Российский финтех в действии
 

Система быстрых платежей

Российский
финтех
в действии


Какие факторы определяют сегодня реальную конкурентоспособность финтех-структуры? Какую роль российский финтех играет в реализации проекта Системы быстрых платежей? Эти и другие вопросы мы задали Андрею Блощецову, директору по технологиям компании Right Line, управляющему партнеру компании.

ПЛАС: Прежде чем мы начнем разговор про СБП, расскажите, пожалуйста, о своей компании: кто вы, откуда, чем занимаетесь? Насколько нам известно, вы достаточно молодая компания, но тем не менее позиционируете себя как финтех-эксперт – откуда эти амбиции и что за ними стоит?

А. Блощецов: Да, действительно, мы относительно молодая компания, но наша история началась задолго до основания. Изначально наша команда сформировалась в качестве отдела в рамках одной телеком-структуры, и было это аж в 2011 году. С тех пор мы активно росли и развивались и в какой-то момент приняли решение выделиться – так родилась Right Line. Все накопленные компетенции в финтехе, вся команда, которая занималась финтех-проектами, стали основой для новой компании. На сегодняшний день развиваемся в нескольких направлениях, и каждое направление рождалось в компании на базе предыдущего опыта. Разработкой систем и ИТ-проектов мы занимались исторически, поскольку именно с этого мы начали. Консалтинг вырос из разработки и из опыта реализованных проектов. Мы хорошо понимали, какие в банках бывают системы, что они делают и как работают, понимали, как с ними интегрироваться, понимали, что необходимо банку и его клиентам, на чем строится бизнес. К коробочным решениям пришли благодаря накопленной экспертизе и пониманию проблем, с которыми сталкиваются банки, с их текущими решениями. Сегодня банки из консервативных организаций трансформируются в динамично развивающиеся клиентоориентированные компании – и нам есть что им предложить.

ПЛАС: За счет чего вы конкурируете с крупными компаниями и большими вендорами, если, конечно, конкурируете?

А. Блощецов: Мы конкурируем как с крупными вендорами банковских систем, так и с небольшими компаниями, которые занимаются разработкой сервисов для банков. Какими конкурентными преимуществами мы располагаем? Мы быстрые, хорошо понимаем процессы создания продукта, умеем ими управлять, умеем работать с требованиями, можем подключиться на разных стадиях проекта, у нас современный стек технологий, есть хороший опыт и экспертиза. Также в нашей практике числятся примеры успешного партнерства. Например, уже не один раз компания TSYS приглашала нас поучаствовать вместе с ними в крупных проектах. С радостью всегда подключаемся и дополняем предложение TSYS своими сервисами, автоматизацией и интеграцией со смежными системами. И за счет такого рода партнерства наше совместное предложение выглядит интереснее конкурентов.

ПЛАС: Кто уже сейчас ваши клиенты? С кем вы работаете?

А. Блощецов: Если говорить про банки, то на текущий момент открыто можем говорить о сотрудничестве с двумя – это Тинькофф Банк и СДМ Банк. Есть еще несколько банков, с которыми работаем, но пока не можем разглашать детали. Как упомянул ранее, мы сотрудничаем с компанией TSYS. Также мы сотрудничаем с несколькими крупными компаниями, которые не являются банками, выступаем в их финтех-проектах как субподрядчик. Плюс есть еще ряд проектов, связанных не конкретно с финтехом, но с ИТ.

ПЛАС: Вернемся к СБП. Вас часто упоминают в разговорах про СБП на разных уровнях, ваши представители часто появляются на различных мероприятиях данной тематики. Расскажите, что вы делаете для СБП и как участвуете в этой инициативе?

А. Блощецов: Да, действительно, мы стараемся участвовать во всех мероприятиях, общаться с банками, процессинговыми центрами, мерчантами, с нашими коллегами из НСПК, со всеми заинтересованными структурами. Это расширяет наш кругозор и дает понимание потребностей рынка. Но также мы смотрим на СБП через призму нашего опыта в электронной коммерции и торговом эквайринге, и это позволяет нам видеть новые возможности. В целом планов очень много, и поэтому в Right Line под СБП выделена отдельная команда, которая постоянно занимается развитием и поддержкой наших решений для СБП.

Банки трансформируются в динамично развивающиеся клиентоориентированные компании – и нам есть, что им предложить

ПЛАС: Расскажите немного подробнее о решениях, которые ваша компания предлагает рынку.

А. Блощецов: Для подключения к СБП наша компания разработала собственное решение – СБП-Коннект. Первое внедрение было проведено в Тинькофф Банке, с которым мы участвовали в пилоте C2C. Пилот успешно обкатали, и как итог – Тинькофф Банк первым объявил о запуске СБП для своих клиентов. На текущий момент банк является лидером по объему переводов через СБП. СБП-Коннект уже прошло сертификацию НСПК как самостоятельное решение для подключения банка к СБП и включено в список рекомендуемых НСПК коробочных решений для подключения к СБП. Также в нашей линейке есть версия «СБП-Коннект Мультибанк», которая предназначена для процессинговых центров или банков с сетью банков-партнеров. С помощью данного решения можно построить собственное централизованное in-house облако для подключения к СБП нескольких банков. Хочу отметить, что наши решения построены на открытых технологиях и не требуют дополнительных лицензий на операционную систему и другие компоненты, включая базу данных. По C2B мы уже реализовали расчетную часть и сейчас проходим для нее сертификацию НСПК. По аналогии с C2C в нашей линейке есть версия «Мультибанк» и для C2B. Активно занимаемся мы и разработкой сервисов поверх агентского API, и в этой части очень много всего происходит. Плотно общаемся и с банками, и с производителями оборудования, и с мерчантами. Планируем несколько различных пилотов, и совместных, и собственных. Более подробно, к сожалению, пока не могу озвучить.

ПЛАС: Тривиальный вопрос: а нужна ли в целом СБП участникам рынка? Если да, то кому и зачем?

А. Блощецов: СБП однозначно нужна! Я как потребитель очень доволен сервисом переводов C2C и думаю, многие будут довольны. Нет необходимости помнить реквизиты счета или номер карты. Есть телефон, который записан у всех моих знакомых и друзей – они без труда переведут мне деньги. Если хочет перевести незнакомец, то я помню свой телефон наизусть и сразу же его озвучу. Аналогично и с отправкой. Впрочем, мы все уже знаем, что это удобно и здорово, что мы больше не будем ограничиваться экосистемой одного банка. Да, некоторые банки хорошо зарабатывают на переводах и, наверное, им история с переводами СБП не очень нравится. Но есть и такие, которые видят в подключении к СБП возможность предоставить своим клиентам качественный сервис. С C2B тоже все пока неоднозначно. С одной стороны, QR-коды – это новая механика платежей, которая расширяет возможности по приему платежей. С другой стороны, эта механика не везде подходит. С одной стороны, заявленные комиссии не нравятся банкам, т. к. они меньше карточного эквайринга и лишают возможности банки делать лояльность. Но с другой стороны, эти комиссии нравятся мерчантам, и те готовы делать собственную лояльность и сервисы для привлечения покупателей.

ПЛАС: Сможет ли СБП противостоять карточным переводам и карточному эквайрингу? Иными словами, сможет ли данная платежная система занять свою долю рынка?

А. Блощецов: Я думаю, сможет, и вот почему. Во-первых, я слышу от коллег, что вопрос комиссий еще обсуждается, и, возможно, они будут пересмотрены в пользу банков в ближайшее время. В любом случае комиссии СБП будут меньше эквайринговых, даже с учетом наметившейся тенденции на снижение комиссий в карточном эквайринге. Такое положение дел должно ускорить проникновение СБП. Во-вторых, механика оплаты через QR-коды имеет свои особенности, благодаря которым можно расширить возможности по приему платежей. Например, QR-код может быть изображен на баннере или показан на экране ТВ или напечатан в журнале – таких применений масса. В-третьих, статический платеж по QR-коду позволяет не использовать никакого кассового оборудования или терминалов оплаты – все необходимое может быть реализовано на стороне банка получателя платежа. Это будет очень интересно мелким торговым точкам, ИП и самозанятым. Для них это будет просто и понятно, и что немаловажно – недорого.

Совсем недавно компанию Right Line включили в реестр одобренных вендоров MirAccept 2.0

ПЛАС: Что сейчас наиболее важного происходит в рамках реализации проекта СБП?

А. Блощецов: Пилот C2С состоялся, все 12 участников успешно его прошли и предоставляют сервис своим клиентам. Идет вторая волна подключений C2C, еще порядка 90 банков должны подключиться до конца этого года. ЮниКредит Банк, Газэнергобанк, Русский Стандарт, «Открытие» уже запустились. За время старта пилота было выпущено четыре технологических бюллетеня с изменениями. Часть из них вступает в силу к моменту первого релиза системы – 1 сентября 2019 года. Бюллетени постоянно дополняются и изменяются. Это говорит о том, что платежная система активно развивается. И для наших клиентов все эти изменения не составляют проблемы, в рамках технической поддержки мы обеспечиваем полный комплаенс на изменения протокола и спецификаций. Пилот C2B в самом разгаре. Уже был показан первый рабочий прототип – кофемашина, интегрированная с современным POS-терминалом, на экране которого может отображаться QR-код, а оплата осуществляется путем считывания QR-кода в приложении банка. Прототип реализовали коллеги из Банка Русский Стандарт при поддержке коллег из НСПК. Реализовали, насколько мне известно, в достаточно сжатые сроки, и я считаю, что они большие молодцы. На MIR.Conf демонстрировали нам, как все работает, и угощали кофе, этот же прототип показывали и на ПМЭФ-2019. Следующим шагом планируется реализация переводов C2G – оплаты в пользу госорганизаций, но это произойдет уже в следующем, 2020 году.

ПЛАС: Видите ли вы какие-то проблемы реализации или критичные недостатки в СБП?

А. Блощецов: Считаю, что C2C-направление уже стабилизировалось, большая часть проблем была решена в рамках пилота и с первым релизом, ждем дальнейшего развития. C2B сейчас проходит инкубационный период, и со временен тут тоже все стабилизируется. Каких-либо глобальных технических проблем я не вижу. Возможно, в дальнейшем могут возникнуть проблемы роста, но надеюсь, что коллеги из НСПК к этому готовы. С точки зрения концепции у меня есть вопросы к C2B. То, что с одной стороны является преимуществом, с другой стороны является ограничением. Я говорю о механике оплаты через QR-коды. Для ритейла с большой проходимостью эта механика не очень хорошо подходит. На мой взгляд, C2B не хватает физического носителя, по аналоги с бесконтактной оплатой картой, и мы активно думаем об этом. У нас есть опыт реализации HCE, который, как нам кажется, отлично ляжет на C2B, дополнив его еще одной механикой. В качестве физического носителя будет выступать смартфон, с помощью которого будет происходить оплата по модели Tap&Go. В общем, мы экспериментируем. Знаем, что команда НСПК также смотрит в эту сторону, и будет здорово, если что-то подобное появится в будущем.

ПЛАС: А какие еще решения есть в вашей продуктовой линейке, кроме тех, что реализованы в рамках СБП?

А. Блощецов: Мы делаем различные компоненты для электронной коммерции и торгового эквайринга – это еще одно наше стратегическое направление. В нашей линейке есть практически полный набор для построения интернет-эквайринга в банке с нуля: начиная от авторизационного хоста для подключения к платежным системам и онлайн-кассам и заканчивая личным кабинетом мерчанта. В этом году наша компания стала вендором компонентов платежной инфраструктуры 3-D Secure. В своих компонентах мы имплементировали спецификации EMV 3-D Secure и прошли сертификацию EMVCo. А совсем недавно Right Line включили в реестр одобренных вендоров MirAccept 2.0.

Задать вопрос компании