Мобильное приложение журнала
Google Play Apple Store
курс цб на 24.03: USD 63.7705 EUR 72.59
криптовалют: BTC 3982.5$ ETH 136.67$
Архив / 2015 / ЖУРНАЛ ПЛАС № 11(222) / 430 просмотров

ИФ как наиболее популярный вид этического банкинга

Андрей Поваров, независимый эксперт

10 распространенных мифов об исламском банкинге: чем они отличаются от реальности?


Какие ассоциации обычно возникают при упоминании исламских финансов (ИФ) или исламского банкинга? Самые разнообразные: от смутных подозрений в плане финансирования терроризма до просвещенного восторга от прихода эры долевого банкинга («с человеческим лицом»), сменяющего устоявшиеся и преимущественно недружественные отношения клиентов с традиционными кредитными организациями. В широком спектре между этими двумя полюсами живут мифы, поверхностные и устойчивые, эмоционально окрашенные и логически выстроенные, специфичные для массового сознания и аргументированно поддерживаемые специалистами. И наблюдаемое в последнее время активное развитие ИФ, проходя через эти призмы восприятия, порождает в значительной части современного общества, не знакомой на практике с исламскими финансами, самые разнообразные версии того, для чего может понадобиться входить в эту сферу. Вместе с тем ИФ – совершенно конкретное экономическое направление, имеющее как понятный этический смысл (социальный и религиозный), так и четкую, отточенную практикой бизнес-логику.

Терминологический экскурс
Для начала разберемся с терминологией. Очень часто исламские финансы называют исламским банкингом, а исламский банкинг – этическим банкингом, а иногда еще и долевым финансированием. Но все эти понятия – не одно и то же, хотя областей пересечения много, а в некоторых конкретных контекстах они даже взаимозаменяемы.

Из всего перечисленного наиболее широкое понятие – этический банкинг. Он характеризуется сознательным ограничением бизнес-практик только теми, которые следуют за общечеловеческими ценностями и которые основываются на этике, морали, социальной ответственности, и только иногда – на тех или иных религиозных принципах. При этом финансовые институты продолжают работать на получение прибыли, но делают это (или стараются делать это) только с использованием таких практик.

В современном контексте этический банкинг предполагает большую широту интерпретаций, и финансовые институты могут решать сами, что для них этически правильно, а что нет, по каким принципам и с какими ограничениями строить свою работу. Обычно эти принципы приводятся в документах, доступных клиентам и широкой публике. При этом у каждого финансового института могут быть свои нюансы, но в целом все участники этического банкинга разделяют общие характеристики: попытки исключить явления эксплуатации и финансирования всего антисоциального, культивирование партнерского и внимательного к нуждам заемщика отношения и т. п. Основывается же этический банкинг на некотором подмножестве стандартного набора традиционных банковских услуг.

Часто этический банкинг рассматривают в еще более широком контексте – как одно из направлений социально значимых инвестиций, к которым также относят кредитные союзы, краудфандинг и инвестиции в возобновляемую энергию.

Мусульман в РФ более 20 млн, но не только и не столько это обусловливает тот большой интерес, который возник к исламским финансам в последнее время

Исламский банкинг, в свою очередь, является частным случаем и наиболее практически развитым видом этического банкинга. Он предполагает предоставление банковских услуг методами, полностью совместимыми с принципами ислама, основным из которых является запрет на ссудный процент (ростовщичество – «риба»). Под «риба» понимается любое неоправданное приращение капитала при займе или при осуществлении торговой сделки. Под этот запрет полностью подпадает широко распространенное в современной экономике долговое финансирование, а также не допускаются инвестирования в «социально вредные» проекты, как, например, производство или торговля алкоголем, табачными изделиями, оружием, порнографией, поддержка производств с использованием детского труда и т. п.

Надо отметить, что и запрет на ссудный процент вообще и на долговое финансирование в частности – это результаты применения более широкого запрета на «игры со временем». Например, если продается еще не выращенный урожай, еще не добытая нефть или еще не произведенная продукция, то это рассматривается как совершенно недопустимое вторжение человека в сферу божественного. Другое важное следствие этого – отношение к деньгам как к «потенциальному» капиталу, то есть они становятся реальным капиталом лишь тогда, когда вкладываются в реальную производственную деятельность.

Термин «долевое финансирование», определяющий альтернативный запрещенному долговому финансированию метод одалживания денег, не то же самое, что исламский банкинг, но одна из его важнейших практик.

И последнее терминологическое уточнение: как соотносятся наиболее часто используемые как синонимы термины «исламские финансы» и «исламский банкинг»? Исламские финансы – система более широкая. На схеме показаны ее основные компоненты. При этом по объемам фондов исламский банкинг составляет 81% от общего объема всего того, что входит в исламские финансы (другие значимые компоненты: сукук 14%, другие фонды 4%, исламское страхование такафул – 1%4).

Миф первый: исламский банкинг – только для мусульман Безусловно, изначально исламский банкинг создавался именно для мусульман, и исторически первые банки, реализовавшие современную концепцию исламских финансов во второй половине XX века, пытались решить проблемы той части мусульманского населения, которая избегала традиционного банкинга по религиозным соображениям, но без банкинга вообще обойтись уже никак не могла.

Если посмотреть на индустрию исламских финансов и ее участников сегодня, то четко видно, что частными клиентами вполне могут быть не мусульмане. В свою очередь, компаниями, получающими финансирование в рамках услуг исламского банкинга, а также финансовыми институтами, предоставляющими такие услуги, – вовсе не исламские организации.

Для того чтобы участвовать в системе исламских финансов, надо следовать ее принципам. И если для мусульман такое следование является естественным продолжением их образа жизни, то другие участники, стремясь реализовать свои этические принципы и коммерческие интересы, совместимые с системой исламских финансов, тоже активно приглашаются к сотрудничеству.

Что касается физических лиц, то недавний опрос более 900 респондентов в ОАЭ показал, что 59% тех немусульман, которые собираются воспользоваться новыми банковскими продуктами, готовы рассматривать продукты ИФ – при этом те, кто предпочитает продукты традиционного банкинга, объясняют это более высоким уровнем адаптации этих продуктов к новым технологиям и большей финансовой привлекательностью.


Несмотря на трудности при одобрении проектов, долевое финансирование продолжает активно развиваться


С точки же зрения бизнеса, учитывая объем и темпы роста исламских финансов, такое предложение выглядит в высшей степени заманчиво. Так, рост активов финансовых институтов, работающих по принципам ИФ, составил в среднем 17% в год (за период с 2009 по 2013 год), при этом общие активы уже превышают 2 трлн долл. США, а к концу 2015 года должны предположительно достичь 3 трлн долл.

Практическая реализация ИФ-инструментов – весьма сложная задача, требующая сочетания эффективно работающих экономических механизмов и строгого соблюдения фундаментальных принципов Корана. При всех описанных трудностях при планировании структуры капитала в компании и одобрении проектов, долевое финансирование продолжает активно развиваться

Миф второй: банки, работающие по принципам исламских финансов, не берут проценты, и у них можно взять кредит бесплатно
Действительно, проценты эти банки не берут, но это вовсе не означает, что они отказываются от вознаграждения и работают себе в убыток. Очевидно, что их работа должна окупаться и приносить прибыль акционерам. Поэтому заемщик должен иметь в виду, что ему надо будет покрыть все эти расходы, оформленные в виде комиссии за работу с кредитом или же в любой другой не запрещенной правилами ИФ форме.

Иногда замену процентов на комиссию называют маркетинговым трюком, но это не так. На самом деле практическая реализация исламских финансовых инструментов – весьма сложная задача, требующая сочетания эффективно работающих экономических механизмов и строгого соблюдения фундаментальных принципов Корана. Однако, будучи выполненной, она дает возможность мусульманам пользоваться этими инструментами без малейших опасений, а всем остальным – присоединяться к растущей экосистеме и развивать этический и при этом прибыльный бизнес.

Миф третий: в исламских финансах банки более дружественны к клиентам, разделяют риски и не требуют возврата долга в трудной ситуации
Финансовые ресурсы, необходимые для создания и развития бизнеса (а также для личных нужд), могут быть получены путями самыми разнообразными, но при этом все они относятся к одной из двух категорий: долговое или долевое финансирование.

Долговое финансирование (debt) предполагает выплату долга через определенное время с процентами (interest), при этом получившая кредит компания выплачивает заранее известную сумму (долг плюс проценты), после чего уже самостоятельно распоряжается всей оставшейся прибылью. Долевое финансирование (equity) – это получение фондов за счет продажи «интереса» в самой компании, то есть права участия в управлении и в получении прибыли. Банковская система традиционно предлагает долговое финансирование, а для получения инвестиций долевым методом компании, например, размещают свои акции на бирже.

Для многих компаний, особенно небольших или подверженных высоким рискам, долговое финансирование несет в себе определенную опасность, так как кредиторы эти риски не разделяют, и весь заемный капитал должен быть каким-то образом возвращен даже в случае полной коммерческой неудачи. Долевое же финансирование, при котором риски делятся между финансирующими сторонами пропорционально их денежным взносам, на первый взгляд, представляется более безопасным, и поэтому перемещение банковских практик в эту сторону, характерное для исламских финансов, и вызывает энтузиазм сторонников банкинга «с человеческим лицом».

Исламский банкинг – не альтернатива, а часть традиционного (в глобальном смысле) банковского дела

Как обсуждалось выше, в исламских финансах невозможно использовать долговое финансирование. Долевое же финансирование разрешено, поскольку получение дохода основано на участии в реальной коммерческой деятельности. Реализуется оно через контракт доверительного управления («мудараба»), при котором собственник капитала (банк) передает его в управление другой стороне (компании) на условиях разделения получаемой в результате управления прибыли. Будучи собственником капитала, банк также несет риск убытков (максимально – все, что банк вложил). Контракт «мудараба» был изобретен давно, и он был основной формой финансирования коммерческих предприятий среди мусульман на протяжении столетий. Целые государства, причем самые могущественные для своего времени, такие как Арабский Халифат и Оттоманская империя, на практике показали возможность построения процветающей экономики исключительно на долевом финансировании.

Но если плюсы системы, в которой представлен только долевой капитал и отсутствует долговой, хорошо просматриваются, то минусы не всегда сразу видны. Очевидно, за «заботу банка с человеческим лицом» бизнесу приходится чем-то платить, а именно: размыванием капитала (то есть потерей части своего интереса владения компанией), значительно более высокой платой за кредит в случае успешности бизнеса, невозможностью использовать долговые заимствования как налоговый щит (tax shield), так как вычет налогов не применяется к долговой части капитала. Таким образом становится невозможно реализовать оптимальную структуру капитала компании, что особенно для больших организаций может приводить к значительным потерям.

Помимо всего этого, изначально получить финансирование по долевому принципу и в общем случае, и у исламских банков в частности, гораздо сложнее, так как инвестор опасается потерять вложенные им денежные средства и становится более осторожными в отборе проектов для финансирования. Это вызывает как уменьшение числа проектов, на которые финансирование выдается, так и увеличение расходов самих банков на проверки и мониторинг, что в конечном итоге сказывается и на заемщике.

Тем не менее, при всех описанных трудностях при планировании структуры капитала в компании и одобрении проектов, долевое финансирование продолжает активно развиваться. Интересно, что совсем недавно Турция, получившая место председателя G20, стала активно продвигать идею долевого банкинга (в рамках исламских финансов), рассчитывая с его помощью оживить мировую экономику за счет вовлечения «мертвого капитала» (отложенного владельцами и не использующегося).

В августе 2015 года Standard & Poor’s ввел новый индекс – S&P 500 Catholic Values Index, специально для компаний, принципиально исключающих действия, несовместимые с католическими ценностями

Миф четвертый: исламский банкинг является альтернативой традиционному банковскому делу
На самом деле банки, придерживающиеся концепции ИФ, продолжают оставаться банками, то есть частью глобальной финансовой системы. Их работа заключается в том, чтобы заинтересовать имеющих излишки ресурсов их принести, испытывающих недостаток – занять, и таким образом обеспечить лучшее использование ресурсов в экономике, а самим окупить издержки и получить прибыль за счет получения вознаграждения как с той, так и с другой стороны. Можно говорить об альтернативном подходе именно к реализации этих функций – через принципы этического банкинга – но сами функции остаются теми же самыми, и в этом смысле исламский банкинг не альтернатива, а часть традиционного (в глобальном смысле) банковского дела.

Миф пятый: исламский банкинг легко реализуется на практике – нужна только модификация ПО, чтобы заменить проценты
на комиссии, и еще кое-что по мелочи Во-первых, правила исламского банкинга не ограничиваются только вопросом процентной ставки. Есть другие важные правила и есть много нюансов. Во-вторых, в рамках ИФ существуют другие финансовые инструменты, и их немало. В-третьих, есть постоянно действующий шариатский контроль и аудит над всеми видами деятельности, регулярно подтверждающий неукоснительное выполнение всех правил ИФ – ведь для тех, кто связывает свою жизнь и финансовую практику с исламом, совершенно необходимо быть уверенным, что нигде компромиссов нет и не возникнет. Все это делает реализацию и поддержание ИБ на сегодняшний день достаточно трудоемким и дорогостоящим процессом.

Миф шестой: только мусульманские государства могут участвовать в системе исламских финансов
Нет, не только, и значительные интерес инвесторов из немусульманских стран побуждает их создавать на государственном уровне механизмы работы с исламскими финансами и использовать инвестиции в общенациональных проектах. Например, в 2014 году государственные облигации сукук выпустили в Великобритании, Гонконге и Люксембурге, а на региональном уровне – в Южной Африке и Турции12. При этом Великобритания находится на первом месте среди немусульманских стран по степени использования ИФ, и если в 2004 году был открыт первый исламский коммерческий банк за пределами мусульманского мира – Islamic Bank of Britain – то в 2014 году активы вовлеченных в ИФ банков Великобритании составили уже 19 млрд долл. При этом на Лондонской фондовой бирже оборот исламских облигаций («сукук») составил 34 млрд долл. Интересно, что именно ИФ помогли трансформировать внешний облик Лондона, профинансировав строительство таких известных объектов как The Shard, Chelsea Barracks, Harrods and the Olympic Village.

Миф седьмой: исламский банкинг финансирует международный терроризм
Напротив, исламский банкинг явно исключает финансирование любых неэтических видов деятельность, в т. ч. продажу оружия. И если банк работает по системе исламских финансов, то его деятельность постоянно находится в зоне внимания шариатского контроля, помогающего отслеживать и блокировать инвестиции даже в граничных, не во всем очевидных ситуациях. Поэтому если какой-то банк осознанно или неосознанно участвует в финансировании терроризма, то это уж никак не исламский банк.

Миф восьмой: именно особенности ислама позволили создать свою финансовую систему
Не так широко известно, что подобные финансовые системы существуют в рамках других многочисленных разновидностей этического банкинга, в частности, его религиозных направлений.

Решение католической церкви в отношении ростовщичества было впервые отражено в Декрете Грациана (около 1140 года), а при Клименте V (начало XIV века) обсуждение этой темы достигло апогея, и выдача взаймы под проценты была запрещена14. Фома Аквинский активно выступал с обоснованием такого запрета, выдвигая, в частности, аргумент о том, что так как величина процента зависит от периода времени, то ростовщик продает время, а так как время принадлежит всем, то он совершает грех. Это близко смыкается и с идеями ислама, где игры со временем также запрещены.

Запрет просуществовал не долго, и уже в 1745 году Папа Бенедикт XIV опубликовал одну из первых папских энциклик – «Vix pervenit», которая хоть и традиционно осуждала ростовщичество, тем не менее, признавала право на взимание умеренных процентов за предоставление ссуд.

В наше время, и даже чуть раньше, чем начались первые эксперименты с исламским банкингом, в 1928 году в США был создан первый фонд социально ответственного финансирования – Pioneer Fund. Его создатель Philip L. Carret ввел «Антигреховный экран» (Sin Screen), систематически применявшийся, чтобы не допустить инвестиции, связанные с табаком и алкоголем.

А совсем недавно, в августе 2015 года, Standard & Poor’s ввел новый индекс – S&P 500 Catholic Values Index, специально для компаний, принципиально исключающих действия, несовместимые с католическими ценностями, например, финансирование военных действий17. Кстати, соответствующий индекс по рынку исламского финансирования, Dow Jones Islamic Market Index (DJIMI), был введен еще в 1999 году.


Для России сейчас крайне важно войти в мировую систему ИФ для доступа к новым финансовым рынкам


В православии эти мотивы были менее выражены, но совсем недавно также началась активная деятельность по созданию системы православных финансов, ставящая целью создать инфраструктуру для этического банкинга в России и за ее пределами. В декабре 2014 года создана рабочая группа и исследуется опыт исламского банкинга (прежде всего использование долевого финансирования вместо ссудного процента)20, при этом для пилотного проекта Московский Патриархат уже намечает площадки: Ставрополье, Белгородская, Кемеровская, Псковская области и Республика Марий Эл, а предполагаемый изначальный капитал создаваемого под проект банка должен составить 400 млн рублей.

Миф девятый: ИФ могут быть хоть как-то актуальны для России только по той причине, что в России много мусульман
Да, мусульман в РФ более 20 млн, но не только и не столько это обусловливает тот большой интерес, который возник к исламским финансам в последнее время. Безусловно, исламские финансовые продукты будут востребованы значительной частью мусульманского сообщества, что также существенно поможет развитию бизнеса тех структур, которые примут в этом участие. В ряде российских регионов уже широко действуют программы исламских финансов, а история взаимодействия государства, мусульманского сообщества и использования финансовых инструментов начинается еще в дореволюционное время, когда, например, проходил сбор средств на возведение Санкт-Петербургской соборной мечети.


Исламский банк развития рассматривает Татарстан в качестве «хаба исламских финансов в России»


Однако главная причина, по которой Россия должна обратиться к ИФ, на сегодняшний день не в этом. Она чисто экономическая. Только войдя в систему ИФ, можно получить доступ к ближневосточным финансовым рынкам, что в условиях закрытости для России финансовых рынков западных будет иметь колоссальное значение для стабилизации и дальнейшего развития экономики. И движение в этом направлении (нисколько не отменяющее задачу построения исламского банкинга для населения РФ, а только способствующее ее решению), несомненно, становится сейчас делом государственного масштаба. Россия просто должна сделать то же, что и Великобритания.

Именно ИФ помогли трансформировать внешний облик Лондона, профинансировав строительство таких известных объектов, как The Shard, Chelsea Barracks, Harrods and the Olympic Village

Миф десятый: введение исламских финансовых инструментов в России – сложный и долгий процесс, и в ближайшее время на практике сделать ничего не получится
Несмотря на ряд сложностей по внедрению системы исламских финансов в РФ, к которым часто относят отсутствие института защиты прав исламских инвесторов, мифы и предубеждения, а также отсутствие некоторых законодательных механизмов, в целом вступление РФ в индустрию ИФ уже достаточно хорошо подготовлено. Так, в стране уже действуют многочисленные рабочие группы и ассоциации, международные нормативные документы по ИФ выпускаются на русском языке (наряду с арабским и английским), а Национальное рейтинговое агентство (НРА) уже оценивает соответствие деятельности российских компаний нормам исламских финансов – в 2014 году такой рейтинг уже был присвоен семи компаниям.

Реальный практический опыт запуска ИБ есть в некоторых регионах, например, в Татарстане, где на данный момент основная целевая аудитория – местное мусульманское население, но при этом и внешнеторговый оборот Татарстана со странами Организации исламского сотрудничества (ОИС) нарастает. Пока что он относительно небольшой, около 1,7 млрд долл. в год, но, например, Исламский банк развития, инвестиции которого в страны СНГ превысили 5,8 млрд долл., рассматривает Татарстан в качестве «хаба исламских финансов в России».

И наконец, в последние месяцы существенно возрос интерес к исламским финансам со стороны ЦБ, одна из задач которого, как отметила Эльвира Набиуллина, «понять, как эти принципы можно адаптировать к российской финансовой системе.

P.S. Итак, мы рассмотрели десять распространенных мифов об исламском банкинге, который на самом деле представляет собой быстрорастущую область мировой экономики, а вместе с тем – практически реализованную систему деловых отношений, позволяющих соблюдать принципы ислама и при этом развивать прибыльный бизнес. Очевидно, что для России сейчас крайне важно войти в мировую систему исламских финансов для доступа к новым финансовым рынкам, и все предпосылки к этому уже есть.

Читайте в этом номере: