Мобильное приложение журнала
Google Play Apple Store
курс цб на 18.11: USD 63.8881 EUR 70.4111
криптовалют: BTC 8503.2$ ETH 183.77$
lupa
928 просмотров

Какие сущности станут определять финансовую экосистему через четверть века?

Какие сущности станут определять финансовую экосистему  через четверть века?

В рассказе английского фантаста Эрика Фрэнка Рассела «The Great Explosion» (в русском варианте «И не осталось никого»), появившемся в далеком 1951 году, описано весьма примечательное сообщество последователей Махатмы Ганди. Сообщество полностью отрицает деньги, считая их инструментом порабощения, а вся совместная экономическая деятельность построена на учете обязательств, называемых «обы». Вот, например, Джек умеет плотничать, помог соседу перекрыть крышу, и теперь у него об на соседа. Сосед – повар и будет кормить Джека какое-то время бесплатно, чтобы погасить об. Городской пожарный имеет обы на весь город, и так далее. При этом информация об обах распространяется в местном коммьюнити, что позволяет обеспечивать работу местной экономики и не допускать появления «хапуг», которые только потребляют и ничего не отдают.
Юрий Божор, начальник отдела методологии и анализа рисков финансовой доступности (на правах Управления) Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг Банка России
Юрий Божор,
начальник отдела методологии и анализа рисков финансовой доступности (на правах Управления) Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг Банка России

Не знаю, подозревал ли Рассел о блокчейне, но в его рассказе описан прообраз распределенного реестра хранения обязательств и требований. Прошло более полувека, и теперь слово «блокчейн» знает неизмеримо больше людей, чем тех, кто может что-то рассказать о Махатме Ганди.

Блокчейн, по утверждению многих его адептов, ляжет в основу финансовой системы будущего.  Автор настоящей статьи с осторожностью относится к различным утверждениям типа «Все, завтра вот эту штуку внедрим, и конец банкам, наступит эра всеобщего благоденствия, бизнес расцветет, и все будут только получать и жить припеваючи». Однако давайте попробуем подумать, какие сущности могут определять финансовую экосистему лет через 20–25.

Судя по всему, блокчейн может прий-ти всерьез и надолго: обществом востребован надежный механизм фиксации имущественных прав в некоем реестре с невозможностью изменения или модификации данных после того, как они в него попали, и при этом доступном для всех. Это, безусловно, очень облегчает процесс совершения сделок и их регистрации «навечно» с тем, чтобы ни одна из сторон не могла оспорить результат.

Другая очень важная сущность описана также не вчера, начиная с работ первых теоретиков программирования, и подробно исследована в 1994 году Ником Сабо, человеком весьма разносторонним, интересовавшимся помимо информационных технологий и криптографии также и вопросами юриспруденции.
Это – смарт-контракт, электронный алгоритм, автоматизирующий процесс заключения, регистрации и исполнения (либо частичного исполнения) договоров.

13Если смарт-контракт регистрируется и исполняется в среде блокчейн, то, соответственно, его уже нельзя изменить, что делает невозможным нарушение условий сделки. Здорово! Бери и пользуйся! Но смарт-контракт имеет один существенный недостаток – он работает исключительно с сущностями, находящимися в той же экосистеме, где он зарегистрирован. Например, если он зарегистрирован в среде Этериум, то все, что можно сделать с его помощью с точки зрения платежа: – перевести «эфиры» из одного кошелька системы в другой (или из кошельков в кошельки), или провести обмен активами, существующими также в рамках данной экосистемы, не прибегая к услугам посредников. Это может быть удобно для различных финансовых расчетов либо продажи «цифровых» продуктов – например, программного кода, существующего в той же экосистеме. Но если деньги участников находятся на банковских счетах, собственность зарегистрирована в базе данных Рос-реестра, то смарт-контракт, «живущий» в Этериуме, не способен обеспечить перевод средств между банковскими счетами либо «дотянуться» и зарегистрировать переход права собственности, например, на недвижимость, за которую заплатили «эфирами».

Банкам придется либо изменится, чтобы успешно конкурировать с учетом новых реальностей, либо уйти с рынка

И в данной ситуации очень кстати на сцену выходит еще одна сущность – сформулированная уже совсем недавно, в прошедшие пару-тройку лет: открытые API (Application Programming Interface). Казалось бы, при чем в нашем повествовании Open API? Думаю, важность открытого API трудно переоценить, так как одной из его замечательных особенностей является предоставление сторонним приложениям доступа к функциям некоторой системы или сервисов, а также получения полных прав на автоматизированное их использование. Т. е. смарт-контракт уже не ограничен зоной экосистемы распределенного реестра (Этериум или другой блокчейн-среды), в которой он зарегистрирован, но он также может обращаться через внешние интерфейсы и внешнюю коммуникационную среду (открытый интернет, VPN, выделенные каналы)  к серверам различных организаций, в том числе, конечно, финансовых. Вторая редакция второй платежной директивы Евросоюза – PSD2, принятая всего лишь пару лет назад (заметили, как все ускоряется: 1951 год, 1994 год и уже  2015-й?), – формирует требования к банкам обеспечить доступ к своим системам для третьих лиц через Open API.

PSD2 обязывает банки открыть свои API с целью усиления конкуренции в финансовом секторе, в особенности в сфере мобильных и онлайн-платежей, и, что наиболее показательно, облегчить доступ в отрасль небанковским компаниям. Это, в свою очередь, не вызывает особого энтузиазма у банков, которых серьезно беспокоит данный вопрос по целому ряду причин, не последнюю роль в которых играют вопросы безопасности и потери контроля за финансовыми потоками клиентов.

С одной стороны, введение обязательной двухфакторной аутентификации и гарантии безопасности каналов должно снять опасения по неавторизованному доступу к Open API. Но преступники тоже развиваются быстро, и двухфакторная аутентификация уже не кажется такой панацеей, как представлялось пять лет назад.

Встречное движение, способствующее ускорению переноса финансовой деятельности в онлайн-среду, – это, конечно, удаленная идентификация. В последние годы в мире много примеров, когда целые государства внедряют системы дистанционной идентификации, в том числе на базе биометрии (необходимо упомянуть индийский AADHAR, а также технологические прорывы Швейцарии и Испании в части идентификации по видеоканалу, но не только).

Если обобщить, то четыре перечисленные сущности позволяют создать практически новую экосистему финансов, разительно отличающуюся от действующих финансовых экосистем как отдельных стран, так и в международном масштабе.

14Остается необсужденным вопрос – чем и как платить?

Центральные банки многих стран стараются двигаться в тренде современных технологий и предпринимают существенные усилия по модернизации платежной системы на базе современных технологий.

Здесь необходимо упомянуть тренд на изучение возможностей внедрения цифровых фиатных валют в отличие от криптовалют, информация о которых заполонила интернет. Значительный интерес к этой теме проявляют и международные организации. Так, например, в октябре 2017 года на конференции в Пекине была создана специальная операционная группа Международного союза электросвязи по цифровым валютам, включая фиатные валюты. В нее вошли и представители Банка России, так как эта тема представляет значительный интерес. Одна из задач группы – изучение и систематизация опыта различных стран в части эмиссии цифровой фиатной валюты и попытка стандартизировать данную деятельность на базе лучшего мирового опыта.

Таким образом, можно предположить, что облик финансовой экосистемы будущего будут определять весьма ограниченное количество сущностей, а именно:

  • технологии распределенных реестров (популярный сегодня блокчейн либо иная технология, пришедшая ему на смену и обеспечивающая надежное распределенное хранение и невозможность изменения записанной информации);
  • смарт-контракты;
  • открытые API;
  • удаленное предоставление финансовых услуг через использование надежной дистанционной идентификации и аутентификации;
  • цифровые фиатные валюты – как способ ускорить и удешевить перевод средств сначала внутри отдельных стран, а затем и в международном масштабе.

Вероятно, банки также существенно изменятся, чтобы успешно конкурировать с учетом новых реальностей. Либо… уйдут с рынка.

Впрочем, все это не более чем предположения, вариант одного из путей развития событий. На данном поле много игроков, и, кто знает, может быть, уже сейчас талантливый студент придумал на своем ноутбуке такое, о чем весь мир будет говорить в ближайшие годы и что кардинально изменит нашу жизнь. Посмотрим. Ждать осталось недолго.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных