Мобильное приложение журнала
Google Play Apple Store
курс цб на 17.10: USD 64.3455 EUR 71.0503
криптовалют: BTC 8000$ ETH 174.43$
lupa
840 просмотров

Каким будет платежный рынок… и конкуренция на нем, когда цена платежных услуг станет равной нулю? Приглашаем к дискуссии!

В опубликованном ФАС России проекте «Доклада о состоянии конкуренции в Российской Федерации за 2018 год» приведены выводы из опроса кредитных организаций, проведенного ФАС совместно с Банком России, свидетельствующие «о наличии на рынке ряда барьеров, которые могут препятствовать эффективному развитию конкуренции».

 

Мария Михайлова, Андрей Обыночный,
Национальная платежная ассоциация. Данный материал не выражает официального мнения какого-либо участника рынка и является попыткой независимого экспертного анализа ситуации

Помимо высокой концентрации рынка к числу барьеров отнесены, например, следующие факторы: 

  • недостаточно высокий уровень проникновения безналичных расчетов (включая ограниченное доверие населения);
  • стратегии поведения существующих игроков на рынке;
  • инфраструктурные барьеры (тарифы платежных систем, высокая стоимость внедрения технологических решений и др.);
  • отсутствие возможности переводов по «простым реквизитам» (номер мобильного телефона и др.).

Восприятие сообществом данных факторов в качестве барьеров (и в особенности «стратегия поведения существующих игроков на рынке») указывает на проблему, которая пока не воспринимается как актуальная, но, судя по всему, станет одной из острейших в процессе цифровой трансформации. Она заключается в том, что в цифровой экономике станет невозможным привычное сегодня многократное воспроизведение разными участниками одного рынка одной и той же бизнес-модели.

Конечно, было бы смелым обобщением сказать, что современный банковский и платежный рынок является воспроизведением одной и той же бизнес-модели. Существуют банки и федеральные, и региональные, локальные и глобальные, крупные и местного значения. Тем не менее подавляющее их число реализует в своей практике одинаковый подход – быть «универсальным банком» или «таким же, как банк-лидер, только в своем регионе». Максимум специфичности – «все те же услуги» для определенной аудитории. Очевидно, что такое «разнообразие» будет существовать ровно до тех пор, пока доступность услуг банка для потребителя имеет физические ограничения.

Наличие одной бизнес-модели, многократно тиражируемой в целях обеспечения физической доступности банковских услуг, сформировало и соответствующие подходы к регулированию, в том числе к оценке конкурентной среды. Поддержание одной бизнес-модели всеми участниками рынка делает необходимым, например, обсуждение вопросов равного доступа всех банков к обслуживанию платежей в адрес государства, равные условия тарификации платежей за ЖКХ, проблематику снижения издержек потребителей на переключение между кредитными организациями и пр. Данный подход к оценке процессов конкуренции представляется совершенно логичным с одной оговоркой – если бы процессы цифровизации не выдвигали новые требования к участникам рынка, а значит, и к процессам регулирования этого рынка.

Похожая, но еще более сложная ситуация возникает с проблематикой «единых инфраструктур», инфраструктурных барьеров, барьера, обозначенного как «отсутствие возможности переводов по «простым реквизитам» (номер мобильного телефона и др.)» и тех проектных решений, которые призваны служить механизмом их снятия – например, такие национальные проекты, как Маркетплейс или СБП.

Данные инфраструктурные проекты воспринимаются как предоставление «равного доступа» к сервисам, которые каждый отдельный участник рынка не имеет возможности реализовать самостоятельно, а также как снижение «сетевого эффекта доминирующих кредитных организаций». Запрос на такого рода проекты имеет ту же самую природу – желание реализации одной бизнес-модели всеми участниками рынка. Однако проекты, призванные стать компенсаторным механизмом для тех участников рынка, которые не смогли самостоятельно создать «новые рынки» (например, Р2Р-платежей) и инструменты для массовой продажи собственных уникальных сервисов, предоставив «равный доступ» к клиентской аудитории, как раз и могут стать своего рода катализатором процесса, ведущего к невозможности продолжать быть «универсальным банком» в своем регионе или отрасли.

Сегодня цифровая экономика предъявляет к своим участникам в качестве пропуска требование определиться, ответив на вопрос: платформа или сервис с добавленной стоимостью? Если сервис, то какой и в чем его уникальность? Если платформа, то их не может быть много.

Цифровая трансформация тем и отличается от автоматизации и других ИТ-образных процессов, что требует реальных действий в рамках реальной стратегии изменения сути бизнеса, делает невозможной их имитацию, которая была распространена в рамках эпохи автоматизации («купим собственный процессинговый центр для эмиссии в 100 тыс. карт и сразу станем «универсальным банком»).

Потребителю цифровая экономика дает возможность пользоваться теми сервисами, которые он считает нужными. Клиентский опыт уже сейчас существенно обгоняет действующие бизнес-практики. Фактор «зарплатной карты» давно перестал играть какую-либо роль в платежном поведении потребителей.

Возникает невероятно сложная задача. В условиях, когда картина будущей цифровой экономики неизвестна, необходимо одновременно проводить пересмотр как своих бизнес-моделей участниками рынка, так и подходов к регулированию. В частности, нужно переосмыслить сам базовый принцип – необходимость поддержания такого состояния рынка, чтобы любой участник мог реализовать бизнес-модель «универсального банка». 

Сложность заключается в том числе и в том, что в рамках этого трансформационного периода неизбежно возникает ситуация, когда прежние подходы уже вроде бы и нет смысла применять, а новые еще только предстоит выработать. При этом очевидно, что наиболее сложная ситуация с регулированием – ведь невзирая на все трансформации и специфику переходного периода, его институты должны выполнять свои функции «здесь и сейчас».

Отсутствие форм и площадок для обсуждения данной проблематики и организации экспертной дискуссии, нацеленной на формирование общего представления вопросов развития рынка, способствует «консервации» ситуации.  Формирование общей картины может стать основой для корпоративных публичных стратегий, что позволит обозначить контуры будущего рынка. 

Для того чтобы переход к цифровой экономике стал для действующих участников рынка окном новых возможностей, а не реализацией рисков монополизации рынка со стороны закрытых экосистем и двухсторонних платформ, мы видим необходимость в создании новых форматов публичной дискуссии, в частности, обсуждения ситуации не от имени брендов и корпораций, но от имени независимых экспертов рынка, совокупные действия которых и определяют траекторию развития рынка в целом.

От редакции

Журнал «ПЛАС» намерен принять самое активное участие в данной инициативе, за результатами которой следите на страницах наших номеров и на портале PLUSworld.ru. 

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных