курс цб на 25.06:
59.6564
66.678
Лента новостей
Рынок платежей
Digital banking ДБО как фабрика user experience
22 июня 2017 12:00
Количество просмотров 4 просмотра
ЖУРНАЛ ПЛАС №5 Календарь событий
20 июня 2017 18:12
Количество просмотров 19 просмотров
ЖУРНАЛ ПЛАС №5 17 моментов безопасности
20 июня 2017 16:12
Количество просмотров 30 просмотров
Регуляторы ЦБ снизил ключевую ставку до 9%
16 июня 2017 14:29
Количество просмотров 220 просмотров

МультиКарта: Уже этой осенью платежи картами «Мир» перестанут казаться экзотикой

Количество просмотров47 просмотров

ПЛАС: Как вы оценили бы нынешний ход «цифровой трансформации» российского розничного банкинга? Какие классы решений в отделениях и сетях устройств самообслуживания сегодня востребованы больше всего?
К. Свириденко: Безусловно, сегодня все серьезные российские розничные банки прикладывают огромные усилия для того, чтобы вывести максимум ком­муникаций с клиентами в различные онлайн­-каналы. В первую очередь это интернет­-банкинг, однако вот уже год как мы наблюдаем резкий рост каналов мобильного банкинга. Именно они сегодня развиваются наиболее динамично. Хотя «десктопных» пользователей пока что еще больше, чем «мобильных», динамика прироста однозначно говорит нам о том, что мобильный банкинг растет в разы быстрее. На мой взгляд, это в немалой степени связано с ростом компетенций в данной области отечественных ИТ­-ком­паний, которые научились создавать дей­ствительно качественные и удобные мо­бильные приложения, и эта тенденция не может не влиять на банковскую розницу.

Помимо mobility мы видим еще ряд ярких трендов в «цифровой трансформа­ции» российского розничного банкинга. Это, безусловно, интеграция банковских и платежных сервисов с социальными сетями, а также развитие банками сег­мента электронной коммерции – и в плане расширения возможностей интернет­-эквайринга, и в плане активного внедре­ния технологий e­-invoicing в российском e­-commerce. Наконец, это растущий ин­терес банков к сегменту P2P­-переводов.

Что касается уровня востребованности банкоматной техники, то, несмотря на очень существенный «сдвиг» нашей бан­ковской розницы в сторону онлайн­ кана­лов, произошедший в последние три­-пять лет, наличный оборот в России по­ преж­нему превышает безналичный в разы. Поэтому востребованность современных устройств банковского самообслужива­ния, которые работают именно с налич­ностью, остается у нас очень высокой.И ключевой тренд здесь – это, конечно же, технология cash-ресайклинга.
Подавляющее большинство банков, которые сегодня активно развивают и модернизируют свои сети устройств само­обслуживания, ориентируются именно на ресайклеры.
Ресайклеры составляют большую часть закупок новых банко­матов у ВТБ24. То же самое касается сети устройств самообслуживания Почта Банка, которая полностью состоит из ресайклеров. Решение о переводе всей сети банкоматов на подобные устройства банк принял в 2015 году. В текущем году банк собирается увеличить ее более чем в пять раз.
ПЛАС: На ваш взгляд, с чем связано то, что банки так долго «тормозили» с cash-ресайклингом, а сегодня один за другим объявляют о чуть ли не тотальном внедрении ресайклинговых устройств?
К. Свириденко: Здесь сработал целый комплекс факторов. Во­-первых, и это, видимо, основное – стоимость банкома­та­ ресайклера практически сравнялась со стоимостью полнофункционального АТМ, работающего как cash­-in/cash­-out. Во всяком случае, разница в деньгах минимальна.
Во­-вторых, со стороны ЦБ уже доста­точно давно полностью разрешены все вопросы, связанные с использованием ресайклинговой техники.
В­-третьих, банки после многочисленных тестов поняли, как и где необходимо рас­ставлять ресайклеры, чтобы они действи­тельно были эффективны. И главное – на практике подтвердили тезис о том, что даже при соотношении выдачи к приему наличных в пропорции 90% к 10% ре­сайклер будет эффективнее, чем cash-­in/cash­-out, в плане экономии затрат на инкассацию.
По материалам PLUSworld.ru





В рубриках:
Рынок платежей