Мобильное приложение журнала
Google Play Apple Store
курс цб на 17.09: USD 63.8272 EUR 70.6695
криптовалют: BTC 10260.7$ ETH 197.72$
Журнал ПЛАС » Архив » 2015 » ЖУРНАЛ ПЛАС № 9 (220) » 764 просмотра

Alipay: китайский кошелек для российского рынка?

Alipay: китайский кошелек для российского рынка?

Получив полноценное российское приложение, Alipay будет не только подключать к нему физ- лиц, но и активно развивать сеть мерчантов


О китайском опыте развития Alipay и планах этой платежной системы по выводу своего мобильного кошелька на российский рынок журнал «ПЛАС» беседует с Богданом Задорожным, директором по развитию бизнеса компании Ant Financial (оператора платежной системы Alipay) в России.

ПЛАС: Каковы сегодня позиции Alipay на рынке КНР? Что представляет собой конкурентное окружение системы в Китае? Сегодня в российских СМИ, к сожалению, эти темы освещаются лишь вскользь.

Б. Задорожный: Являясь по своей функциональной роли TPPS (third party payment system), то есть находясь в той же категории, какую на Западе занимает, скажем, PayPal, система Alipay сегодня является крупнейшим процессором онлайн-транзакций в КНР – на долю компании приходится более 50% рынка всех онлайн-транзакций, инициируемых в Китае (включая и P2P-переводы, транзакции электронной коммерции и пр.). Помимо нас, значительная доля онлайн-транзакций принадлежит, разумеется, национальной системе платежных карт China UnionPay, занимающей традиционно сильные позиции в сегменте платежей в офлайновых ТСП. Но если говорить о внутрикитайском рынке e-commerce платежей, то здесь лидирует мобильный кошелек Alipay, прямым конкурентом которого выступает кошелек TenPay, принадлежащий корпорации Tencent.

Хотя сегодня система Alipay предпринимает в Китае активные шаги по выходу на офлайн-ритейл, ее основной бизнес, безусловно, остается в сфере онлайн-платежей, и это исторически оправданно. Система Alipay создавалась как часть онлайн-экосистемы группы Alibaba. Сначала была основана компания Alibaba.com (оптовые интернет-закупки в Китае), затем, в 2004 году, была создана розничная внутрикитайская онлайн-платформа TaoBao, после чего появился сам платежный сервис Alipay, который был призван решить проблему отсутствия доверия между продавцом и покупателем.

Идея тогда состояла в создании escrow-сервиса, который позволил бы гарантировать покупателю то, что он получит вовремя товар надлежащего качества, а если его что-либо не устроит, сможет вернуть свои деньги. Торгово-сервисному предприятию (ТСП) же данный сервис позволял убедиться в том, что деньги за товар уже поступили и защищены на счете в Alipay (однако он сможет воспользоваться ими только после того, как покупатель подтвердил получение товара нужного качества, либо когда истек срок такого подтверждения). Такая логика системы работает на крупнейшем китайском интернет-молле TaoBao, россияне также хорошо знакомы с ней по онлайн-моллу AliExpress – витрине Alibaba для внешних рынков.

Подобная система, развиваясь вместе с ИТ-технологиями, вызвала к жизни мобильный кошелек Alipay (Alipay Wallet), которым сегодня ежемесячно пользуется 400 млн человек и через который, как я сказал чуть ранее, проходит больше половины всех онлайн-транзакций в Китае (и более 80% онлайн-платежей, обрабатываемых местными TPPS).

ПЛАС: Чем можно объяснить столь высокое доверие китайских потребителей к цифровому кошельку – возможно, массовым вовлечением в e-commerce с хорошо знакомым принципом escrow?

Б. Задорожный: Согласен, это немаловажный момент – действительно, речь идет в первую очередь о мобильном кошельке, «выросшем» из системы escrow-платежей, которой доверяют все участники платежного процесса (и покупатели, и ТСП). Отмечу, что источником средств, попадающих в кошелек Alipay, служат в основном карточные инструменты. Баланс кошелька можно пополнить с карты, банковским переводом или же платить с привязанной к кошельку карты. Схема пополнения электронных кошельков наличными через терминальную сеть, столь успешная в России, в Китае не получила развития (несмотря на неоднократные попытки ее внедрения).


Alipay – мобильный кошелек, «выросший» из системы escrow- платежей, которой доверяют все участники платежного процесса


Хотя сегодня система Alipay предпринимает в Китае активные шаги по выходу на офлайн-ритейл, ее основной бизнес, безусловно, остается в сфере онлайн-платежей

Второй фактор доверия китайских потребителей к Alipay как к платежному инструменту заключается в расширенном функционале кошелька, который стимулирует потребителя держать на счету существенные суммы, а не использовать его лишь в качестве обычной «прослойки» между картой (как источником средств) и счетом ТСП. Так, в Китае для пользователей Alipay доступен сервис онлайн-депозитов фонда денежного рынка Yu’ebao (Юэбао). Он позволяет пользователю прямо из интерфейса мобильного приложения размещать средства, хранящиеся на балансе кошелька, на депозиты в Ant Financial. Это не совсем обычные «вклады» – они бессрочны: по сути это сберегательные счета, которые вы можете пополнять в режиме онлайн и расходовать хранящиеся на них средства без потери годовых процентов. При этом ставки по таким депозитам, как правило, выгоднее, чем в традиционных банках. Такая выгода достигается прежде всего за счет серьезной экономии онлайн-компании на maintenance costs, а также за счет других, более тонких технологических факторов – например, эффективного использования собственной облачной платформы транзакционной аналитики и пр. Если приводить примеры из российской практики, то Alipay здесь чем-то напоминает российский «Тинькофф Банк», хотя аналогия тут только частичная.

Этот момент является важным фактором доверия и играет ключевую роль в поддержании высоких средних остатков по счетам на балансе мобильных кошельков Alipay. За полтора года с того момента, как для пользователей мобильного приложения был запущен депозитный сервис Юэбао, объем размещенных через Alipay депозитов в Китае превысил сумму, эквивалентную 110 млрд долл. США. Сегодня около 60% владельцев кошелька Alipay держат средства на сберегательных депозитных счетах Ant Financial.

Среди других расширений функционала последней версии кошелька Alipay можно отметить встроенный мессенджер с функцией мгновенных P2P-переводов непосредственно в чате, а также наличие других интеграционных шлюзов, позволяющих удобно платить в привычном пользователю веб-окружении, и пр.

ПЛАС: Сегодня активно обсуждают банковскую лицензию, которую недавно получил Alipay в Китае. Как банкинг будет соотноситься с развитием кошелька?

Б. Задорожный: Банковскую лицензию система Alipay (а точнее – ее оператор – компания Ant Financial) получила для вновь создаваемого банка – MyBank.

Речь идет об онлайн-банке без отделений, но к розничному бизнесу и самому кошельку этот факт имеет пока что лишь косвенное отношение. Дело в том, что ключевая задача этого банка – онлайн-кредитование мелкого и среднего китайского бизнеса, т. е. работа с юридическими лицами. MyBank делает ставку на то, что у Alibaba Group есть огромный пул существующих партнеров, которые на всевозможных площадках компании продают различные товары. Это могут быть производители товаров, дистрибьюторы, реселлеры и пр. Данный пул китайских компаний нуждается в оборотном капитале, но в большинстве своем это некрупные торгово-сервисные предприятия, которым довольно сложно получить доступ к финансированию в традиционных банках – например, по причине консервативных скоринговых моделей последних. У MyBank скоринговые модели будут строиться на собственных технологиях и основываться на транзакционной Big Data аналитике с разных площадок Alibaba Group, за счет чего кредиты для предприятий МСБ могут быть более доступны. На этом фоне розничное кредитование – лишь возможная перспектива MyBank, который ориентирован сегодня на иную нишу и иной сегмент рынка, чем кошелек Alipay.

Приложение Alipay поддерживает технологию шифрования данных с помощью ультразвука, используемую преимущественно в вендинге. В отличие от NFC она не требует модернизации парка мобильных устройств пользователей

ПЛАС: Что будет определять стратегию и тактику входа Alipay на российский рынок мобильных кошельков?

Б. Задорожный: Очевидно, что в России и рынок мобильных кошельков, и рынок онлайн-платежей в целом достаточно развиты. Сегодня их динамику определяет наличие нескольких крупных игроков, завоевавших в своей совокупности львиную долю рынка. При этом мы видим, что наряду с такими известными «кошельковыми» компаниями как QIWI, Яндекс.Деньги и WebMoney в последние годы все более значимую роль начинает играть ряд банков, делавших ставку на транзакционный бизнес в B2C-сегменте. С этой целью они тоже активно развивают свои мобильные приложения, пользующиеся большой популярностью. В сфере мобильных платежей довольно яркую активность в последний год проявляют и телеком-операторы «Большой тройки». Пока что их проекты ко-брендов с существующими электронными кошельками носят больше маркетинговый характер, имея целью обмен клиентскими базами, но потенциал для более глубокой интеграции здесь уже налицо.

С чего мы планируем начать? Во-первых, мы не спешим, у нас нет задачи срочно стать участником российского рынка мобильных платежей на любых условиях. Можно было бы, разумеется, подписать соглашение с тем же мобильным оператором, чтобы сразу охватить 30–40 млн его абонентов, создать ко-брендовое приложение и пытаться «подсадить» на него пользователей из этой, казалось бы обширной, базы (что, кстати, совсем не легко, учитывая наличие альтернатив). Однако нас не очень устраивает такой путь. Сделать подобное в России, если смотреть правде в глаза, означает просто создать здесь очередной кошелек «номер тридцать какой-то». Чтобы работать на этом сложившемся и, более того, очень динамичном рынке, нам необходимо сначала сформулировать, какой кейс в России будет именно у нас, для того чтобы привлечь аудиторию и стать полноценным, ярким и крупным игроком, отличным от множества других.

Поэтому нам сначала необходимо увидеть этот кейс, для чего следует «пойти от проблемы». Так, наша задача сейчас – увидеть ту проблему российских пользователей, которую может решить наш и только наш кошелек. Уверен, что такая проблема (и не одна) – есть, просто пока ее никто не нашел и не сформулировал. Второй связанный с поиском нужного нам кейса момент – это определение приоритетной целевой аудитории пользователей. Мы плотно работаем над этим, но сейчас можно просто поразмышлять над видимой картиной. С одной стороны, очевидно, что российские игроки стремятся поделить между собой самые лакомые куски пирога – а именно «дорогих» пользователей в Москве, Санкт-Петербурге и еще ряде городов-миллионников. А ведь есть еще почти 50% российского населения, у которого имеются банковские карты, но которые, тем не менее, пользуются ими только для снятия наличных. И вполне возможно, этим пользователям нам будет что предложить. Вероятно, в этом сегменте окажется ниже средний чек, но, в принципе, работа с такой аудиторией – это своего рода «конек» Alibaba Group в Китае. Никогда предприятия группы Alibaba не начинали в КНР с премиальных сегментов, наш бизнес всегда рос «снизу»: с малого бизнеса, с широких слоев потребителей с ограниченной платежеспособностью, с «региональной» аудитории, некрупных городов и т. п. Причем не только в онлайн-ритейле: для платежного и финансового бизнеса этот подход актуален в равной степени. Даже сейчас приблизительно 25% пользователей, которые размещают свои средства из кошелька Alipay на депозитах Ant Financial, – это население китайских городов т. н. третьего и четвертого эшелонов (города «районного значения»).

Среди других расширений функционала последней версии кошелька Alipay можно отметить наличие интеграционных шлюзов, позволяющих удобно платить в привычном пользователю веб-окружении

ПЛАС: Иными словами, Alipay в настоящее время находится на стадии разработки стратегии и операционной модели для России?

Б. Задорожный: Пока мы не определились с конкретной бизнес-моделью, но эта работа движется. В качестве наиболее предпочтительных вариантов мы рассматриваем партнерство с кем-либо из существующих игроков: это могут быть и банки, и кошельки электронных денег, и технологические компании, и мобильные операторы. Помимо этого мы очень внимательно наблюдаем за Почтой России в плане развития ее финансовых сервисов. Тут даже не стоит вопрос получения лицензии – мы готовы ждать. Самое главное – это что делать потом с этой лицензией. Самим наращивать штат, заниматься технической разработкой, выводом продукта, маркетингом и продвижением? Но это достаточно трудоемкая задача, и нам легче решать такие вопросы по партнерской модели, своего рода франчайзинговой схеме нашей глобальной платформы, ориентированной на местных сильных игроков. Поэтому сегодня мы ищем именно таких игроков, которые могли бы помочь нам, во-первых, с разработкой бизнес-идеи под конкретный рынок. Во-вторых, с техническим ресурсом, который позволил бы эту идею воплотить в жизнь. И в-третьих, взять на себя задачи дистрибуции и маркетинга. Сам формат такого взаимодействия мог бы быть разным: это и прямые инвестиции в покупку местного игрока, о которых глава Alibaba Джек Ма (Jack Ma) упоминал на ПМЭФ 2015, и создание совместного предприятия, и еще ряд схем взаимодействия. Все эти предложения у нас уже есть, просто конкретные дедлайны пока не определены.


Нам нужно увидеть ту проблему российских пользователей, которую может решить наш и только наш кошелек


ПЛАС: В таком случае, что конкретно сегодня делает Alipay в плане «сращивания» онлайна и офлайна на своем «домашнем» рынке?

