курс цб на 18.11: USD 65.9931 EUR 74.9022
криптовалют: BTC 5499.3$ ETH 172.25$
Форум экспертов / 3274 просмотра

PSD2 на рынке платежных сервисов Европы: историко-правовой анализ принятия Директивы

Исследуя опыт реализации Второй европейской платежной Директивы, либерализующей основы доступа и осуществления платежей, авторы настоящей статьи - исполнительный директор Ассоциации развития финансовых технологий Борис Ким и эксперт Даниэль Гусев - ставили задачу проследить законодательные и технологические возможности и ограничения реализации обозреваемых в ней сервисов, а также в смежных правовых актах, регулирующих рынок расчетов и родственных ему сервисов.

Краткое содержание

Европейская платежная директива в значительной степени способствует развитию Европой единого торгового пространства, что является целью как исторических межгосударственных соглашений, основавших Евросоюз, так и программных мероприятий на пути более тесной интеграции рынка труда (Лиссабонского договора), где европейское общество ищет дополнительные способы снижения барьеров на развитие бизнеса и стимулирования потребления по территории всей Европы.

Реализация требований первой Директивы обеспечила принятие стандартов по регистрации и работе платежных сервисов, протоколов взаимодействия в рамках предоставления услуг переводов, платежей, формирования платежных требований, правил приема платежных карт мерчантами на территории Европейского экономического пространства (European Economic Area – EEA) и их тарификации и пр.

Тем не менее анализ результатов внедрения положений наряду с влиянием на рынок технологических и организационно-структурных инноваций потребовал существенного обновления и уточнения порядка работы Директивы – и сформировал необходимость документирования новых подходов к работе платежных сервисов и взаимодействию их между собой на законодательном уровне.

Предваряя редакцию второй Директивы, многочисленные исследования регулятора и аналитиков свидетельствовали о следующих тенденциях:

  • развитии новых технологий мобильной и интернет-оплаты услуг, что предопределило развитие новых форм платежных сервисов, которые выходили за рамки буквы закона первой Директивы;
  • недостаточно гомогенной структуре тарифов на принятие банковских карт, что создавало различные условия, стимулирующие мерчантов принимать карты к оплате, это, в свою очередь, обусловливало трудности в достижении цели единого торгового пространства;
  • общей недостаточности деталей в области регулирования параметров обеспечения безопасности дистанционных операций, проводимых пользователями при участии платежных институтов и новых игроков рынка – операторов инициирования платежей (Payment Initiation Service Provider – далее PISP) и операторов доступа к информации по счетам пользователей (Account Information Service Provider – далее AISP).

В связи с этим вторая редакция Директивы получила следующие обновления:

  1. Ввела понятие новых форм платежных агентов – PISP и AISP;
  2. Уточнила порядок обеспечения безопасности при использовании сервисов платежных институтов и новых агентов;
  3. Наделила полномочиями Европейскую банковскую ассоциацию (ЕБА) по разработке требований к обеспечению безопасности операций и методов проведения строгой аутентификации пользователя;
  4. Урегулировала (в рамках параллельного решения) вопрос об ограничении комиссий, взимаемых эмитентами платежных инструментов с мерчантов (multilateral interchange fees – MIF);
  5. Уточнила дорожную карту по выработке детальных требований по разработке стандартов доступа к счетам для их агрегации и инициированию операций;
  6. Продолжила использовать правила обеспечения технологий SEPA Direct Debit и SEPA Credit Transfer в рамках книг правил (rulebooks), основанных на XML- протоколе обмена сообщениями – ISO 20022.

Страновые юрисдикции начали консультации с рынком по поводу параметров обеспечения безопасности операций и аутентификации пользователей. Дополнительно к этому ведущие страны начали активнее наблюдать и стимулировать развитие индустриальных стандартов открытых данных, дабы использовать их в рамках европейского регулирования для доступа к счетам и их агрегации в рамках интерфейсов новых игроков. На данный момент банки в рамках пользовательских групп обсуждают подходы к реализации протоколов доступа к счетам и инициации платежей. При этом одним из первых документов в этом направлении можно считать подход к реализации Open API инфраструктуры – документ, опубликованный с участием британских банков в начале 2016 года. Детальному рассмотрению в рамках данной статьи эти документы не подвергались.

Пока остаются неразрешенными вопросы обеспечения институтами – держателями счетов доступа операторов инициирования операций к своим API, а также тарификации за обеспечение данного доступа (пока любые возможности для PISP и AISP ограничиваются скальпированием интерфейсов). Тем не менее крупные финансовые  структуры на фоне конкурентного давления друг друга, а также общего интереса к методам и практикам финансовых технологий, на которые огромное влияние оказывают игроки нового типа, работают в рамках индустриальных и финтех-объединений и волей-неволей могут способствовать открытию доступа к данным клиентов через API и другие протоколы взаимодействия.

Примерами таких инициатив являются:

Open Bank Project – европейская инициатива разработки финансовых API: возможно работать только с API, которые опубликовали банки-участники;

Консультация министерства финансов Великобритании, под эгидой инициатив которого будет вестись разработка протоколов открытых данных и обеспечиваться лучшая открытость интерфейсов игроков финансового рынка для агрегации данных;

Создание в декабре 2014 года The Financial Data and Technology Association (FDATA) – союза компаний, которые заинтересованы участвовать в создании общих правил безопасного доступа к финансовым данным пользователя финансовых сервисов (UK);

Использование протоколов FinTS в Германии, обеспечивающих возможность интеграции данных немецких банков (с согласия банков);

Sofort AG – компания, обеспечивающая инициирование транзакций (Direct Debit) с банковских счетов немецких банков (путем скальпирования / запоминания онлайн данных пользователей (тем не менее признан легальным способом для 3PP на данный момент – решение BAFIN, трактовка требований EBA);

Стоит упомянуть и рыночные практики доступа к счетам в США: Yodlee Finicity – протокол агрегации, анонсированный в конце 2014 года, Plaid – стартап, реализующий протокол доступа и контроль балансов ряда крупнейших банков США (который, кстати, используют такие известные на рынке финансовых технологий компании, как Digit, Acorns, Robinhood).

Часть I: Предпосылки PSD и общестратегические цели Европейского экономического пространства в создании единого рынка Европы

С созданием Директивы платежных услуг связано множество значимых системных инициатив единой Европы. В рамках данного раздела сделана попытка описать ключевые компоненты реформ, двигаемых регулятором для создания единого рынка, с равным доступом на него продавцов, одинаковыми правами и возможностями покупателей, лучшими технологиями и т. д.

В начале 2010 года Европейская Комиссия опубликовала коммюнике (European Commission Communication: «A Digital Agenda for Europe», COM (2010) 245 – 19 мая 2010 года), посвященное цифровому потенциалу экономики Европы, которая после шока на рынках капитала пыталась найти модель устойчивого развития вне финансового сектора. Уже в рамках него были описаны перспективы создания единого рынка коммерции и облегчения доступа на него игроков, хотя из платежных инструментов главными виделись разве что электронные кошельки.

Авторам доклада было трудно видеть возможности интеграции электронной и мобильной коммерции за счет роста мобильных технологий, а отсутствие развития мобильной коммерции на момент составления доклада заставило их думать исключительно о потенциале электронных кошельков, а не о стимулировании через платежные технологии коммерции в целом. Одним из доводов, прозвучавших в докладе, было отсутствие потребности у потребителей приобретать товары в онлайне – почти 50% ответов, предпочтение приобретать в офлайне – более 60% опрошенных, поведение массы и потребность на новые формы потребления тогда еще не сложились.

Тем не менее из предложенных правил складывались единые правила продажи товаров, в том числе и в интернете – отсюда закрепленные в Директиве о правах потребителей (Directive 2011/83/EC on Consumer Rights – 25 октября 2011 год) возможности пользователя выйти из контракта без штрафов (в PSD трансформированное в возможность выйти из рамочного контракта без штрафа), и обязательства игроков рынка открыто раскрывать информацию по стоимости оказываемых услуг (закрепленное затем в разделе о раскрытии информации платежных услуг).

Перспективы снижения ценового арбитража и создания рынка равных возможностей, что обещал интернет, прослеживаются и в регулировании рынка в области идентификации пользователей – European Commission «Proposal for a Regulation of the European Parliament and of the Council on electronic identification and trust services for electronic transactions in the internal market», COM (2012) 238 – 4 июня 2012 года. Этим документом обеспечивается поддержка общих мер по электронной идентификации пользователей, направленная на создание единого цифрового рынка Европы.

Понимая, что предложение перспективных платежных технологий и организация новых моделей покупки и продажи товаров с их использованием еще не гарантирует принятие пользователями ввиду рисков и некоторой боязни, определенные шаги были сделаны для гарантирования прав потребителей и мерчантов.

В коммюнике European Commission Communication: «A coherent framework for building trust in the Digital Single Market for e-commerce and online services», COM (2011) 942 – 11 января 2012 года была в очередной раз подчеркнута ставка на развитие единого цифрового рынка, который на 2010 год составлял лишь 3% от ВВП. И это в то время, когда торговля в интернете составляла лишь 3,4% от общего торгового оборота Европы. Создание платформы «длинного хвоста» для малого и среднего бизнеса (где интернет обеспечит представление и возможность продвижения товаров на всей территории Европы) и обеспечение инструментом арбитража (снижения колебания цен на одни и те же товары) и выбора для пользователей – все это оценивалось в сумму порядка 200 млрд евро – с точки зрения получаемой экономии за счет снижения цен и увеличения выбора.

Была подчеркнута необходимость создания системы трансграничной торговли за счет упрощения процесса взимания НДС во всех страновых юрисдикциях ЕС, создания механизмов агрегации информации по товарам. В части платежных сервисов была подчеркнута необходимость принятия всех платежных карт (honour all cards rule) и создания бездискриминационного режима тарификации методов платежа. Также существенной трудностью уже для мерчантов являлась сложность в доставке товаров за пределы «домашней» страны в рамках Евросоюза.

Вопрос безопасности уже в 2013 году был детально проработан в рамках другой регуляторной инициативы: European Commission “Proposal for a Directive of the European Parliament and of the Council concerning measures to ensure a high common level of network and information security across the Union, COM (2013) 48 – 7 февраля 2013 года, – в рамках которой была обозначена цель по формулированию, созданию и поддержанию общего высокого уровня безопасности в на уровне Интернет-инфраструктуры в Евросоюзе, в рамках осуществления активностей по развитию экономики Европейского союза. Согласно ему 38% опрошенных в 2012 году высказали озабоченность по безопасности данных платежных средств, 18% были не готовы использовать сайты для онлайн-покупок и 15% не готовы часто использовать онлайн-банкинг. В частности, требование статьи 14 описывало задачу создания обязательных организационно-технических мер по управлению рисками информационной безопасности и необходимости классификации рисков и создания политик, направленных на противодействие рискам и их минимизацию согласно типу риска (в дальнейшем идея регулирования рисков синхронизировалась с подходом FATF в области risk-based approach, хотя распространялась в том числе на несанкционированный доступ).

В анализе перспектив единого рынка Европы (Towards an integrated European market for card, internet and mobile payments COM(2011) 941 – 11 января 2012 года – вновь была определена задача усиления конкуренции за счет использования либерализационных факторов – изменения потребностей и культурно-поведенческих предпочтений поколений, появления новых технологий –мобильного интернета, регулятивного давления на монопольные цены, увеличение выбора посредством информационной открытости. Расширение границ рынка и предоставление новых возможностей, согласно отчету, должно было увеличить уровень конкуренции и стимулировать появление новых

моделей коммерции. В данном документе была определена необходимость обеспечения прямого доступа платежных институтов и институтов электронных денег  к клирингу и расчетным механизмам, к которым до PSD2 имели доступ только банки.

Уже тогда виделась перспектива использования сервисов онлайн-банкинга для осуществления платежей в рамках обычного потребления. Был приведен пример кооперации iDEAL, EPS (Австрия) и Giropay (Германия) для приема операций пользователями всех систем при работе с мерчантами, которые сотрудничают с данными системами.

В ноябре 2012 года была принята итоговая резолюция на основе коммюнике и собранных отзывов, в рамках которых был взят курс на новые реформы SEPA – в особенности в части карточных платежей, хотя реформирование режимов в части мобильных и интернет-платежей было воспринято осторожно из-за относительной незрелости данных сегментов.

В коммюнике Commission Communication «Single Market Act II – Together for new growth», COM(2012) 573 – 3 октября 2012 года говорилось о создании интегрированной сети потребителей и поставщиков в рамках концепции единого рынка, делалась ставка на стимулирование мобильности как потребителей, так и продавцов на территории рынка для поддержки цифровой экономики на территории всей Европы. В документе была представлена интересная статистика: интернет-экономика дала вклад в 21% от общего роста ВВП за период 2006–2011 гг. Как и в документе COM (2011) 941, понимание развития новых платежных методов, несистемное внедрение требований оригинальной Директивы сформировали запрос на конкретные шаги в области существенной корректировки и создания плана новой Директивы по платежным услугам.

С развитием персональных технологий и отслеживания других тенденций, которые начали требовать новых ответов от регулятора, 2014–2015 годы стали знаковыми в рамках новой (уточненной) задачи формирования единого рынка электронной торговли в Европе. Развитие технологий, мобильной связи, популярности смартфонов, общие инфраструктурные улучшения определили потребность и интерес к потреблению товаров через сегмент электронной коммерции. поэтому последние рекомендации Комиссии уделяют особое внимание созданию равного правового поля, обеспечивающего доступ к рынку именно электронной коммерции.

В Коммюнике Еврокомиссии по вопросу создания единого цифрового рынка Европы — A Digital Single Market for Europe – (A Digital Single Market Strategy for Europe SWD(2015) 100) – определена важность онлайн-платформ, социальных медиа и сервисов сравнения стоимости товаров в связи с развитием онлайн-коммерции. Снижение транзакционных издержек по продаже товаров и их доставке очень важно, ведь прорывная роль коммуникационных технологий очень быстро раскрывает проблемы с арбитражем цен при приобретении товаров на территории ЕС.

Поэтому рынку необходимо сформировать и внедрить единые правила трансграничной торговли в рамках страновых юрисдикций членов ЕС, покрывая услуги по доставке товаров, отследить и пресечь практику необоснованного геоблокирования пользователей, когда жители одной страны не могут увидеть страницу так, как ее видят посетители другой страны, – т. е. унифицировать политику применения НДС.

Как раз с инициативой по регулированию рынка контента в рамках создания единых правил функционирования рынка электронной торговли Европы можно связать последние дела комиссии по делам конкуренции в отношении Google: попытка интернет-компании предложить себя как агрегатора платежных средств, чтобы не дифференцировать предложения товаров на своих доменах на фоне других, была достаточно агрессивно встречена европейским регулятором.

Интересны для изучения и Political Guidelines – политическое завещание следующему составу Европейской комиссии председателем Мишелем Барнье (Michel Barnie) 15 июля 2014 года: создание единого рынка – унификация тарифов по роумингу, возможность приобретать цифровые товары и товары в сети без различий по цене или условиям доставки. Одинаковые требования к вопросам охраны собственности – все для возможности создания до 250 млрд евро дополнительного оборота.

Согласно детальному исследованию возможностей создания рынка (Comission Staff Working Document – A Digital Single Market for Europe – Analysis and Evidence (SWD 2015(100) эффект может быть еще больше – порядка 415 млрд евро в обслуживании порядка 500 млн потребителей рынка, покрываемого Директивой.

Снижение ключевых различий при потреблении товаров в онлайне и офлайне – уничтожение барьеров при трансграничной торговле – делает предпочтительным приобретение более дорогих товаров офлайн на фоне риска не получить товар при заказе его в онлайне из другой юрисдикции ЕС. Необходимо упрощение контрактного права и права по охране правообладателей, реформирование режимов НДС (взимание с 1 января 2015 года по месту пребывания (location) пользователя, чем по местонахождению продавца), определение условий защиты от дискриминации при приобретении товаров в онлайне в другой юрисдикции ЕС. Обеспечение унификации 28 страновых требований защиты прав потребителей позволит пользователям сэкономить порядка 18 млрд евро (61% потребителей готовы покупать товары в онлайне в своей стране, против 38%, желающих приобретать товары в магазине другой юрисдикции ЕС, только 7% малых и средних предприятий ЕС торгуют через границы стран, входящих в ЕС).

Усилия Еврокомиссии также будут направлены на упрощение тарификации трансграничной доставки товаров, которую порядка 60% мерчантов называют основным условием, препятствующим запуску трансграничных услуг по доставке своих товаров. Ведется подготовка рынка защиты интересов правообладателей для обеспечения трансграничного потребления рынка цифрового контента по всему ЕС (где сейчас только 4 процента всего видеоконтента свободно от ограничений каждой конкретной юрисдикции). В рамках анонсированной к публикации в 2016 году Директивы по свободному движению данных (Comission Staff Working Document – A Digital Single Market for Europe – Analysis and Evidence) будут определены правила получения, обработки и хранения данных пользователей в взаимоотношениях не только бизнесов и бизнеса с пользователями, но и в случаях генерации новых данных машинным способом и при обмене машин данными с другими машинами. Создаются все условия для формирования эффективных цифровых сетей.

Согласно документу Comission StaWorking Document – A Digital Single Market for Europe – Analysis and Evidence – 7 мая 2015 года, вклад цифровых технологий в рост ВВП Еврозоны с 2001 по 2011 год составил порядка 30%. Это очень важно, так как ЕС является глобальным лидером по экспорту цифровых услуг (digital services). Европа достаточно серьезно воспринимает задачу конкуренции с США и возлагает большие надежды на концепцию единого цифрового рынка Европы (вклад ИТ в ВВП Европы – 30: 50 в США. США пока продолжает обгонять Европу по инвестициям в ИТ-гармонизацию правил рынка Европы, и PSD на этом фоне – вклад в общую цель. Это попытка обеспечить доступ на цифровой рынок SME-игроков, которые более притеснены с точки зрения конкурентных течений в Европе, чем в США. Либерализация правил представления товаров на едином рынке Европы, а также возможность заказа данных товаров позволили бы пользователям сэкономить порядка 200 млрд евро (70 млрд за счет лучших цен, обеспечиваемых спецификой онлайн-торговли, и порядка 130 млрд – за счет лучшего представления товаров и снижения арбитража в разных странах Еврозоны).

Также отмечается, что использование персональных технологий, находящих все большую популярность у пользователей, таких как сопоставление цен, использование социальных медиа при поиске товаров, создает дополнительный фактор и лишь усиливает потребность в ускоренной либерализации рынка. На конец 2014 года объем онлайн-торговли в Европе превышает 200 млрд евро, в среднем увеличиваясь с 2001 года на 22% и составив на конец 2014 года порядка 7% от общего розничного торгового оборота в Еврозоне. 40% объема приходится исключительно на онлайн-продавцов и уже порядка 14% – на мобильную коммерцию. Порядка половины всего оборота онлайн приходится на достаточно локальные категории – одежда, обувь, домашняя электроника и медийные продукты (контент). В услугах продвижение онлайн-продаж более заметно. Путешествия и туризм уже забирают порядка 40% всего оборота по данной категории – в 2013 году продажи в онлайне составили порядка 70 млрд евро.

Скорость заказа товаров и нахождения лучшей цены является самым приоритетным среди потребителей Европы – и становится лишь все более важным для нового поколения. Именно поэтому Европе важно не дать монополизировать определение выбора и маршрутизацию на монопольные площадки компаниям типа Google. Непонятно, как будут защищаться права потребителя при трансграничной покупке – упомянутый стимул гармонизации прав потребителей.

Хотя при «домашних» покупках порядка 97% заказов успешно доставляются, при трансграничных покупках таким результатом могут похвастаться только 48% сделок – часто сказывается отсутствие возможности доставить заказ в конкретную страну, в 5% случаем мерчанты не могут принять оплату заказа методами, которые доступны покупателю из другой страны.

Существенными препятствиями для потребителей на пути к единому цифровому рынку Европы являются неправомерное использование персональных данных (порядка 30% опрошенных) и кража данных платежных инструментов (25%) – использование токенизации и должная аутентификация могут быть эффективным инструментом защиты.

Часть II: Специфика PSD1

Первая директива по платежным услугам была принята Советом Европы в декабре 2007 года, после почти двухлетних дебатов (предложения по принятию были сформулированы в декабре 2005 года), и внесла существенный вклад в урегулирование страновых правовых систем в области контроля за платежными сервисами, обозначив общие правила регистрации и работы платежных операторов по 27 странам Европейского экономического сообщества (EEA). Директиву некоторые называют самой главной вехой в области регулирования Единого европейского платежного пространства – SEPA, хотя ее задача – лишь обеспечить одинаковый подход с точки зрения регистрации и работы платежных систем.

Директива описала порядок регистрации платежного института (новый агент рынка платежей, в лице которого выделены операторы, проводящие операции, не требующие выпуска электронных денег, регулирующиеся Директивой об электронных деньгах), порядок его работы и взаимодействия с другими игроками рынка с точки зрения процессов и обеспечения безопасности данных, а также порядок предложения им своих услуг и раскрытия информации о них конечным клиентам. Директива также описывала порядок работы внешних сетей банкоматов, порядок приема платежных инструментов мерчантами и ряд других моментов в рамках обеспечения должного функционирования платежных сервисов при общем строительстве единого рынка Европы.

Тем не менее с момента принятия Директивы и ее внедрения в национальные законодательства стран – членов EEA произошел ряд следующих изменений, которые потребовали серьезного внимания со стороны регуляторов

  • технологические сдвиги;
  • пользовательские предпочтения;
  • реакция на принятие карт мерчантами.

Важно понимать, что первые требования, которые вошли в состав PSD, начали обсуждаться уже после 2000 года,   когда в качестве тем Лиссабонской программы действий (Lisbon Agenda) были сформулированы с целью внесения изменений в рынок платежных услуг основных стран Еврозоны. Хотя в ходе консультаций 2001–2004 года удалось сформировать достаточно значимый документ с точки зрения заложенных в него перспектив развития, все равно на конец первого десятилетия XXI века сложился ряд условий, требующих существенной адаптации Директивы.

Согласно отчету о внедрении Директивы по платежным услугам (REPORT FROM THE COMMISSION TO THE EUROPEAN PARLIAMENT AND THE COUNCIL on the application of Directive 2007/64/EC on payment services in the internal market

and on Regulation (EC) No 924/2009 on cross-border payments in the Community многие страновые регуляторы дословно восприняли статью о доступе к платежным системам, что создало неравные условия для развития банковских организаций и платежных институтов. Также потребовал уточнения вопрос surcharging, появления новых технологических инструментов доступа к счетам и инициирования операция по ним. Еще острее встал вопрос обеспечения безопасного доступа к данным пользователя. Отчет также показал необходимость поддержать новые технологии по доступу к счетам (3rd party providers – далее 3PP) и обеспечить платежным институтам прямой доступ к страновым клирингам, минуя банки. Вопрос 3PP был особенно важен с учетом развития рынка электронной коммерции, где агрегация и инициирование транзакций с привязанного платежного средства стали все более популярными.

Хотя Европейским союзом был принят отдельный регулятивный акт, стандартизирующий требования по реализации SEPA DD (в части развития трансграничных расчетов между странами – членами EEA) – Regulation (EC) 924/2009 on cross-border payments in the Community and repealing Regulation (EC) No 2560/2001 – 16 сентября 2009 года, требовалось больше уточнений касательно стандартов обмена сообщениями.

Несмотря на тот факт, что Директива являлась документом максимальной гармонизации, предусматривается ряд параметров, которые власти конкретной национальной юрисдикции могут применять по своему усмотрению (с уведомлением Европейского центрального регулятора).

Определяя типы организаций, которые могут оказывать данные услуги – наряду с кредитными институтами (банки) и рядом других институтов, задачей которых является поддержание платежной инфраструктуры), Директива упоминает и операторов электронных денег, которые были установлены Директивой об электронных деньгах в 2000 году, а также такого качественно нового актора, как платежный институт.

Платежные институты являются поднадзорными специальному режиму правил в рамках осуществления на рынке исключительно платежных функций, в частности обязуются выполнять определенный свод правил относительно стоимости своих услуг и порядка информирования о них конечных потребителей, правил формирования обменных курсов и прочих тарификаций.

PSD была обновлена в 2009 (EC Regulation 924/2009) и 2012 годах (EU Regulation 260/2012).

Общий исход от внедрения Директивы был оценен как положительный, в рамках которого стоимость онлайн-перевода / платежа в 100 евро на территории, подотчетной Директиве, снизилась до 0,5 евро, а при осуществлении платежа из физического отделения  осталась на достаточно низком уровне в 3,10 евро.

Часть III: Причины появления PSD2

Можно выделить следующие основные предпосылки полного обновления Директивы на версию 2.0:

  • потребности в дополнительной гармонизации рынка европейских расчетов;
  • realtime платежи и новые агенты оказания услуг;
  • схемы регулирования агентов и структура конкурентной среды (недопуск новых игроков к инфраструктуре).

В октябре 2012 года была анонсирована необходимость дальнейшей реформы рынка платежных сервисов в European Commission Communication «Single Market Act II — Together for new growth», COM(2012) 573. Следует отметить, что до предложения системного обновления PSD2 уже предпринимались следующие значимые документы в рамках ЕС по развитию рынка платежных сервисов, в частности:

  • Directive 2007/64/ЕС – гармонизация правового пространства с точки зрения совершения платежей для ускорения развития рынка, а также обеспечение организационной схемы внедрения положений режима SEPA (первая Директива по платежным услугам)
  • Regulation (EC) 924/2009 – регулирование форм и особенностей трансграничных платежей, отменившее в свою очередь Regulation (EC) No 2560/2001 и существенно расширившее наполнение регулирования в части прямого дебетования. Данное регулирование устранило различия между способами списания денег по трансграничным операциям в евро в рамках Евросоюза и применимо ко всем обрабатываемым электронным способом операциям.
  • Regulation (EU) No 260/2012 установило срок окончания миграции для кредитных трансферов и прямого дебетования и замену ими национальных схем для национальных и трансграничных платежей в евро на территории ЕС.
  • REGULATION (EU) No 260/2012 of 14 March 2012 establishing technical and business requirements for credit transfers and direct debits in euro and amending Regulation (EC) No 924/2009, описывающее требования по использованию ISO-стандартов для формирования сообщений платежей: IBAN, BIC + ISO20022 XML.

Также в рамках данного регулирования определена невозможность установления комиссии, взимаемой эмитентом платежного средства при проведении операции (Multilateral Interchange Fee), которая очень часто перекладывалась на клиентов, что создавала дополнительный арбитраж по товарам и препятствовала панъевропейской торговле (могут облагаться только операции возврата (R-transactions), если этому отвечают экономические условия такой операции).

Regulation (EC) No 1781/2006 установило правила для PSP по формированию информационных сообщений для целей предотвращения, расследования и выявления случаев отмывания денежных средств и финансирования терроризма (полезно в части соответствия политикам FATF на территории ЕС).

Формирование рынка высококонкурентных и инновационных платежных услуг является неотъемлемой частью общей задачи Европы по созданию единого рынка. Концепция, с которой, в частности, синхронизируется PSD2, была анонсирована в мае 2010 года – European Commission Communication: «A Digital Agenda for Europe» COM (2010) 245.

Вместе с этим Директива учитывала развитие регулирования в области защиты прав потребителей и формирования прозрачных отношений между мерчантами и потребителями, в частности, с целью ограничения дополнительных комиссий, которые мерчанты могли применять при приеме средств платежа (Directive 2011/83/EC on Consumer Rights – 25 октября 2011 года).

Требования первой Директивы позволяли достаточно широкую трактовку странам – членам Европейского союза, и послабления не позволяли организовать требуемый по дисциплине и фактуре единый рынок платежных услуг, из-за чего страдали      и другие проекты Европейской комиссии по организации единого рынка. Необходима была лучшая систематизация требований по защите прав потребителей при платежах, тарификации one-leg операций (операций, которые выходят из территории EEA за пределы, или операции, где одной из валют является не евро). Подчеркивалась необходимость регулирования новых игроков, обеспечивающих пользователей возможностями оплаты услуг без необходимости открывать у них счет. Описывалась необходимость лучшей координации различных технологических схем платежей.

На слушаниях 20 марта 2013 года предложения были одобрены комиссией по оценке влияния предложений на существующие практики Impact Assessment Board. В рамках исследования о влиянии PSD на рынок PSD Impact study были выявлены примерно те же причины необходимости существенного обновления Директивы:

  • Признание структурной инновацией появление посредников для доступа к счету (стр. 44).
  • Отсутствие детализации: когда именно платежный продукт является счетом и когда нет – на фоне технологического развития и появления технологий, которые позволяют оказывать платежную услугу, не заводя счет, и обходить требования PSD (стр. 96).

Также подчеркивалась необходимость регулирования операций, выходящих за рамки EEA, – денежных переводов (в 2011 году мигранты перевели вне ЕС порядка 39,1 млрд евро), остававшихся вне регулирования PSD.

В рамках рабочего документа Комиссии – COMMISSION STAFF WORKING DOCUMENT: IMPACT ASSESSMENT Accompanying the document Proposal for a directive of the European parliament and of the Council on payment services in the internal market and amending Directives 2002/65/EC, 2013/36/UE and 2009/110/EC and repealing Directive 2007/64/EC and Proposal for a Regulation of the European Parliament and of the Council on interchange fees for card-based payment transactions подчеркивалось развитие интернет-платежей и мобильных платежей, которые тем не менее отстают от общего потенциала технологий и от распространения этих технологий в Европе.

Согласно исследованиям Forrester Research, число онлайн-пользователей в Европе должно вырасти до 205 млн человек в 2015 году против 157 млн в 2010-м. Проникновение мобильных платежей также должно увеличиться: в 2012 году в Европе насчитывалось порядка 26,7 млн пользователей таких технологий против 85 млн в Азиатско-Тихоокеанском регионе и 32,8 млн в Северной Америке (данные, приведенные в отчете Gartner). Считается, что неудовлетворенный потенциал мобильных платежей в 2012 году в Европе составлял порядка 50 млрд евро.

В материалах Forrester Research также подчеркивалась важность включения игроков 3PP в рамки PSD, поскольку по базовому сценарию текущие провайдеры могли ограничивать доступ новым игрокам, что замедлило бы развитие платежной системы Европы. Необходимость создания высококонкурентной среды как условия развития, где операторы интернет-транзакций могли бы выступать дополнительным фактором давления на тарифы карточных платежных схем, де-факто превращая PISP в локальную систему платежей Европы.

На конференции в Брюсселе по вопросам развития платежных сервисов и регулирования карточных расчетов Комиссар по конкурентной политике заявил о стоимости карточных операций для мерчантов в размере 25 млрд евро в год, что в свою очередь составляет до трети дохода банков, при этом должное регулирование (и дерегулирование) платежных сервисов способно снизить это бремя.

Насколько заметным будет позитивный эффект от вступления в силу новых правил использования платежной инфраструктуры, покажет только время. Сейчас можно лишь отметить относительную слаженность действий Евросистемы для создания высококонкурентных условий развития инновационных платежных и расчетных сервисов, что предопределяет уровень развития рынка торговли и услуг Европы в целом. В свою очередь, опыт проецирования практик PSD на национальное законодательство стран ЕС, а также дерегулирования платежной инфраструктуры других стран, включая Россию, заслуживает отдельного исследования.