Мобильное приложение журнала
Google Play Apple Store
курс цб на 21.10: USD 63.9542 EUR 71.1299
криптовалют: BTC 8233.3$ ETH 175.55$
lupa
932 просмотра

Комиссии за снятие наличных в РФ: перспективы новой схемы глазами экспертов

Комиссии за снятие наличных в РФ: перспективы новой схемы глазами экспертов

Как хорошо известно участникам рынка, с 22 февраля 2017 года международная платежная система Visa разрешила банкам-эквайрерам взимать комиссию за снятие наличных. Это событие получило самый широкий резонанс в банковском секторе и СМИ. Так, глава Сбербанка Герман Греф уже заявил, что крупнейший коммерческий банк РФ намерен воспользоваться данным разрешением, введя плату за снятие наличных в своих банкоматах для сторонних клиентов. В свою очередь, в пресс-службе Группы ВТБ журналу «ПЛАС» сообщили, что не планируют взимать дополнительную комиссию при снятии наличных. Для того чтобы получить как можно более объективный ответ на вопрос, какие перемены на рынке в действительности могут последовать за решением Visa, и насколько готовы к ним участники рынка, мы предложили поделиться своим мнением внешних экспертов. Как вы сможете убедиться, их оценки оказались весьма разнообразны.
Александр Дынин, директор Департамента платежных сервисов и систем банка «Открытие»
Александр Дынин,
директор Департамента платежных сервисов и систем банка «Открытие»

«Как известно, все новое – это основательно забытое старое. Начнем с того, что предлагаемая Visa новая комиссия не что иное, как обычный surcharge – дополнительный сбор, взимаемый с держателя платежной карты за проведенную транзакцию в ряде западных стран. Surcharge взимается за каждую транзакцию по снятию наличных в банкоматах, принадлежащих стороннему банку (то есть банку, не являющемуся эмитентом используемой карты) или независимой компании – оператору рынка банкоматных услуг. Практика взимания дополнительного сбора за получение наличных в банкоматах традиционно применяется банками и независимыми операторами на территории США и Великобритании (хотя и в этих странах правомерность и целесообразность ее использования до сих пор дебатируется). В последние годы surcharge за снятие наличных в банкоматах сторонних банков находит свое применение и в других странах мира.

На пути к законодательно закрепленной возможности для новой ниши небанковских АТМ

В последние дни общественность бурно обсуждает изменения в правилах платежной системы Visa, которая ввела опциональную возможность для банков-эквайреров устанавливать собственную комиссию за обслуживание карт сторонних эмитентов и в России.

Напомню, что до настоящего момента правилами всех платежных систем на территории РФ такие комиссии запрещены. Тарифицировать операции снятия в сторонней сети может только сам эмитент карты, он же и перечисляет плату за транзакцию через платежную систему в пользу банка-эквайрера.

Действительно, новые правила Visa делают возможным для каждого своего участника выбор схемы, при которой комиссия состоит из двух частей: одна взимается с банка-эмитента, а вторая – непосредственно с держателя карты.

Такой вид комиссии широко развит в мире, в частности, в США в значительной степени именно благодаря ей сформирован целый сегмент рынка – банкоматы, принадлежащие торгово-сервисным предприятиям и другим структурам – представителям целого класса компаний, относящимся к ISO или ISP (independent service operator, independent service provider). В платежной индустрии данный термин употребляется в отношении компаний – владельцев банкоматных сетей, предоставляющих услуги по выдаче наличных держателям карт и взимающих с них дополнительные комиссии – тот самый surcharge.

Однако перспективы применения схемы surcharge в России весьма туманны, несмотря на уже озвученные на сегодняшний день позиции ряда крупных участников рынка.

В первую очередь невозможность практического использования новой схемы продиктована правилами платежных систем. Так, Visa указывает, что банк вправе перейти на новый вид комиссии только с условием одновременного применения ее к операциям по картам всех обслуживаемых платежных систем. В то же время остальные представленные в России системы, включая национальную ПС «Мир», прямо запрещают такую комиссию.

Во-вторых, механизм применения новой схемы в нынешнем виде абсолютно негибок – он не оставляет эквайреру возможности точечного применения.

