engine. Есть имплементации и в ближнем зарубежье, где через блокчейн работает программа управления автопарком ООН в Молдове.

Если говорить о мировой практике, то в 2016 году на конференции Microsoft Digital Transformation было продемонстрировано, как с помощью данной технологии денежные средства (около 150 тыс. евро) от имени компании Microsoft в течение 15 минут могут быть переведены одномуиз поставщиков. До этого аналогичные операции на блокчейн-платформе осуществляли швейцарский банк UBS и итальянский UniCredit. Да, это существенно снижает кадровые и финансовые издержки. Однако утверждать, что эта технология получит массовую реализацию в нынешнем виде, нельзя, так как пропускная способность пока остается очень низкой. Так, если международная межбанковская система SWIFT позволяет проводить до 56 тыс. операций в секунду при рабочем режиме в 2 тыс. и пиковой нагрузкой в 4 тыс., то у того же самого биткоина всего 10 операций в секунду. Это очень мало. Поэтому о коммерческом использовании технологии для осуществления переводов говорить пока преждевременно.


Сегодня необходима перестройка мышления большинства банковских топ-менеджеров


Если все же удастся повысить ее производительность и количество проводимых операций будет достаточным для ведения бизнеса, то появится возможность торговать валютой и ценными бумагами на блокчейн-платформе, решать вопрос кредитования с залогом недвижимости и многое другое. Вся информация будет располагаться в распределенном реестре и какие-либо махинации будут невозможны. Возьмем, например, операции при проведении депозитных сделок с физическими лицами. Все хорошо знают так называемые «депозиты-тетрадки», когда человек приносит 1 млн в банк, а ему записывают на баланс 10 тыс., остальное идет «в серую». В условиях time stamping такое невозможно в принципе. Если операция проведена через блокчейн, то информацию уже нельзя стереть или изменить.

ПЛАС: Есть ли перспективы у «регулируемых криптовалют» или же это тупиковый путь? Каковы перспективы запуска таких проектов в России? Что здесь является тормозящим фактором?

С. Никитин: Еще в 2014 году в России ни у кого не было понимания, что же такое криптовалюта и можно ли с ней работать. Сам термин вызывал в банковском сообществе смутные опасения, и все говорили лишь о системе распределенных регистров. Ведь сама по себе технология блокчейна может использоваться не только для учета прав собственности при передаче криптовалют, а в любых сферах, например, для учета автотранспорта, дипломов и т. д.

Сегодня понятия «блокчейн» и «криптовалюта» уже перестали разделять. Прежние опасения сменились активными шагами в сторону приведения к общему знаменателю и формулированию юридического обоснования термина «криптовалюта», рассматриваются практические варианты ее использования и, самое главное, прорабатывается вопрос о порядке взимания налогов со сделок, совершенных с ее помощью.

На мой взгляд, в чистом виде для российских реалий криптовалюта как таковая неактуальна. Рассматривать ее появление следует не на рынке одной страны, а в рамках международного сотрудничества, например, Евразийского экономического союза (ЕАЭС), где страны-участники могут проявлять интерес к взаиморасчетам. Что это будет за единица и как она будет называться – вопросы, требующие отдельного обсуждения. Если это будет реализовано, то с точки зрения системности правильнее рассматривать возможности использования криптовалюты в разных независимых государствах, объединенных в те или иные блоки.

ПЛАС: Какие темы, связанные с финтехом, сегодня обсуждают в банковских кругах?

С. Никитин: К счастью, времена разговоров прошли. Банки стали меньше дискутировать и больше делать реальных шагов в этом направлении. Тот, кто понимает, что без финтеха у банков не будет нормального развития, этим уже активно занимается. Серьезные инвестиции делаются, конечно же, только теми, у кого есть возможности. Сегодня более 10 кредитных организаций создали свои «песочницы», которые помогают им двигаться вперед. Целенаправленная работа в этом направлении зависит от их фондирования и наличия четкой модели развития.

Ожидать чего-либо революционного уже сегодня не стоит. Сейчас идет методичная работа по использованию накопленного опыта. Если рассуждать о степени готовности, то пока технологии достаточно сырые. Но рано или поздно они будут успешно реализованы.

Вопрос в другом: кто подхватит эту волну и сможет реализовать эти технологии у себя? Сегодня необходима перестройка мышления большинства банковских топ-менеджеров. В России многие кредитные учреждения – это аналоговые банки 1.0, которые работают с примитивными отделениями, с примитивным пониманием сути банковского продукта, т. е. только с целью его продажи без выстраивания взаимоотношений с клиентом. Они используют интернет только как один из каналов продвижения продуктов, а не самостоятельную ценность. С каждым годом их отставание будет только расти, и они будут все больше проигрывать. Этот процесс будет лавинообразным. Такая модель банков не выдержит испытания временем. Они просто исчезнут. Выживут только структуры, которые будут работать в парадигме цифрового банка.




В рубриках:
ЖУРНАЛ ПЛАС № 1
Лента новостей
ЖУРНАЛ ПЛАС № 1
Мероприятия FinMachine-2017 пройдет в Москве 23 ноября
21 ноября 2017 10:29
Количество просмотров 346 просмотров
Digital banking Альфа-Банк: счет в пользу семьи
20 ноября 2017 10:55
Количество просмотров 229 просмотров
Мероприятия Teradata Форум 2017 прошел в Москве
20 ноября 2017 08:31
Количество просмотров 260 просмотров
Банки и МФО Qiwi приобрела Рокетбанк и «Точку»
17 ноября 2017 15:15
Количество просмотров 830 просмотров