Б. Задорожный: Сразу скажу, предвидя ваш вопрос: выпускать карты для кошелька мы не собираемся, работа идет только с форм-фактором мобильного устройства. Инфраструктура для приема офлайновых платежей с баланса кошелька Alipay в Китае уже очень широка. Это 15 крупных ритейловых сетей (включая глобальные бренды, такие как Carrefour, Auchan, IKEA, Walmart, магазины шаговой доступности FamilyMart и др.), обладающие 130 тыс. торговых точек в 42 городах. Это и два крупнейших китайских таксомоторных агрегатора «а-ля Яндекс.Такси» – DidiDache и Kuaidi-Dache, вместе охватывающие более 80% рынка такси КНР. Это и сети быстрого питания по типу KFC, последний сегмент также крайне важен для нас. В целом сеть подключаемых к нашему сервису торгово-сервисных предприятий постоянно растет – уже сегодня это в общей сложности 130 тыс. точек, включая торговый ритейл, фастфуд, HoReCa и пр.

У каждого пользователя кошелька Alipay девятой, последней, версии на экран смартфона может быть выведен его личный код плательщика, который точно так же может быть считан кассиром с помощью сканера штрих- и QR-кода

Технологическая схема достаточно проста – как для потребителя, так и для торгово-сервисного предприятия – и, что немаловажно, не требует практически никаких инвестиций в модернизацию инфраструктуры – мы работаем со штрих- и QR-кодами. Предвидя очередной вопрос, отмечу: NFC-сервисы пока еще в разработке и вряд ли будут использоваться нами в Китае в ближайшее время, т. к. непонятно, когда инфраструктура приема NFC-платежей будет выстроена китайскими банками.

Внешне все выглядит достаточно просто. У любого кассира есть сканер, который без всяких модернизаций умеет читать штрихи QR-код с товара. У каждого пользователя кошелька Alipay девятой, последней, версии на экран смартфона может быть выведен его личный код плательщика, который точно так же может быть считан кассиром, после чего происходит операция прямого дебетования счета в кошельке Alipay. Сама транзакция занимает считаные секунды. К слову, этот же QR-код может быть использован, если вы хотите осуществить P2P-перевод другому пользователю Alipay – тот так же сможет считать его своим смартфоном.

С использованием QR-кода и баланса кошелька Alipay работают, в том числе, более 300 тыс. парковок в Китае, а также системы оплаты проезда в метрополитенах Гуанчжоу, Шанхая и Шэньчжэня.


Так же как и в Китае, на определенном этапе мы планируем выход в российскую офлайн-розницу


Помимо этого, в Китае с 2013 года работает технологически иная, пока еще экспериментальная схема приема платежей со смартфона, использующаяся преимущественно в вендинге. В отличие от NFC она не требует модернизации парка мобильных устройств пользователей. Так, приложение Alipay поддерживает технологию шифрования данных с помощью ультразвука. Нажатие кнопки подтверждения оплаты в мобильном приложении Alipay инициирует транзакцию, и телефон, приложенный к вендинговому аппарату, генерирует звуковые волны определенного диапазона, передавая одноразовый код подтверждения транзакции. Ридер вендинговой машины аппарата, оснащенный чувствительным микрофоном, считывает код, далее происходит привычная схема прямого дебетования счета кошелька (при этом сам передаваемый «ультразвуковой код» не содержит данных о счете плательщика, так что опасности утечки персональных платежных данных или риска, что код будет записан и использован второй раз, не существует в принципе). Сегодня по данной схеме с Alipay работают 87 компаний, располагающих в общей сложности 37 тыс. вендинговых аппаратов.

ПЛАС: Возвращаясь к российской теме: планируете ли вы, как, например, PayPal и eBay, продвигать кошелек Alipay вместе с хорошо известным россиянам сервисом онлайн-покупок на AliExpress?

Б. Задорожный: Для Alipay было бы, безусловно, странно пытаться дистанцироваться от AliExpress, по крайней мере в тех странах, где AliExpress популярен. В России это крупнейший на сегодняшний день интернет-магазин. Поэтому было бы логично строить стратегию развития Alipay в России в привязке прежде всего к тем пользователям, которые уже являются клиентами AliExpress, и конвертировать их в клиентов Alipay. Над методами такой конверсии мы активно работаем, но их нет смысла раскрывать на данном этапе. Кстати, мы никогда не были отдельными бизнес-структурами, как eBay и PayPal, которые основаны разными людьми, затем «сошлись» и «разошлись» снова. Мы всегда были единым целым – у нас общая ИТ-инфраструктура, идеология и пр.

Для нас весомым стартовым плюсом является огромная пользовательская база AliExpress в России. Причем 80% пользователей AliExpress в России сосредоточено в регионах и лишь около 20% представляют Москву и Санкт-Петербург. Это как раз та самая аудитория, о которой мы говорили чуть ранее: люди, которые недостаточно охвачены теми банковскими сервисами, которые предоставляют крупные федеральные и даже региональные банки. Именно им могут быть интересны какие-то «легкие», базовые финансовые сервисы, которые бы решали их повседневные потребности.

При этом, разумеется, мы намерены и будем выходить за пределы AliExpress: весь оборот российского AliExpress сегодня и так уже идет через Alipay, поэтому создавать мобильное приложение для того, чтобы пользователи тратили средства только на AliExpress, не имеет никакого практического смысла. Напротив, мы видим смысл играть на российском рынке в качестве полноправного, а не «нишевого» участника, взаимодействуя, в том числе, с местными ритейлерами, работая в сфере P2P-переводов и т. п.

ПЛАС: Кошелек Alipay сегодня уже доступен для российских пользователей AliExpress в каком-либо виде?

Б. Задорожный: У российских покупателей, зарегистрированных на AliExpress, действительно уже появилась возможность оплатить покупки на этой интернет-площадке со счета Alipay. Каждый такой пользователь AliExpress из России может в интерфейсе онлайн-магазина зарегистрировать счет Alipay, привязать к нему банковскую карту любого банка и затем пополнить его. Пока что этот счет только долларовый, и при пополнении рублями происходит конверсия. Однако с этого счета можно только оплачивать товары, представленные на AliExpress. Более того, пока нет и полноценного решения, которое позволило бы при необходимости вывести деньги обратно на карту. Это, если можно так выразиться, первый промежуточный интеграционный шаг для развития сети международных счетов Alipay. Как я уже отмечал, платформа пока еще остается моновалютной, т. е. долларовой. Но на этой базе, так же как и на базе новых решений, мы создадим некий «ИТ-каркас», на который потом будем проецировать местных провайдеров в каждой стране своего присутствия, расширяя функционал своей платформы и учитывая локальные особенности каждого рынка.

ПЛАС: Планируете сделать какой-то мультивалютный унифицированный кошелек или для каждой страны будет свое решение, учитывающее местную специфику?

Б. Задорожный: По соображениям дистрибуции, сервиса и маркетинга наше платежное решение в любой стране всегда должно быть локализовано в очень высокой степени. Мы исходим из того, что невозможно сделать успешным какой-либо унифицированный глобальный мультивалютный продукт. Поэтому мы, в том числе и из этих соображений, планируем пойти по пути партнерства с кем-то из российских игроков.

Такая локализация в России рублевого кошелька будет выражена, например, в особом подходе к каналам пополнения, которые должны быть максимально доступны и широко представлены. Кроме стандартного пополнения с банковских карт это может быть пополнение на кассах розничных магазинов, в сетях платежных терминалов, через банкоматы, а может быть, даже в пунктах приема и выдачи денежных переводов.

ПЛАС: Разработана ли уже какая-либо стратегия по развитию сети приема платежей Alipay в России? Когда примерно ждать рублевого кошелька Alipay в России?

Б. Задорожный: Когда Alipay получит полноценное российское приложение, мы, разумеется, будем не только подключать к нему физлиц, но и активно развивать сеть мерчантов, иначе компания останется на этом рынке только в сфере P2P-переводов, что нас явно не устроит. Здесь есть две возможности: либо самим подписывать на наш платежный сервис торгово-сервисные предприятия, либо (что пока выглядит более предпочтительным) – уже созданную кем-то из местных игроков сеть приема мобильных платежей. И этим игроком совсем не обязательно должен быть агрегатор, это может быть в равной степени вероятности и система электронных денег, и банк, и мобильный оператор. При этом мы, так же как и в Китае, на определенном этапе планируем выход в российскую офлайн-розницу. Наши платежи в Китае принимают Auchan, IKEA, KFC – я не вижу теоретических препятствий для того, чтобы эти гиганты не принимали Alipay в России. Но для того чтобы движение по подключению таких сервисов шло от самих ритейлеров, разумеется, необходима популярность кошелька как распространенного платежного средства.

Что касается появления рублевого кошелька Alipay, то я не берусь анонсировать сроки выхода самого решения, но надеюсь, что более подробную информацию относительно стратегии и партнеров в России мы сможем выдать в ближайшие 6–9 месяцев, т. е. уже в первой половине 2016 года.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных