курс цб на 15.10:
65.9751
76.5047
курс криптовалют:
6181.8 $
191.83 $
Форум экспертов / 1329 просмотров

Финансовый кризис в мировой экономике: стоит ли его ждать и когда?

evstafev

Каковы степень вероятности и возможные причины возникновения очередного кризисного этапа в мировой экономике? Насколько затяжным он может оказаться? Какова вероятность, что катализатором кризиса станет именно геополитика? Эти отнюдь не оригинальные, но по-прежнему волнующие всех вопросы журнал «ПЛАС»  задали Дмитрию Евстафьеву, политологу, профессору НИУ ВШЭ. Как и следовало ожидать, его ответы, как и наши беседы за последнее время в целом, оказались на удивление нетривиальными.

«Я бы не стал переоценивать значение геополитических факторов для нынешней экономической нестабильности. Действительно, уровень военно-силовых рисков стал существенно выше, чем в «нулевые». Однако уже с конца «нулевых», с 2008 года, военно-силовая нестабильность начала поступательно расти. Вспомним, к примеру, «арабскую весну», которой уже больше 8 лет. Она же оказывала влияние и на глобальные экономические процессы через провоцирование нестабильности в ключевом регионе мира – Средиземноморье – в не меньшей степени, чем ракетные эскапады Ким Чен Ына. На военно-силовом «пике» «арабской весны», когда светские режимы Сирии, Ирака, Египта отбивались от исламистов, когда – чуть позже – началось прямое силовое противостояние Катар – Саудовская Аравия, а в самом нефтяном королевстве резко оживилась исламская оппозиция, мы наблюдали глубокое и стабильное падение цен на энергоносители, чего по классической логике быть не должно. Цены на нефть, самый чувствительный к политическим и военно-политическим процессам биржевой товар, подчинялись, скорее, долгосрочным экономическим трендам, нежели краткосрочным колебаниям – и это очень важный симптом.

Мировая экономика в целом уже адаптировалась к высокому уровню политических и военно-политических рисков, острота немедленного восприятия конфликтов снижена. Чтобы начались действительно мощные дестабилизирующие процессы, нужно какое-то выдающееся событие, происходящее в ключевом для глобального экономического развития регионе. Например, крупный региональный конфликт, полностью нарушающий логистику в двух, минимум, регионах и поставки ресурсов. Например, конфликт в Персидском заливе, который одновременно исключит из числа поставщиков энергоресурсов и Иран, и монархии Персидского залива, включая Саудовскую Аравию, а также перекроет поставки из региона по ключевым логистическим маршрутам. Это, конечно, возможно, особенно с президентом США Д. Трампом, для которого такой конфликт – прекрасный инструмент для проталкивания сланцевой нефти и газа в Европу. Но в целом вероятность именно такого, максимального конфликта относительно мала, а главное – сам экономический мир в вероятность такого «идеального» военно-политического противостояния не очень-то и верит.

Другие неэкономические вызовы, конечно, будут сдерживать экономическую активность, но не настолько, чтобы опрокинуть глобальную экономику в хаос. Скорее, мы будет свидетелями нарастания асимметрий в экономическом развитии отдельных стран и регионов, вызванных военно-силовыми рисками.

Эти риски могут актуализироваться и искусственно. То, что мы наблюдали в последний год вокруг Корейского полуострова, я считаю частью продуманной стратегии США по сдерживанию экспансии Китая (и тут Вашингтон был успешен – китайцы были крайне сдержанны в торговых переговорах с США), а также укреплению управляемости японской политики и экономики (более чем удачная операция, судя по темпам вложения японских денег в американский долг). Также преследовались цели ограничения самостоятельности Южной Кореи (умеренно эффективные результаты) и Вьетнама (почти безрезультатно). Итак, внешне мы видим политику, иногда даже – силовую политику, а на деле имеем дело с откровенной экономикой.

Но вернемся к кризису. В глобальной экономике накоплены слишком большие внутренние диспропорции. И их одних вполне хватит для инициирования глобального кризиса – например, долговой кризис с возможным дефолтом на национальном уровне, что затем запустит механизм регионального дефолта. Рекомендую присмотреться к Италии, которая по размерам экономики и особенно ее сервисной части – далеко не Греция и даже не Испания. Именно поэтому дефолт Италии по долгам разрешить на уровне ЕС будет практически невозможно.

В общем виде я сказал бы, что глобальный экономический кризис придет из финансового сектора и будет порожден резким падением уровня доверия к платежеспособности партнеров, их способности выполнить обязательства и, в целом, к надежности традиционных глобальных финансовых институтов. Из этого начнут вытекать некие действия (например, тотальный переход к предоплате, что само по себе не страшно, но в среднесрочной перспективе кардинальным образом меняет алгоритм отношений), которые начнут расшатывать систему мировой торговли».

С полным текстом семиполосного интервью Вы сможете ознакомиться в сентябрьском номере журнала «ПЛАС»! Следите за появлением электронной версии номера!