В РФ согласно действующему законодательству банкоматный бизнес является исключительной прерогативой банков
В РФ согласно действующему законодательству банкоматный
бизнес является исключительной прерогативой банков

В-третьих, есть серьезные вопросы к экономической обоснованности ее применения.

Извлечению дополнительного дохода такая мера, с учетом средних по рынку величин операций снятия наличных в банкоматах, явно не послужит. Вероятно, ее имеет смысл применять только в качестве заградительной меры для «чужих» карт, но это довольно странный шаг, по крайней мере на спокойном рынке без экстремально высокого спроса на наличные.

И наконец, в-четвертых, нельзя забывать о том, что в РФ согласно действующему законодательству структуры, не имеющие банковской лицензии, не могут владеть банкоматами – иными словами, банкоматный бизнес является исключительной прерогативой банков. Стало быть, способствовать, как в США, возникновению нового сегмента в виде банкоматов ТСП новая схема также не сможет.

В то же время интересно будет наблюдать за развитием ситуации. Вполне возможно, что рано или поздно мы увидим более гибкую тарифную политику платежных систем, а вместе с ней – и законодательно закрепленную возможность для новой ниши небанковских АТМ».


Игорь Зотиков, независимый эксперт
Игорь Зотиков,
независимый эксперт

«Банки – владельцы крупных банкоматных сетей – не слишком любят афишировать тот факт, что содержание этих самых банкоматных сетей является для них, как правило, убыточным. Если рассматривать проблему с этой точки зрения, то, разрешив таким банкам-эквайрерам взимать дополнительную комиссию за снятие наличных, Visa предоставила им дополнительные возможности для повышения экономической целесообразности содержания и развития банкоматных сетей. В связи с этим, кстати, стоит ожидать подобного разрешения и со стороны MasterCard, что уже обсуждается участниками рынка.

Независимые операторы банкоматных сетей в РФ? Идея витает в воздухе

Будут ли (и если да, то каким образом) пользоваться банки правом установления дополнительной комиссии за снятие наличных, и к чему это приведет – пока вопрос для сугубо теоретического обсуждения. Поскольку в полном соответствии с постулатом, что практика – критерий истины, сколько-нибудь практически значимые выводы можно будет сделать только после того, как такие комиссии действительно будут введены рядом банков, а также наработается определенная статистика. Сейчас можно лишь констатировать, что такая возможность у банков появилась, а пользоваться ею или нет – остается на усмотрение самого банка. Имеющиеся же противоречия, например, в правилах МПС, думается, со временем будут устранены.

Нельзя также не отметить, что изменения в правилах платежной системы Visa могут стать предвестниками куда более значительных перемен. Сама возможность взимания surcharge – дополнительного сбора с держателя карты за снятие наличных, гипотетически позволяет появиться на банкоматном рынке РФ таким новым для него участникам, как торговые ритейлеры и независимые операторы банкоматных сетей. Ведь именно surcharge обеспечивает им основную часть дохода в тех странах, где такая схема уже работает. Сегодня в России владеть банкоматами разрешается только банкам, однако сама идея витает в воздухе, поэтому нельзя исключать возможности соответствующих изменений в законодательстве. Ведь именно сегодня, когда банки оптимизируют свои банкоматные сети, заметно сокращая число установленных устройств, появление у тех же ТСП возможности устанавливать «альтернативные» банкоматы позволило бы существенно повысить доступность банковских сервисов для населения. И мегарегулятор не может этого не учитывать, что заметно повышает шансы изменения законодательства в данном вопросе».


Елена Биндусова, директор Департамента платежных систем СМП Банка
Елена Биндусова,
директор Департамента платежных систем СМП Банка

«Согласна с уже озвученным моими коллегами в ходе дискуссии на портале PLUSworld.ru мнением о том, что вводимое изменение могло бы послужить образованию в РФ нового сектора рынка, который уже достаточно давно существует за рубежом. Однако я считаю, что российский рынок пока еще не готов к масштабному вхождению независимых операторов банкоматных сетей. К нам в СМП Банк уже неоднократно обращались партнеры, планирующие внедрить данное направление бизнеса, но на текущий момент законодательная база этого не предусматривает. Кроме того, в вопросах безопасности как платежей, так и карточных данных, которые могут быть похищены при совершении операций, банки являются признанными экспертами, прилагая значительные усилия в борьбе с мошенничеством, как минимум, потому что имеют соответствующие обязательства как перед платежными системами, так и перед ЦБ РФ. Как известно, к настоящему моменту многие банки заключили соглашение об объединении банкоматных сетей (Bilateral). В этой части банки вряд ли будут менять условия соглашений. Стоит отметить, что введение комиссии «на руку» владельцу самой крупной банкоматной сети в России – Сбербанку, т. к. в этом случае именно у него появляется дополнительный инструмент по привлечению и удержанию клиентов.

Однако нельзя забывать, что возможность взимания дополнительной комиссии может быть использована только в случае введения таковой всеми платежными системами. Это разумно, ведь в противном случае Visa, позволив в одностороннем порядке взимать дополнительную комиссию, ухудшит свои эмиссионные конкурентные возможности.

Тот факт, что НСПК уже заявила об отсутствии намерений введения подобной комиссии, внушает уверенность в том, что у банков не возникнет необходимости в принципиальных изменениях тарифной и продуктовой стратегии».


Роман Прохоров, директор Департамента платежных сервисов и систем банка «Открытие»
Роман Прохоров, председатель правления Ассоциации «Финансовые инновации»

председатель правления Ассоциации «Финансовые инновации»

«Перспективы, которые мы отмечаем в случае принятия участниками рынка данных изменений.

Что получат клиенты?

Клиенты – держатели платежных карт, получат следующие преференции.

Во-первых, это снижение стоимости операций по снятию наличных в банкоматах. Не секрет, что отдельные крупные банки—эмитенты вводят фактически «заградительную» комиссию за снятие наличных в банкоматах чужой сети. В результате клиент, снимая наличные в банкомате «не своего» банка, ограничивается средней суммой снимаемых средств в 6000 рублей и платит в среднем 100 рублей за каждую операцию. Эти ограничения вводят банки-эмитенты платежных карт, потому что справедливо считают, что комиссия 0,45%, которую они должны будут заплатить банку-эквайреру за обслуживание своего клиента, слишком велика. При этом банк-эквайрер действует в рамках правил платежных систем, довольствуется комиссией 0,45% и никак не ограничивает клиента, пришедшего в его банкомат для снятия наличных. При предложенном Visa изменении правил платежной системы операции по снятию наличных становятся прозрачными – клиент всегда будет знать размер комиссии и понимать, кому, сколько и за что он платит. В этом случае стоимость снятия наличных в банкомате становится конкурентным фактором и в результате будет стремиться к снижению.

Клиент сам сможет выбирать, в каком банкомате ему снять наличные – и не по корпоративному цвету банкомата, а по сумме своих реальных затрат.

Во-вторых, клиенты получат расширение доступной для обслуживания банкоматной сети. Конечно, на первом этапе  банкоматов больше не станет, но сама услуга по снятию наличных окажется доступнее, поскольку исчезнут скрытые ограничения на снятие наличных, накладываемые банком-эмитентом.

Комиссии за снятие наличных выгодны всем

Что получат эмитенты?

В свою очередь, банки-эмитенты получат фиксированный рыночный тариф за обслуживание карт собственной эмиссии в чужой инфраструктуре. При принятии предлагаемых Visa изменений эмитентам не нужно будет «обегать»  банки с большой сетью банкоматов и заключать с ними билатеральные соглашения. Все банки смогут жить в одинаковых условиях доступности сторонней инфраструктуры, что стимулирует как карточную эмиссию, так и конкуренцию между карточными продуктами различных банков на благо клиентов.

Если же посмотреть, насколько справедлива предложенная комиссия, выплачиваемая банком-эмитентом карты банку-эквайреру, то мы увидим следующее.

Во-первых, она сопоставима со ставками, применяемыми при заключении билатеральных соглашений, которые сейчас варьируются от 0,3% до 0,4%. Т. е. фактически Visa предложила всем участникам рынка «подписать многостороннее билатеральное соглашение».

Во-вторых, внутренняя стоимость наличного обслуживания собственной эмиссии в  собственной сети банкоматов составляет для них от 0,18% до 0,28% (цифры средние по рынку и могут в конкретных случаях отличаться в зависимости от условий). Поэтому предложенный  тариф – 0,25% – мы считаем справедливым и соответствующим рыночным условиям.

Что получат эквайреры?

Банки-эквайреры смогут регулировать окупаемость вложений в инфраструктуру не за счет подбора локаций, перевозя банкоматы с места на место, а за счет стоимости выдачи наличных в данной точке установки банкомата. Нужно наконец честно сказать, что стоимость содержания и наличного обслуживания банкомата в центре Москвы значительно ниже, чем в деревне Рыбино (50 километров от ближайшего районного центра), и поэтому сейчас в Рыбино банкомата нет. А при предложенном изменении правил банкомат там может появиться, потому что банк-эквайрер сможет управлять стоимостью услуги по выдаче наличных в конкретной локации. Сети банкоматов смогут равномерно перераспределиться по стране, потому что для банков, инвестирующих в инфраструктуру, эффективность размещения банкоматов в разных локациях будет одинакова. В результате, например, должны исчезнуть ряды банкоматов различных банков на входах в торговые центры.

При этом не нужно бояться, что тариф для клиента за снятие наличных будет высоким: он не будет больше, чем размер оплачиваемой в настоящее время клиентом скрытой комиссии банка-эмитента. И не следует забывать про опыт билатеральных соглашений, а в них размер тарифа, выплачиваемого банком-эмитентом банку-эквайреру, стремится к предложенному Visа, и никаких дополнительных комиссий, взимаемых с клиента, просто нет.

Начнут работать независимые операторы?

При изменении правил платежных систем в России смогут наконец начать работать  агенты – независимые от банков финансовые посредники, инвестирующие и управляющие собственной инфраструктурой обслуживания платежных карт и выступающие ее операторами. IAD (Independent ATM Deplorer) широко распространены за рубежом – в странах Азии и США (где более 50% банкоматов принадлежат независимым операторам или торговым сетям, а не банкам).

В России развитие агентских сетей останавливало ограничение на уровне международных платежных систем, занимающих пока основную долю карточной эмиссии в России. При принятии изменений появление подобных агентских сетей будет массовым и может увеличить количество банкоматов в России в 2–3 раза, обеспечив доступность услуг в любых удаленных регионах. Выход на рынок независимых сетей банкоматов позволит банкам сосредоточиться на банковских продуктах, а не на инфраструктуре.

Что получат платежные системы и регуляторы?

Платежные системы смогут ожидать роста активных операций и увеличения клиентской базы, простимулированного развитием инфраструктуры и увеличением количества точек обслуживания платежных карт. Банк России и другие регулирующие органы получат прозрачную схему, в которой  для наличных услуг определяется единственный выгодоприобретатель – банк-эквайрер, предоставляющий услугу выдачи наличных.

Таким образом,  предложение компании Visa по изменению правил несет плюсы для всех участников платежного рынка».

Предложенное платежной системой Visa изменение правил, согласно которому банки-эквайреры могут получить возможность взимать комиссию за снятие наличных, окажет значимое положительное влияние на развитие банкоматной инфраструктуры обслуживания платежных карт, которая в последние годы сокращается.


Артем Касабов, вице-президент, Департамент развития розничных продаж МОСКОВСКОГО КРЕДИТНОГО БАНКА
Артем Касабов,
вице-президент, Департамент развития розничных продаж МОСКОВСКОГО КРЕДИТНОГО БАНКА

«Несколько дней назад внимание СМИ и банковского сообщества привлекло неожиданное заявление одной из крупнейших международных платежных систем. Visa разрешила банкам-эквайрерам взимать комиссию за снятие наличных в их банкоматах. Некоторые участники банковского рынка уже отреагировали на эту новость, заявив, что планируют воспользоваться этой возможностью. Или по крайней мере готовы ее рассмотреть.

На первый взгляд, ничего особенного: бизнес есть бизнес. И конечно, когда управляешь крупным банком, рано или поздно задумываешься, как компенсировать издержки на содержание огромной и дорогостоящей инфраструктуры для клиентов, как успевать завозить наличные в банкоматы и увеличивать рентабельность каждого отделения и устройства. И очевидно, что экономическую целесообразность от введения такой комиссии оценят только такие игроки – банки с широкой региональной сетью офисов и банкоматов. Другое дело, что такие «гиганты» и так не нуждаются в дополнительных мерах поддержки, поскольку занимают более чем половину рынка банковских услуг. Ограничить такое нововведение могут НСПК и соответствующие законодательные меры. Конечно, будет сложно запретить крупным банкам вводить такие комиссии в своих сетях. Однако есть очень действенные рычаги, в части эмиссии, например, которые заставят альтернативные негосударственные платежные системы отказаться от штрафных санкций, отзеркалить подобные тарифные маневры, лишь бы сохранить устойчивую долю в банке-партнере, а значит, и на российском рынке в целом.

От предложенных Visa комиссий пострадают клиенты

К чему приведет введение такой комиссии? Безусловно, к дополнительной нагрузке на клиентов и как следствие – к их оттоку в сторону банков с развитыми банкоматными сетями. Банки-эмитенты, не обладающие широкой сетью своих устройств, будут искать способы предотвратить отток: пересматривать комиссии за снятие, договариваться о партнерских объединениях с  другими банкоматными сетями. Конечно, дальновидные игроки подумали об этом заранее. Однако пока будет найдена точка равновесия, часть клиентов и часть дохода будут утрачены. А главное – пострадают клиенты, которых, по сути, принуждают держать на руках карту конкретного банка, чтобы не платить комиссии за снятие. Получается, да, бизнес, но уж слишком «в одни ворота».

Предположу также, что в результате развития такого подхода мы не увидим в будущем и новых операторов-провайдеров с банковской лицензией, стремящихся заработать на предоставлении клиентам хорошего сервиса за комиссию при снятии наличных. Зато увидим увеличение комиссионного дохода банков с уже имеющейся широкой сетью банкоматов, которые считают, что сейчас на них «паразитируют» менее крупные розничные игроки».


Максим Дарёшин, начальник управления по развитию систем самообслуживания Альфа-Банка
Максим Дарёшин, начальник управления по развитию систем самообслуживания Альфа-Банка

«Появление потенциальной возможности взимать дополнительную комиссию с клиентов чужих банков за снятие наличных в своих устройствах заметно всколыхнуло коллег по цеху, как эквайреров – владельцев банкоматных сетей, так и эмитентов. Многие впервые задались вопросами, где именно снимают наличные их клиенты и/или кто и сколько снимает в своей сети – ответ на них поможет объективнее оценить, чем новая опция им «грозит», и есть ли смысл ее включать или нет. Это упражнение для многих оказалось очень полезным, т. к. стало ясно, что прямых предпосылок к введению таких комиссий нет. Посмотрим на вопрос с разных точек зрения.

С точки зрения эмитента с развитой сетью банкоматной сети (включая партнерскую), введение такой комиссии в собственный АТМ не играет роли, т. к. доля таких операций незначительна (основная нагрузка на устройства самообслуживания – собственные карты и карты банков-партнеров). Полученная комиссия (interchange fee) от МПС покрывает себестоимость такой транзакции, и необходимости в компенсации не возникает. При этом доработки для взимания дополнительной комиссии потребуют больше средств, чем они принесут банку в виде теоретической дополнительной прибыли.

Нишу для независимых операторов займут банки

Теперь рассмотрим две возможные стратегии поведения банка-эквайрера, обладающего банкоматной сетью, причем независимо от объема его собственной эмиссии. Если такой банк хочет получать прибыль от сторонних карт, дополнительная комиссия (surcharge) поможет ему только в том случае, когда такую комиссию «включат» все без исключения банки на рынке. В противном случае клиенты быстро найдут банкоматные сети, где такая комиссия останется «отключенной», причем «отключенной» вполне сознательно. Так в свое время произошло с выдачей валюты после перевода взаиморасчетов по операциям выдачи иностранной валюты в НСПК – многие банки или вообще убрали валюту из своих банкоматов, или ограничили ее выдачу только своими клиентами (us-on-us). И тогда те немногие банки, кто оставил выдачу, получили поток таких клиентов и, видимо, хорошо заработали.

В случае, если банк принимает решение о привлечении сторонних клиентов, он повышает лимиты снятия по чужим картам, обеспечивает рекламу, ставит свои АТМ в местах, ориентированных не только на своих клиентов, а также расширяет партнерскую сеть. А в случае повсеместного введения другими банками дополнительной комиссии за снятие наличных он, конечно же, не только не будет ее «включать» в своих банкоматах, но и постарается как можно шире проинформировать об этом потребителей.

Если же банк хочет полностью сфокусироваться на своих клиентах, ему вовсе необязательно выставлять заградительную комиссию – достаточно уже сейчас установить заградительные лимиты на одну операцию, на дневной оборот по карте.

Банки-эмитенты со скромной банкоматной сетью или совсем без таковой в результате  попадают в ситуацию, когда они просто технически не смогут компенсировать своим клиентам такую комиссию (либо для этого им придется искать какой-либо очень непростой путь). Сейчас, когда комиссии за снятие нет, эмитент в случае использования его клиентом чужого банкомата просто не взимает плату с клиента, а сам платит interchange fee в МПС. Если же банк-эквайрер, помимо interchange fee, получит еще и surhcarge, банку-эмитенту придется потрудиться компенсировать эту комиссию клиенту напрямую.

Но опять же, как указывалось выше, всегда найдутся банки, которые с радостью примут таких клиентов с вывеской «Free оf Charge!», что мы часто видим за рубежом. Также это будет стимулировать банки-эмитенты либо создавать свою собственную сеть ATM, либо идти в крупные сети за прямым двусторонним соглашением о возврате к обычной бескомиссионной схеме, а это также нивелирует ценность surcharge для локальных транзакций.

Много было сказано про независимых операторов АТМ, дескать, новая опция откроет им зеленый свет, и останется только снять законодательные ограничения. Мое личное мнение – все не так однозначно. Например, я с трудом могу представить себе клиента, который придет в банкомат с неизвестным небанковским брендом, вставит карту и получит деньги, или внесет их для пополнения карты/погашения кредит. Другое опасение – фиксированные регулярные затраты на банкомат, для окупаемости которых потребуются очень большие обороты, которых еще нужно будет постараться достичь. В то же время на рынке уже существует несколько узнаваемых солидных банков, кто ориентирует свои банкоматные сети на сервис для клиентов чужих банков и расширяют партнерства, – мне кажется, у них гораздо больше шансов занять нишу, которая теоретически могла бы быть занята при известных условиях независимыми операторами.


Конечный эффект глобальных инициатив МПС сильно зависит от регулирования на местном уровне

Независимый эксперт-практик с опытом реализации масштабных проектов  развития банковской инфраструктуры.

На мой взгляд, инициатива Visa реализуется в правильном направлении и полностью отвечает принципу разделения труда. Операции конверсии между разными формами денег (в данном случае безналичные в наличные) – отдельный вид сервиса, который решает определенную проблему для получателя (нужны наличные) и имеет определенную стоимость для сервис-провайдера (эквайрера).

По общей логике экономических процессов сервис-провайдер должен иметь возможность продавать свой сервис, т. е. получать за его предоставление какое-то вознаграждение. До сих пор эта возможность ограничивалась различными искусственными запретами, прописанными в правилах МПС и в местном законодательстве. Теперь этого ограничения не будет – хотя бы только в правилах одной из МПС. Возможно, когда-то эти запреты имели смысл, например, были нужны, чтобы переложить стоимость развития инфраструктуры на банки и ускорить ее развитие за счет правильно управляемого сетевого эффекта. В настоящий момент такой потребности нет, стало быть, нет смысла и в ограничениях.

В то же время представляется неоднозначным вопрос, что конкретно даст такая возможность участникам и пользователям платежных сервисов. Как минимум, расширятся возможности для банкоматных сервисов как новой формы бизнеса, осуществляемой небанковскими компаниями (при условии, что этому не перестанут препятствовать законодательные ограничения). Можно ожидать снижения стоимости соответствующих сервисов при условии правильного развития рынка, отсутствии избыточных законодательных ограничений и эффективной работы органов антимонопольного регулирования. Вместе с тем нельзя и исключить и роста тарифов, особенно на начальном этапе, пока конкуренция не заставила участников умерить аппетиты. Могут появиться новые виды сервисов, например, «мобильные банкоматы» с доставкой банкомата клиенту по запросу за счет последнего. Но в целом, как всегда, «дьявол в деталях», и конечный эффект глобальных инициатив МПС сильно  зависит от регулирования на местном уровне и особенностей местного рынка.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных