курс цб на 22.01: USD 66.3634 EUR 75.5481
криптовалют: BTC 3533.4$ ETH 115.81$
Архив / 2015 / ЖУРНАЛ ПЛАС № 11(222) / 478 просмотров

Новая редакция статьи 187 УК РФ: «казнить нельзя помиловать»

Николай Пятиизбянцев, независимый эксперт, анализирует сильные и слабые моменты новой редакции ст. 187 УК РФ

Несмотря на ряд недостатков, новая норма закона имеет определенные положительные свойства, усиливая уголовную ответственность в сфере платежных технологий и позволяя эффективнее бороться с преступностью


Вначале 2015 года средства массовой информации сообщили о законодательной инициативе Центрального банка РФ по установлению уголовной ответственности за скимминг. А уже в июне 2015 года в Уголовном кодексе РФ появилась новая редакция статьи 187.

Статья 187. Неправомерный оборот средств платежей

1. Изготовление, приобретение, хранение, транспортировка в целях использования или сбыта, а равно сбыт поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты (за исключением случаев, предусмотренных статьей 186 настоящего Кодекса), а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств, – наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные организованной группой, –
наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового.

Как видим, наказание и часть вторая указанной статьи не изменились, существенное изменение, кроме названия, претерпела диспозиция части первой.

Однако остается непонятным, почему некоторые средства массовой информации решили, что внесенные изменения направлены на противодействие скиммингу.

Дело в том, что в диспозиции части первой статьи 187 УК вообще ничего не говорится о неправомерном копировании информации, то есть о скимминге. Уголовная ответственность предусмотрена за изготовление, приобретение, хранение, транспортировку в целях использования или сбыта, а равно сбыт электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств. С помощью скиммингового устройства нельзя осуществить прием, выдачу или перевод денежных средств. Можно только неправомерно скопировать важную и конфиденциальную информацию: критичные аутентификационные данные (согласно определению PCI DSS). Последующее изготовление и использование поддельных платежных карт скиммингом не является.

Дополнительно хотелось бы обратить внимание, что в новой редакции части первой статьи 187 УК РФ не предусмотрена ответственность за «использование», наказывается только изготовление, приобретение, хранение, транспортировка в целях использования или сбыта и сбыт.

Необходимо отметить, что на этапе рассмотрения законопроекта № 537952-6 в Государственной думе РФ одна из поправок действительно предполагала введение уголовной ответственности за скимминг. Так, депутат Государственной думы В. В. Климов предложил дополнить статьей 187.1 следующего содержания: «Статья 187.1. Использование технических устройств получения данных владельца платежной карты, необходимых для доступа к его счетам.

1. Неправомерная установка на оборудование кредитной организации, банковского платежного агента (субагента) технических устройств, специально приспособленных для негласного фиксирования и сохранения визуальной и (или) компьютерной информации, необходимой для идентификации владельца платежной карты и доступа к его счетам, а равно изготовление, приобретение, транспортировка, хранение или сбыт таких технических устройств, наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет.

Примечание. Для целей настоящей статьи под оборудованием кредитной организации, банковского платежного агента (субагента) понимается устройство для осуществления в автоматическом режиме (без участия уполномоченного лица кредитной организации или банковского платежного агента (субагента), осуществляющих деятельность в соответствии с законодательством о банках и банковской деятельности) наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт, передачи распоряжений кредитной организации об осуществлении расчетов по поручению физических лиц по их банковским счетам, а также для составления документов, подтверждающих передачу соответствующих распоряжений либо устройство для осуществления наличных денежных расчетов в автоматическом режиме (без участия уполномоченного лица организации или индивидуального предпринимателя, осуществляющих наличные денежные расчеты)».


Неясно, почему некоторые СМИ решили, что внесенные изменения направлены на противодействие скиммингу


Однако Комитет Государственной думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству рекомендовал эту поправку отклонить.

Итак, в статье 187 УК РФ появились следующие новеллы:

1) платежные карты (ранее были только кредитные и расчетные);
2) изготовление в целях использования поддельных платежных карт (ранее было изготовление только с целью сбыта);
3) приобретение, хранение, транспортировка в целях использования или сбыта (ранее не было);
4) документы (ранее – платежные документы, не являющиеся ценными бумагами);
5) новые предметы преступления:
• распоряжения о переводе денежных средств;
• средства оплаты (за исключением случаев, предусмотренных статьей 186 УК РФ: поддельных банковских билетов ЦБ РФ, металлической монеты, государственных ценных бумаг или других ценных бумаг в валюте РФ либо иностранной валюты или ценных бумаг в иностранной валюте);
• электронные средства;
• электронные носители информации;
• технические устройства;
• компьютерные программы.

Сложность конструкции диспозиции
Хотелось бы обратить внимание на сложность конструкции диспозиции части первой указанной статьи. При ее правоприменительной практике неизбежно возникнет ряд вопросов, которые потребуют дополнительных разъяснений.

Первое – это вопрос терминологии, использованной в статье. Перечислим все указанные в статье предметы преступления:
• платежные карты;
• распоряжения о переводе денежных средств;
• документы;
• средства оплаты;
• электронные средства;
• электронные носители информации;
• технические устройства;
• компьютерные программы.

Как мы видим, перечень предметов преступления очень обширный. Некоторые из них определены в документах Центрального банка РФ. В частности, платежные карты называются банковскими картами согласно «Положению об эмиссии платежных карт и об операциях, совершаемых с их использованием» от 24 декабря 2004 г. № 266-П ЦБ РФ.

Понятие распоряжения о переводе денежных средств менее определенно и более обширно.

В частности, Федеральный закон от 27.06.2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» дает одно из определений:

«– электронное средство платежа – средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств».

При многообразии терминов и определений практически получается, что определение «электронное средство платежа» включает в себя и платежные карты, и распоряжения о переводе денежных средств, и средства оплаты, и электронные средства, и электронные носители информации, и технические устройства. Итак, получается, что все предметы преступления, указанные в статье 187 УК РФ, кроме документов и компьютерных программ, могут быть определены термином «электронное средство платежа». В таком случае неясно, зачем законодатель обозначил такое множество предметов преступления. Если под данными терминами понималось нечто иное, чем «электронное средство платежа», то необходимо пояснение указанных предметов преступления.

Дополнительную неясность представляют и «документы», указанные в диспозиции части первой рассматриваемой статьи. Так как термин не определен, то толкование его, с одной стороны, может быть избыточно расширенным, а с другой – трудно определяемым, то есть на практике невозможно будет вменить конкретное деяние. С другой стороны Положение ЦБ РФ № 266-П вводит понятие документа по операциям с использованием платежной карты, который является основанием для осуществления расчетов или служит подтверждением их совершения.

Неопределенность предметов и целей преступления
Достаточную неопределенность имеют и признаки предметов преступления, и цели противоправного деяния.

Например, не совсем ясно, относится ли слово «поддельных» только к картам, распоряжениям о переводе денежных средств, документам, средствам оплаты или также к электронным средствам, электронным носителям информации, техническим устройствам, компьютерным программам?

Относятся ли слова «предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств» только к электронным средствам, электронным носителям информации, техническим устройствам, компьютерным программам или они относятся еще и к картам, распоряжениям о переводе денежных средств, документам, средствам оплаты?

При этом указанный признак подделки может по-разному сочетаться и с предметами, и с целью.

Даже сам по себе вопрос определения поддельности только платежных карт является довольно сложным. Какая платежная карта является поддельной? Возможен материальный подлог, который может быть двух видов: а) полная подделка – карта, выпущенная (эмитированная) не эмитентом и не платежной системой, но имеющая такие технические характеристики и/или внешний вид, которые позволили бы ее использование в безналичных расчетах; и б) частичная подделка – карта, выпущенная эмитентом (платежной системой) и несанкционированно модифицированная таким образом, что позволило бы ее использовать в безналичных расчетах. Также имеет место и интеллектуальный подлог, когда карта выпущена эмитентом (платежной системой), но осуществлено искажение истины (несанкционированный дубликат карты, карта выпущена на несуществующее лицо и др.). Данные признаки довольно сложно установить в рамках следственных действий, поскольку в некоторых случаях требуется проведение исследований, экспертиз, наличие специальных познаний.

Если же признак подделки относится ко всем предметам преступления (картам, распоряжениям о переводе денежных средств, документам, средствам оплаты, электронным средствам, электронным носителям информации, техническим устройствам, компьютерным программам), то получается, что уголовная ответственность предусмотрена за изготовление, приобретение, хранение, транспортировку в целях использования или сбыта, а равно сбыт поддельных компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств. Но что в таком случае представляет собой поддельная компьютерная программа, предназначенная для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств? Непонятно, как устанавливать этот факт в рамках следственных действий. А если компьютерная программа предназначена для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств, но не является поддельной, то уголовная ответственность отсутствует? Как устанавливать признак поддельности для электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программам?


Достаточную неопределенность имеют и признаки предметов преступления статьи 187 УК РФ, и цели преступления


Если признак подделки относится только к картам, распоряжениям о переводе денежных средств, документам, средствам оплаты, то опять имеем некоторое противоречие. Получается, что уголовная ответственность предусмотрена за изготовление, приобретение, хранение, транспортировку в целях использования или сбыта, а равно сбыт тех электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств, которые сами при этом не являются поддельными. Но согласно Федеральному закону «О национальной платежной системе» 161-ФЗ понятие электронных носителей информации включает в себя и платежные карты. То есть если платежная карта является поддельной, то данный электронный носитель информации также является поддельным.

Хроника дебатов
На обозначенные выше проблемы неоднократно указывалось в ходе рассмотрения законопроекта № 537952-6 в Государственной думе РФ. Приведем несколько заклю- чений Правового управления, направленных в Комитет Государственной думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству.

Заключение по проекту Федерального закона № 537952-6 от 6 октября 2014 года:
«используемый в данной проектной норме термин «электронные средства» следует привести в соответствие с терминологией законодательства Российской Федерации, в том числе Федерального закона от 27 июня 2011 года № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» (далее – Федеральный закон № 161-ФЗ) – электронные средства платежа.
Кроме того, анализ положений Федерального закона № 161-ФЗ, в частности пункта 19 статьи 3 и части 2 статьи 301, позволяет сделать вывод о том, что платежные карты являются и электронными носителями информации, и электронными средствами платежа. В этой связи не совсем корректна формулировка проекта об установлении ответственности за соответствующие действия в отношении «поддельных платежных карт.., а также электронных средств, электронных носителей информации…»
Также следует уточнить характер документов, о которых идет речь в указанной проектной норме».
Аналогичные замечания содержатся также в заключениях от 28 января 2015 года и от 3 апреля 2015 года.
Несмотря на все направленные замечания, закон был принят без их устранения. При обсуждении законопроекта в Государственной думе РФ в первом чтении3 (заседание № 200 от 19.11.2014) от депутата Москальковой Т. Н. к докладчику прозвучал вопрос: «не считаете ли вы, что название теперь расходится с содержанием данной статьи? В названии речь идет о неправомерном изготовлении средств платежей и не ставится вопрос о поддельности самих платежей, а в содержании речь идет о поддельных платежах и непонятно, что такое «изготовление поддельных распоряжений»».

Официальный представитель правительства, статс-секретарь – зам. министра внутренних дел РФ Игорь Николаевич Зубов ответил следующим образом:

«Я считаю, что в законопроекте достаточно четко изложена норма: если мы посмотрим сам текст, то увидим, что речь идет о поддельных платежных картах, иных платежных документах, не являющихся ценными бумагами. А что касается слов «а также», то вот это «а также» означает следующее: электронные средства, электронные носители, технические устройства необязательно могут быть поддельными, они могут быть подлинными, но использоваться в целях совершения преступлений. Поэтому здесь все корректно.

Понятие «платежный документ» общеизвестно, и в банковских документах сформулировано, что считать платежным документом. В Федеральном законе «О национальной платежной системе» есть дефиниция, я могу ее привести, если нужно».

Стоит заметить, что в Федеральном законе «О национальной платежной системе» 161-ФЗ определение (дефиниция) платежного документа отсутствует.


История принятия законопроекта № 537952-6 напоминала известное крылатое выражение «казнить нельзя помиловать»


Если вспомнить, что в этом же законе указано, что в понятие электронных носителей информации входят в том числе и платежные карты, то согласно толкованию И. Н. Зубовым новой редакции статьи 187 УК РФ уголовной ответственности, в том числе, подлежит изготовление, приобретение, хранение, транспортировка в целях использования или сбыта, а равно сбыт подлинных платежных карт, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств. Например, приобретение, хранение, транспортировка, сбыт украденных или потерянных карт с целью неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств будут составлять объективную сторону преступления по статье 187 УК РФ.

Еще один интересный ответ со стороны официального представителя правительства прозвучал на вопрос депутата И. К. Сухарева: «В законопроекте предлагается использовать понятие «электронные средства», при этом в Федеральном законе «О национальной платежной системе» используется термин «электронные средства платежа». Вот хотелось бы понять, в чем различие и почему вы в своем законопроекте используете именно это понятие». И. Н. Зубов ответил следующим образом: «Да, действительно, в федеральном законе понятие сформулировано вот таким образом. Мы используем терминологию, сформулированную экспертами, в том числе банковскими специалистами, поэтому мы полагаем, что она соответствует, так сказать, реальному наполнению, тому, что есть в Федеральном законе». Как было показано выше, используемая терминология как раз не соответствует тому, что есть в ФЗ-161.

Новая редакция статьи 187 УК РФ предполагает уголовную ответственность за изготовление, приобретение, хранение, транспортировку в целях использования или сбыта и сбыт. При этом она не предусматривает ответственности за собственно использование поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты, а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств.

История с запятой
История принятия законопроекта № 537952-6 «О внесении изменений в статью 187 Уголовного кодекса Российской Федерации» напоминала известное крылатое выражение «казнить нельзя помиловать». Ситуация была связана с наличием или отсутствием запятой между словами «выдачи перевода» («…предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи перевода денежных средств,-»).

В тексте зарегистрированного законопроекта запятая между указанными словами отсутствовала, а в пояснительной записке к законопроекту – была. В тестах законопроекта к первому, второму и третьему чтению запятая также отсутствовала. Именно в таком виде – «…предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи перевода денежных средств,-» – законопроект и был принят Государственной думой.

Указанная запятая значительно меняет смысл диспозиции части первой статьи 187 УК РФ. Если запятая отсутствует, то предметы преступления предназначены для неправомерного осуществления приема, выдачи перевода денежных средств. Получается, что уголовная ответственность не предусмотрена для неправомерного осуществления только выдачи (например, для получения наличных денежных средств в банкомате с использованием поддельной платежной карты) или только перевода денежных средств.

При прохождении законопроекта в Совете Федерации РФ в заключении Правового управления Аппарата Совета Федерации было отмечено: «Обращаем внимание, что диспозиция части первой статьи 187 УК РФ содержит указание на расчетную операцию «приема, выдачи перевода денежных средств». На наш взгляд, указанная формулировка содержит неточность. По нашему мнению, речь должна идти об операциях приема, выдачи, перевода денежных средств». В результате в законопроект, принятый Государственной думой, было внесено изменение (между словами «выдачи» «перевода» поставлена запятая), и в таком виде его подписал Президент Российской Федерации.

Такой порядок принятия законов не предусмотрен Конституцией РФ. В связи с чем автором настоящей статьи через электронную приемную был направлен вопрос Президенту РФ, на который был получен ответ № А26-01-67613691 от 01.07.2015 за подписью консультанта департамента письменных обращений граждан и организаций Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций Администрации Президента Российской Федерации С. Мясоедова:

«Относительно якобы допущенного нарушения Конституции Российской Федерации при принятии Федерального закона от 8 июня 2015 г. № 15Э-ФЗ5 «О внесении изменений в статью 187 Уголовного кодекса Российской Федерации», сообщаем следующее.

На этапе подготовки названного Федерального закона к рассмотрению Советом Федерации в диспозиции части первой статьи 187 Уголовного кодекса Российской Федерации между словами «выдачи» и «перевода» была вставлена запятая, что отвечало точному смыслу законопроекта, внесенного в Государственную Думу Правительством Российской Федерации и принятого в первом чтении.

Таким образом, в текст Федерального закона до его одобрения Советом Федерации и подписания Президентом Российской Федерации было внесено исправление, имеющее исключительно редакционный характер, что не является нарушением Конституции Российской Федерации».

Постановление СФ ФС РФ от 30.01.2002 № 33-СФ «О Регламенте Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации» не предусматривает внесение каких-либо правок, в том числе редакционных, в принятые Государственной думой и рассматриваемые Советом Федерации законы.

Согласно статье 107 Постановления СФ ФС РФ от 30.01.2002 № 33-СФ по результатам обсуждения принятого Государственной думой Федерального закона Совет Федерации принимает одно из следующих решений: а) одобрить принятый Государственной Думой федеральный закон; б) отклонить принятый Государственной Думой федеральный закон. Что и было отражено в Постановлении Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации № 206-СФ от 3 июня 2015 года. В соответствии с частью 4 статьи 105 Конституции РФ Совет Федерации постановил одобрить Федеральный закон «О внесении изменений в статью 187 УК РФ». О необходимости внесения редакционных правок не указано. Более того, в Заключении Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству по Федеральному закону «О внесении изменений в статью 187 Уголовного кодекса Российской Федерации», принятому Государственной Думой 19 мая 2015 года, № 3.1-05/2031 от 2 июня 2015 г., рекомендуется Совету Федерации одобрить указанный закон в редакции без запятой («…выдачи перевода денежных средств»).

В соответствии с чч.6 и 7 ст. 121 Постановления ГД ФС РФ от 22.01.1998 №2134-II ГД «О Регламенте Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» лингвистическая экспертиза законопроектов осуществляется Правовым управлением Аппарата Государственной Думы. Редакционная правка законопроекта может осуществляться только на основании статьи 124 Постановления ГД ФС РФ от 22.01.1998 № 2134-II ГД. Так как в соответствии с частью 2 статьи 125 уже при рассмотрении законопроекта в третьем чтении не допускается внесение в него поправок.

Указанное исправление – вставка запятой между словами «выдачи» и «перевода» – рассматривалось Государственной думой при рассмотрении законопроекта № 537952-6 во втором чтении. В частности, поправка № 10 депутата ГД В. В. Климова содержала предложение изложить часть 1 статьи 187 УК РФ в следующей редакции:

«1. Изготовление и/или транспортировка, и/или хранение, и/или сбыт, и/или использование поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты (за исключением случаев, предусмотренных статьей 186 настоящего Кодекса), а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств, -;»

Запятая между словами «выдачи» и «перевода» присутствует. Но данная поправка была принята в редакции поправки № 9:

«1. Изготовление, приобретение, хранение, транспортировка в целях использования или сбыта, а равно сбыт поддельных платежных карт, распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств оплаты (за исключением случаев, предусмотренных статьей 186 настоящего Кодекса), а также электронных средств, электронных носителей информации, технических устройств, компьютерных программ, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи перевода денежных средств, -»;

Запятая между словами «выдачи» и «перевода» отсутствует.

Через электронную приемную автор данной публикации обратился в Совет Федерации с просьбой сообщить, кто (какой орган) внес изменение в данный Федеральный закон, на которую был получен ответ 3.1-41/3106 от 29.09.2015 за подписью Руководителя аппарата Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству П. А. Кучеренко:

«Конституция Российской Федерации не предусматривает право Совета Федерации на внесение изменений в федеральные законы, принятые Государственной Думой.

Сообщаем Вам, что Советом Федерации был одобрен текст Федерального закона от 8 июня 2015 года № 153 ФЗ «О внесении изменений в статью 187 Уголовного кодекса Российской Федерации», направленный Государственной Думой в установленном порядке»

Получается, что Совет Федерации опровергает утверждение Управления Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций Администрации Президента Российской Федерации о внесении исправления в рассматриваемый закон. Получается, что кто-то внес изменения в принятый Государственной думой закон, не имея на это никаких законных оснований, данный факт ни в каком документе не отражен, а Администрация Президента считает, что это соответствует Конституции России.

Позитивные моменты
Несмотря на перечисленные недостатки, новая норма закона имеет определенные положительные свойства, которые усиливают уголовную ответственность в сфере платежных технологий и позволяют правоохранительным органам эффективнее бороться с преступностью.

Если рассматривать поддельные платежные карты, то ранее существовали определенные пробелы в законодательстве, которые позволяли избежать уголовного наказания либо получить небольшое наказание, не связанное с лишением свободы.

Не являлось уголовным преступлением:
• Изготовление с целью сбыта и сбыт поддельных предоплаченных платежных (в том числе банковских) карт.
• Изготовление поддельных банковских расчетных либо кредитных карт для использования в целях совершения неквалифицированного мошенничества с использованием платежных карт, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину, с использованием своего служебного положения, в крупном размере.
• Изготовление поддельных банковских расчетных либо кредитных карт для использования в целях совершения неквалифицированной кражи, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину.

В связи с отсутствием информации от иностранных банков невозможно квалифицировать как преступное действие изготовление поддельных банковских расчетных либо кредитных карт иностранных банков-эмитентов в целях хищения чужих денежных средств, в крупном (кража) или особо крупном размере (кража, мошенничества с использованием платежных карт).

В случае предъявления поддельной карты для оплаты в торгово-сервисном предприятии данные действия можно было квалифицировать только как покушение на мошенничество с использованием платежных карт. Срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление (статья 66 УК РФ). Максимальное наказание по части первой статьи 159.3 – арест на срок до четырех месяцев. Приготовление к указанному виду преступления не подлежит уголовной ответственности, так как уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям (статья 30 УК РФ).

После внесения изменений в статью 187 УК РФ ситуация значительно изменилась. Наказание за использование поддельных платежных карт данная статья не предусматривает. Но в случае предъявления такой карты в магазине можно будет вменить изготовление либо приобретение поддельной карты, ее хранение и транспортировку (до магазина) в целях использования (предъявление для оплаты). Состав преступления формальный (не требует наступления общественно опасных последствий) и будет окончен еще до предъявления карты, хотя именно предъявление карты к оплате объективно доказывает цель использования. При этом максимальное наказание составляет до 6 лет лишения свободы. Преступление является тяжким, и даже за приготовление к нему предусмотрена уголовная ответственность (не более половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление – статья 66 УК РФ). Аналогичная ситуация складывается и с «белым пластиком», используемым для снятия наличных денежных средств в банкоматах. Сам факт хранения «белого пластика» с целью его использования для снятия наличных будет являться оконченным составом преступления по статье 187 УК РФ.


Хранение «белого пластика» с целью его использования для снятия наличных – окончательный состав преступления


Как уже было указано, если диспозиция части первой статьи 187 УК РФ не предполагает признак поддельности для электронных носителей информации, в том числе платежных карт, в случае неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств также наступает уголовная ответственность.

В последнее время получили распространение атаки на банкоматы, связанные с установкой на них вредоносного программного обеспечения либо специальных технических устройств (blackbox), которые позволяют злоумышленникам отдать команду на неавторизованную выдачу наличных денежных средств (прямой диспенс). Изготовление, приобретение, хранение, транспортировка таких компьютерных программ либо специальных технических устройств в целях использования (но не само по себе использование), сбыта или сбыт будут также составлять объективную сторону преступления по статье 187 УК РФ. Как уже было указано ранее, данная редакция статьи 187 УК РФ не предусматривает уголовной ответственности за скимминг. Но цель скимминга – неправомерное получение критичных аутентификационных данных с целью изготовления поддельных платежных карт. Данные действия могут быть квалифицированы как приготовление к преступлению по статье 187 УК РФ, но необходимо обратить внимание, что в этом случае цель изготовления поддельных карт необходимо будет доказать. Рассмотрим еще одну составляющую объективной стороны преступления, которую можно выделить из диспозиции части первой статьи 187 УК РФ. «Изготовление … в целях использования или сбыта, а равно сбыт поддельных … распоряжений о переводе денежных средств, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств.»

Начнем с определения: «Подделка (юрид.) документов, см. Подлог.

Подлог: лож извращение и сокрытие истины в формально правильном правительственном или частном акте (например, совершение акта задним числом, составление акта от вымышленного лица и т.д.)».

Подделка документов – в уголовном праве родовое понятие, обозначающее изготовление подложных документов путем полной фальсификации документа или фальсификации отдельных его элементов. Иногда подделку документов обозначают термином «подлог».

«Подлог – материализованное (овеществленное) искажение истины, т.е. не соответствующие действительности сведения, выраженные в объективной форме на определенных носителях информации».

«Фальсификация (лат. – подделывать) – 1) подделывание чего-либо; искажение, подмена чего-либо подлинного ложным, мнимым».

На основании изложенного можно сделать вывод, что поддельным распоряжением о переводе денежных средств может быть подлинное распоряжение, в которое были внесены несанкционированные изменения. А также поддельным распоряжением о переводе денежных средств может быть и формально подлинное распоряжение, но изготовленное несанкционированно, то есть без волеизъявления правомочного лица (держателя карты, клиента банка, уполномоченного представителя юридического или физического лица и др.). В последнем случае речь идет об интеллектуальном подлоге.

Приведем примеры изготовления поддельных распоряжений о переводе денежных средств.

Выше уже упоминалось определение:
«электронное средство платежа – средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств» (161-ФЗ).

Следовательно, с использованием электронных носителей информации, в качестве которых применяются платежные карты, можно составить, удостоверить (изготовление) и передать (использование) распоряжение о переводе денежных средств.

«3.1. При совершении операции с использованием платежной карты составляются документы на бумажном носителе и (или) в электронной форме (далее – документ по операциям с использованием платежной карты). Документ по операциям с использованием платежной карты является основанием для осуществления расчетов по указанным операциям и (или) служит подтверждением их совершения». (Положение 266-П ЦБ РФ).


Ситуация может побудить некоторые банки срочно внести изменения в свои внутренние документы и договоры с ТСП


Если в данном случае будет использована поддельная, утраченная карта либо неправомерно использованы реквизиты платежной карты (интернет-операция), то такое распоряжение будет являться поддельным (интеллектуальный подлог). Так как распоряжение изготовлено без ведома держателя карты, то перевод денежных средств будет неправомерным. Получаем объективную сторону преступления, предусмотренного частью 1 статьи 187 УК РФ.

В последнее время большое распространение получила криминальная деятельность по взлому и несанкционированным операциям в системах интернет- и мобильного банка. Так как в указанных системах также формируются (изготавливаются) и направляются в банки для исполнения (используются) распоряжения о переводе денежных средств (на основании которых денежные средства списываются со счетов клиентов) и такие операции являются несанкционированными клиентами (неправомерными), то и в данном случае будет иметь место объективная сторона статьи 187 УК РФ. При этом сумма похищенного, а также успешность перевода на квалификацию не влияют, преступление будет окончено на момент направления в банк такого распоряжения.

Отграничение преступных деяний, заключающихся в изготовлении в целях использования поддельных распоряжений о переводе денежных средств, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств12, от кражи и мошенничества происходит по объекту преступления и моменту окончания преступления. Изготовление поддельных распоряжений совершается в сфере экономической деятельности и отличается от объекта, предусмотренного статьями 158, 159.3 и 159.6 УК РФ – общественных отношений к собственности. Конечная цель изготовления и использования поддельных распоряжений – хищение денежных средств. Однако общественная опасность данного действия (момент окончания преступления) наступает гораздо раньше собственно хищения и на первоначальном этапе направлена на другой объект общественных отношений – легитимность безналичных расчетов.

Пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г.

№ 51 указывает, что «Как мошенничество квалифицируется безвозмездное обращение лицом в свою пользу или в пользу других лиц денежных средств, находящихся на счетах в банках, … В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца, либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного». При этом ч. 2 ст. 152 УПК РФ говорит: «Если преступление было начато в одном месте, а окончено в другом месте, то уголовное дело расследуется по месту окончания преступления». Следствием этого является следующая ситуация: если из банка похищено 6 млн рублей путем перечисления частями по 1 млн рублей в другие различные банки, то вместо возбуждения уголовного дела по части 4 статьи 159.6 УК РФ (компьютерное мошенничество) максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет необходимо возбудить шесть уголовных дел (по месту расположения банков, в которые перечислены денежные средства), при этом по части 1 статьи 159.6 УК РФ максимальное наказание всего 4 месяца ареста.

В связи с изменением статьи 187 УК РФ действия по изготовлению поддельных распоряжений будут окончены с момента направления таких распоряжений в банк и местом окончания преступления АРМ (автоматизированное рабочее место) клиента, максимальное наказание – 6 лет лишения свободы. Хищение денежных средств, которое было осуществлено в результате использования (направления в банк) поддельных распоряжений, необходимо дополнительно квалифицировать по совокупности преступлений (статья 17 УК РФ).

Криминализация «склеек»
В последнее время на рынке банкоматов были отмечены случаи атак на терминалы (банкоматы) с функцией приема наличных денежных средств (cash-in). Цель данных атак внести неплатежеспособные купюры в банкомат как платежеспособные, с последующим выводом данных денежных средств. Можно предположить, что подобные атаки, направленные на изготовление поддельных машиночитаемых банкнот, будут только усиливаться. Связано это с особенностью уголовного законодательства России. Дело в том, что изготовление таких банкнот не влечет уголовной ответственности по статье 186 УК РФ «Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг», предусматривающей по части первой лишение свободы на срок до восьми лет. Так как такие банкноты не являются поддельными денежными средствами (они хорошо отличаются от подлинных купюр, так как воспроизводятся именно машиночитаемые элементы, могут быть, например черно-белого изображения, с надписью «не является платежным средством»). Поэтому их изготовление, хранение, перевозка и сбыт совершенно безопасны для криминалитета. Даже внесение таких банкнот в банкомат не образует оконченного состава преступления. Действия можно квалифицировать только как приготовление к краже. Но уголовная ответственность предусмотрена Уголовным кодексом РФ только за приготовления к тяжким и особо тяжким преступлениям. На практике это означает, что при внесении неплатежеспособных машиночитаемых купюр на сумму менее 250 тысяч рублей уголовная ответственность не наступает до момента получения внесенной денежной суммы. Снятие же денег может осуществляться за пределами России. С другой стороны, для определения подлинности банкнот сканер банкомата проверяет их на машиночитаемые признаки: в видимом спектре, инфракрасном, ультрафиолетовом, магнитном. При современном уровне технике те элементы защиты, которые считывают сканеры банкомата, можно считать аналогичными сканирующими устройствами и передать на соответствующие принтеры. Изготовленная банкнота будет определяться банкоматом как подлинная. Другой способ атаки на cash-in – это использование так называемых склеек, или склеенных купюр. Мошенники разрезают купюры и склеивают из фрагментов тонким матовым скотчем либо большее количество купюр, либо используют части купюр меньшего номинала, получая несколько купюр большего номинала. При этом данные банкноты принимаются банкоматами и платежными терминалами для зачисления на счет и в качестве платежей как платежеспособные банкноты Банка РФ.


Окончательные решения по применению статьи 187 УК РФ может сделать только судебная практика


Внесение изменения в статью 187УК РФ может привести к привлечению к уголовной ответственности за данные действия. Так как вышеперечисленные деяния будут попадать под изготовление, приобретение, хранение, транспортировка в целях использования или сбыта, а равно сбыт поддельных документов, предназначенных для неправомерного осуществления приема, выдачи, перевода денежных средств.

Еще одним последствием введения в статью 187 УК РФ такого предмета преступления, как поддельные документы, может стать наступление уголовной ответственности за неправомерные действия с поддельными банковскими гарантиями. Данный вид криминальной деятельности довольно распространен в настоящий момент. Уголовная ответственность при этом наступала по статье 327 УК РФ – Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков. Максимальное наказание по части первой составляет лишение свободы на срок до двух лет (преступление небольшой тяжести). Часть первая статьи 187 УК РФ предусматривает до шести лет лишения свободы, то есть преступление является тяжким.

Внесение изменений в статью 187УКРФ может побудить некоторые банки в срочном порядке внести изменения в свои внутренние документы и договоры с торгово-сервисными предприятиями. Дело в том, что стандартным условием таких договоров является обязанность работника ТСП при выявлении поддельной карты изъять ее и передать сотруднику банка. Что обусловлено требованиями международных платежных систем. Например, «Правила платежной системы Виза по осуществлению операций на территории Российской Федерации» содержат раздел «Требования к возврату изъятых платежных карт», в котором указано: «Требования и процедуры изъятия платежных карт изложены в Операционных правилах платежной системы Visa International. ID#: 010113-010113-000262R». В связи с изменившимся уголовным законода- тельством сотрудникам торговли и банка могут быть инкриминированы действия по хранению и транспортировке поддельных платежных карт. Поэтому в случае изъятия поддельных платежных карт сотрудниками торговых предприятий такие карты должны передаваться не в банки, а в правоохранительные органы.

В заключение хотелось бы отметить, что в связи с неоднозначностью и противоречивостью диспозиции части первой новой редакции статьи 187 УК РФ многие теоретические выводы и заключения автора настоящей статьи могут оказаться неверными. Окончательные решения по применению данной статьи сделает судебная практика. К сожалению, достигается это, в том числе, путем проб и ошибок, зачастую связанных с человеческими судьбами.

Читайте в этом номере: